ДраконоВолкоXZKЪто 2012-07-31 22:09:11
Всего постов: 5
Бород: 33
Рейтинг: +73|10|-106 = +22%
Одобрено: Unwaiter
ну зоопрувьте поню!!!ну у мя день рожденья!!!...ну пажалуста!!!
мне на выпивку нехватаэ!!!...
сделайте радость больному человеку!!!*хны-хны*
http://cs317619.userapi.com/v317619124/5d15/bEFCbSwHClk.jpg
НУ ПАЖАЛАСТА!!!!

Unwaiter:

>ДраконоВолкоXZKЪто + [spam] -
>xx.xxx.xx.xxx/xx.xxx.xx.xxx а пошло оно все!...надоел этот ваш дебилизм!..прости за все и прощайте!!!я покидаю свалочку...скукота...


Не бросай нас! Я дажэ твою поню зоопрувлю вопреки всему!
насрано 14040 раз:
[0][1][2][3][4][5][6][7][8][9][10][11][12][13][14][15][16][17][18][19][20][21][22][23][24][25][26][27][28][29][30][31][32][33][34][35][36][37][38][39][40][41][42][43][44][45][46][47][48][49][50][51][52][53][54][55][56][57][58][59][60][61][62][63][64][65][66][67][68][69][70][71][72][73][74][75][76][77][78][79][80][81][82][83][84][85][86][87][88][89][90][91][92][93][94][95][96][97][98][99][100][101][102][103][104][105][106][107][108][109][110][111][112][113][114][115][116][117][118][119][120][121][122][123][124][125][126][127][128][129][130][131][132][133][134][135][136][137][138][139][140][141][142][143][144][145][146][147][148][149][150][151][152][153][154][155][156][157][158][159][160][161][162][163][164][165][166][167][168][169][170][171][172][173][174][175][176][177][178][179][180][181][182][183][184][185][186][187][188][189][190][191][192][193][194][195][196][197][198][199][200][201][202][203][204][205][206][207][208][209][210][211][212][213][214][215][216][217][218][219][220][221][222][223][224][225][226][227][228][229][230][231][232][233][234][235][236][237][238][239][240][241][242][243][244][245][246][247][248][249][250][251][252][253][254][255][256][257][258][259][260][261][262][263][264][265][266][267][268][269][270][271][272][273][274][275][276][277][278][279][280][281][282][283][284][285][286][287][288][289][290][291][292][293][294][295][296][297][298][299][300][301][302][303][304][305][306][307][308][309][310][311][312][313][314][315][316][317][318][319][320][321][322][323][324][325][326][327][328][329][330][331][332][333][334][335][336][337][338][339][340][341][342][343][344][345][346][347][348][349][350][351][352][353][354][355][356][357][358][359][360][361][362][363][364][365][366][367][368][369][370][371][372][373][374][375][376][377][378][379][380][381][382][383][384][385][386][387][388][389][390][391][392][393][394][395][396][397][398][399][400][401][402][403][404][405][406][407][408][409][410][411][412][413][414][415][416][417][418][419][420][421][422][423][424][425][426][427][428][429][430][431][432][433][434][435][436][437][438][439][440][441][442][443][444][445][446][447][448][449][450][451][452][453][454][455][456][457][458][459][460][461][462][463][464][465][466][467][468][469][470][471][472][473][474][475][476][477][478][479][480][481][482][483][484][485][486][487][488][489][490][491][492][493][494][495][496][497][498][499][500][501][502][503][504][505][506][507][508][509][510][511][512][513][514][515][516][517][518][519][520][521][522][523][524][525][526][527][528][529][530][531][532][533][534][535][536][537][538][539][540][541][542][543][544][545][546][547][548][549][550][551][552][553][554][555][556][557][558][559][560]
Мегамобекот 2019-12-28 23:10:45 #
История Мира Rain World | Постапокалипсис по-буддистки.
https://www.youtube.com/watch?v=jGcDDHjZj50

Там кстати грят про какое-то "Трансцендентность"
Перерождения, "прерывания" цыкла страданий и т.п.
Синдром поиска глубинного смыслов в какой-то инди игре про слизнекота в сферическом мире апокалипсиса и пиздеца....и итераторов.

Рекомендуеццо всяким таким дициусам....
ну или нет.

Я после этого видосика пошолый искать термины и читать про индуизмъ, буддизмъ, кармы, колёса сансары и прочее про перерождения...
И мне кажеццо я начал пони мать что тов. дициус тут несёт(На свалке я имею ввиду). ну про эти всякие "не плодити страдания", "жыза-тлён" и прочее эмосоплестрадания.(Лучшеб ты пил как алколис....но не ныл как алколис. Кек. Лол)

А тов. дициус не такой уж глупый. Но вот доносить грамотно мыслёу и зоинтересовать он не могёт....в отличие от роззказчега в ролике....

Хотя если посмотреть на ролег с другой стороны, то афтор ролека-поехавшый шызоид что увлёкся поиском глубинного смысла в идюшатине про слизнепоебень.....
ну иле нед нопремер.....
Мегамобекот 2019-12-28 23:21:02 #
ждём следующего ролика где увгн аффтор росскажет нам про поиск глубинного смысла в игре симуляторе камня в лесу.
Хреновый Хохмач 2019-12-28 23:22:32 #
гляди хохму придумал:
Симулятор камня в лисе.
Камень почечный.
На уровне сложности HARD вы играете за печёночный камень!
(А ещё там нихрена не видно. И страаашно! Хорор, мать твою.)
Хреновый Хохмач 2019-12-28 23:23:55 #
Я тут пикчу украл из интернета.
Вам её несу.
Суда положу.
*Кладёт пикчу*
Книговик 2019-12-28 23:26:11 #
Скоростная дорога из Нью-Йорка в Атлантик-Сити. В лимузине как в гамаке. По обе стороны от шоссе аккуратные бензоколонки, склады, рекламы, «Макдоналдсы». Постепенно исчезают вдали небоскребы Нью-Йорка. Американские художники любят рисовать небоскребы, развязки, мосты, рестораны и бензоколонки так же, как наши лес, опушки, избушки, речки… У наших солнце закатывается за березу, у американцев – за нефтяную вышку. Когда я смотрю американские фильмы или картины их современных художников, мне кажется, что американцы воспринимают нефтяные вышки, небоскребы и бензоколонки как природу Америки.

Впрочем, действительно есть чем восхищаться. Все вокруг необычайно аккуратно: аккуратные склады, аккуратные свалки. Не валяются по обочинам лишние канализационные трубы, нет ни одного радикулитного забора. Если где-то ремонтируют дорогу, то участок оцеплен флажками, как в детской настольной игре. За флажками трудятся аккуратные ремонтники в светящихся цветных куртках: люди-фонари. С неба на них моросит аккуратный американский дождь, от которого почему-то никогда не бывает слякоти. Непонятно, как американцы добились таких дождей. Дождь щедро поливает богатую американскую «природу». После него должны еще немного подрасти американские небоскребы, еще гуще расплодиться «Макдоналдсы», еще красочнее расцвести рекламы и размножиться хот-доги.

Я был в Америке пять раз. Когда меня спрашивают, как я отношусь к нашим эмигрантам, я отвечаю всегда одно и то же: «С чувством величайшей благодарности за то, что они уехали. Потому что, если бы в свое время они не разлетелись из Советского Союза по всему миру, я бы теперь не ездил по этому миру с выступлениями».
* * *

Первый раз меня пригласили в США с концертами в 1988 году. Тогда я впервые услышал звучное слово «импресарио».

– Я импресарио из Америки. О’кей? – представился мне Виктор Шульман.

Признаться, я не сразу понял, кто это. Для меня в то время «профессия» импресарио была чем-то средним между коммивояжером и референтом.

Впрочем, Витя имел право так представляться. Он эмигрировал давно. Сначала, поскольку он музыкант, зарабатывал по ресторанам. В годы потепления первым додумался привозить советских артистов к эмигрантам, которые продолжали жить советскими новостями, советскими песнями и диссидентской литературой, полной воспоминаний о Стране Советов. Живые гастроли советских артистов давали им возможность еще раз прикоснуться к тому хорошему, что было в их прошлой жизни, вспомнить «Голубые огоньки», праздники, демонстрации, салюты…

Шульман первым придумал продавать ностальгию. И выиграл. С успехом провел гастроли по Америке Крамарова, Магомаева, Пугачевой, Хазанова, Жванецкого, Винокура… И даже, что совершенно невероятно, Высоцкого!

В эмигрантской среде Витю довольно скоро многие невзлюбили. Это означало, что он заработал приличные деньги. Называли его миллионером, поскольку чужой кошелек всегда толще. Не уверен, что Витя был миллионером. Уверен в одном: он заработал достаточно, чтобы его невзлюбили и чтобы иметь право представляться как импресарио из Америки и добавлять «о’кей».

Мы встретились с ним в московском ресторане «Пекин». Шульман заказывал, как американец. Официант краснел, как наш. Названия китайских блюд, которые Шульман требовал в ресторане «Пекин», в то время не знал даже шеф-повар, китаец из сахалинских корейцев.

Со мной Виктор вел себя по-американски деловито и по-одесски напористо.

– В Америке вас очень ждут. Ваши пленки почти у всех. О’кей?

Тогда я впервые услышал, как в музыкальную харьковско-одесскую интонацию вплетаются «о’кеи» и «ноу проблемы». Для меня это было еще в диковинку.

– Вас будут многие приглашать. Но они все вас обманут, они все жулики. Кроме меня, о’кей? Я – профессионал. Я сделаю вам настоящую рабочую визу. Вам не надо будет скрывать ваши концерты от американских властей. О’кей? Налоги за вас заплатит моя компания. Вы не будете бояться, что когда-нибудь американцы внесут вас в черный список, закроют въезд в Америку за нелегальные выступления и неуплату налогов. О’кей? Я все делаю по закону, а не по-еврейски. О’кей?

Он говорил о моих гастролях как о решенном деле. При этом все время повторял: наши гастроли, наши концерты, мы будем выступать. У меня даже создавалось впечатление, что выходить на сцену он собирался вместе со мной.

– Помимо наших концертов в Нью-Йорке, Чикаго, Сан-Франциско, Бостоне и Филадельфии, мы побываем с вами в Атлантик-Сити, Лас-Вегасе… На пару дней залетим в Канаду. О’кей? Съездим на Ниагарский водопад… Я вас сфотографирую под самым водопадом. О’кей? Жить будете везде в люксах четырехзвездочных отелей «Хайятт». На концерты вас будет привозить лимузин с двумя двухметровыми неграми-секьюрити. О’кей?

Слово «секьюрити» я тоже тогда услышал впервые.

Он не давал мне ответить ни на один вопрос. Сам спрашивал – сам отвечал. И сам комментировал! Видимо, самообслуживание из наших людей не мог выбить даже развитой капитализм. Мне наконец удалось вступить в разговор, когда Виктор переводил дыхание после очередного выговора официанту за то, что их китайские блюда неправильно приготовлены и что их тухлые яйца не настолько протухли, чтобы их подавать на стол приличным людям. Тем более американцам.

– Виктор, я не уверен, что мое выступление будет интересно вашим зрителям. По-моему, наш, советский, юмор понятен только тем, кто живет у нас.

– Перестаньте, о’кей? Вас будут слушать те, кто уехал из Союза. Они все до сих пор интересуются, что происходит здесь, в Союзе. Для них ваше выступление еще интереснее, чем для ваших здешних зрителей. Поверьте, они получат удовольствие! Потому что вы такое рассказываете, что им приятно, что они от всего этого уехали. О’кей? Многие, когда слушают ваши пленки, даже там, в Америке, спрашивают: «А он еще не в тюрьме?» О’кей? Мы должны нашуметь нашими выступлениями. Вы мой последний гастролер из России. Я думал, что последним будет Жванецкий. О’кей? Но многие захотели вас. Я подумал, что с вами я поставлю последний восклицательный знак в моей работе. О’кей? А почему я хочу ее бросить? Все-таки на наших артистов ходят только наши эмигранты. А по-настоящему большие деньги может принести только интернациональный бизнес. После вас повезу в Перу цирк с обезьянами. О’кей?

Я согласился. Да и как я мог не согласиться увидеть себя в Америке, в лимузине, с обеих сторон по двухметровому негру?.. Да еще на почетном временном отрезке шульмановской карьеры – между Жванецким и дрессированными обезьянами в Перу. Единственное, в чем я усомнился, так это в том, что Комитет государственной безопасности разрешит мне поехать в Америку с выступлениями.

– Ноу проблем, – сказал Шульман. – Я профессионал. Комитет я беру на себя. О’кей?

Я чуть было не ответил ему «о’кей», хотя в душе не очень верил в затею с моими гастролями за границей и во всемогущество импресарио, который брал на себя даже КГБ.

Поэтому и десять авторитетнейших городов Америки, и Ниагарский водопад, и Лас-Вегас, и калифорнийские пляжи – все это казалось мне безжизненным стоп-кадром с тенями небоскребов на очень дальнем плане.
* * *

Конечно, Шульман очень хотел провести мои гастроли. Но еще надо было, чтобы этого захотел Комитет государственной безопасности. Я действительно не совсем понимал, как Шульман собирался его «брать на себя». В то время для сотрудников Госбезопасности наши эмигранты были врагами, а не наставниками и сводниками с ЦРУ.

К тому же все, кого Шульман привозил в Америку до меня, по профессии были артистами. А я окончил Московский авиационный институт. Я – лейтенант запаса, инженер-механик по двигателям летательных аппаратов. В свое время я давал подписку не разглашать военную тайну, то есть то, чего не знаю. А также подписку о невыезде. Но ведь в Комитете госбезопасности не знали, что я давно путаю слово «летательный» со словом «летальный». Вдобавок у советской власти за мои шутки к этому времени накопилось ко мне нешуточное раздражение.

Почти во всех городах после моих гастролей кто-нибудь из партийных руководителей говорил устроителям: «Чтобы ноги Задорнова больше не было в нашем городе!» Во многих городах ко мне подходили ответственные за цензуру и устраивали практически допрос:

– Все, что вы читаете со сцены, кем-то разрешено?

Я каждый раз отвечал уверенно, не смущаясь, как хороший игрок в покер, который делает вид, что у него «флешь рояль», в то время как на самом деле на руках от силы «две двойки»:

– Конечно, разрешено!

– А разрешение есть? – не унималась пыточная комиссия.

– Естественно. Просто бумага с разрешением дома осталась, меня же никто не предупреждал, что ее надо взять с собой.

– А номер разрешения помните?

Это был, как правило, самый каверзный вопрос. Но не для игроков в покер. Отыгрывать «флешь рояль» надо было до победного.

– Помню.

– Какой?

– 32370. – Я отвечал так уверенно и отважно, что никакой детектор лжи не заподозрил бы в этих цифрах номер нашего рижского телефона (тогда в Риге еще были пятизначные номера). Голос у меня в таких случаях никогда не дрожал, я, как опытный разведчик, который прошел через многие пытки, всегда прямо смотрел в глаза «палачу». По моему взгляду было видно, что я морально устойчив и политически надежен. Короче, «пионер – всем ребятам пример»!

Я не боялся, что меня разоблачат. Я прекрасно понимал, что эти номера цензорам нужны для отчета перед вышестоящими партийными организациями. И проверять их никто не будет. Потому что в позднем советском кавардаке уже никто не знал, что, где и у кого надо проверять…

Из многих городов не раз приходили письма в «Литературную газету», ЦК, КГБ от разъяренных… как я их тогда называл, «патриотов»: «Он пропагандирует западный образ мышления!», «Он издевается над нашими лозунгами, над нашей промышленностью, не только над легкой, но даже над тяжелой!», «Он высмеивает соцсоревнования и красные уголки!». Один из особо рьяных прислал в «Литгазету» письмо: «Задорнов утверждает, что у нас в стране много дураков. Не знаю, кому как, а мне обидно про себя такое слышать».

Однако Шульман на все это ответил: «Халоймас!» Я признался, что не все слова понимаю, потому что учил английский только в школе. На что Шульман удивленно сказал:

– Извините, я забыл, что вы русский! «Халоймас» – это не по-английски, а по-еврейски, означает «ерунда». Но раз вы собираетесь в Америку, вам надо знать кое-какие еврейские слова.

Шульман был необычайно доволен нашей встречей, несмотря на недостаточно тухлые яйца ресторана «Пекин» и несовершенство китайского шеф-повара из Бурятии. Я не стал портить ему настроение и рассказывать о том, что недавно мне звонили из КГБ.
* * *

Обычный телефонный звонок.

– С вами говорят из Комитета государственной безопасности. Лейтенант такой-то…

К сожалению, я не помню его фамилии. Иначе бы сегодня точно нашел его и поставил по нашему обычаю бутылку. И мы бы распили ее за возможное взаимопонимание тех, кто оказывается порой по разные стороны баррикад. Но это теперь. А тогда…

Тогда я от испуга аж встал со стула, на котором сидел. Как будто КГБ не только подслушивает, но и подсматривает. Мой испуг был вполне объясним. В то время я открыто со сцены ерничал над Генеральным секретарем Коммунистической партии, да и над самой партией. Например, объяснял народу, как надо читать известные лозунги: «Партия (а далее не тире, а минус) – ум, честь и совесть нашей эпохи!» Так что интуитивно я давно ждал этого звонка. И все-таки организм мой невольно сжался, напрягся, как пружина под грузом! После паузы, которая потребовалась на разжатие, я не нашел ничего лучшего, чем ответить:

– Очень приятно. Здравствуйте!

После такого ответа пауза наступила уже на том конце провода. Видимо, подобного лейтенанту никто раньше не говорил и он пытался сделать вывод, с кем сейчас разговаривает – с безудержным весельчаком или кромешным дураком.

Тем не менее голос его остался по-военному жестким:

– Мне надо с вами побеседовать. Я занимаюсь культурой в Москве. У нас есть к вам вопросы. Предлагаю встретиться, только, если вы не против, не в нашем здании, а где-нибудь в центре, в парке или в сквере. Поговорим для начала в неофициальном порядке.

И хоть речь его была необычайно вежливой, он все-таки этаким интонационным курсивом выделил «для начала». Мол, а там посмотрим, может, пригласим вас куда-нибудь в более соответствующее допросу место.

Теперешнему молодому поколению, слава богу, не понять, как действовал на советского человека подобный звонок. Это трудно объяснить, но я попробую. Когда человек себя плохо чувствует, принято говорить: «Это тебя сглазили». По опыту утверждаю, что ощущение от звонка из КГБ гораздо хуже, чем от любого сглаза и порчи, которые на тебя навел самый сногсшибательный черный колдун регионального масштаба.

Мы встретились в сквере на Цветном бульваре. Лейтенанту не было и тридцати. Одет в штатское. Из военного – только прическа: «скобочка» на затылке, ровненькая, как выстроенный в каре показательный полк. Явно из интеллигентной семьи, потому что вел себя неуверенно, как бы стесняясь порученного ему дела. Для завязки разговора – видимо, не зная о чем спросить, чтобы завоевать доверие, – спросил про Чехова. Как я к нему отношусь. А также к постановкам его пьес в московских театрах. Спросил таким тоном, будто у них на Чехова заведено дело. Я поймал себя на том, что отвечаю осторожно, перепроверяя себя, – будто боюсь в чем-то подставить Чехова.

– Видите ли, я Чехова очень люблю, – пояснил лейтенант.

«Что он от меня хочет? В чем тут ловушка?» – напряженно думал я, пока он упивался своими размышлениями вслух о Чехове. О «Вишневом саде», о постановке этой пьесы в трех московских театрах. Видимо, ему не зря поручили заниматься культурой. Заметив мое удивление по поводу его образованности, лейтенант воодушевился еще больше. Мы прохаживались. Когда с Чеховым было покончено, он спросил меня о Толстом: согласен ли я с его отношением к Шекспиру? Я замялся, не понимая, кому я не должен повредить своими ответами в первую очередь – Толстому или Шекспиру. Как оказалось, мой ответ его не очень интересовал. Сам он был согласен с Толстым. Ему с детства казались глупыми шекспировские пьесы, в которых герои переодевались в женщин, и их не могла узнать даже родня.

«Они что там, на Лубянке, совсем спятили? Или это у них новая форма работы? – Я не знал, что думать. – А может, он просто отвлекает меня? А сам в это время кодирует? Или считывает мои мысли и передает их в Центр? Надо быть начеку и не думать ни о чем лишнем!»

В конце беседы лейтенант стал все чаще поглядывать на часы. Судя по всему, на беседу со мной у него было отведено определенное время. Ровно через час он сказал:

– Спасибо. Было очень интересно узнать вашу точку зрения на наших классиков.

Сказал так, будто сегодня ночью после нашего разговора этих классиков все-таки будут брать. Я еще раз перепроверил себя: не сболтнул ли чего лишнего про Достоевского, которого по меркам современных интеллектуалов любил недостаточно? Не настучал ли на Мастера с Маргаритой?

На прощание загадочный лейтенант улыбнулся улыбкой выигравшего шахматную партию:

– Не удивляйтесь, это у нас новые формы работы.

Похоже, он действительно читал мои мысли.

– Все, что надо, я выполнил. Пора возвращаться в отдел. Если еще будут вопросы, позвоню.

– Звоните. Но только заранее, чтобы к следующей нашей встрече я мог повнимательнее перечитать классиков.

Позже, в 93-м, когда мне показали выписку из досье на меня, я понял, в чем заключались их новые формы работы. Там была фраза, от которой повеяло воспоминаниями о нашей интеллектуальной прогулке по скверу: «С писателем Задорновым проведена беседа о его взглядах, указано на его не совсем верную морально-нравственную позицию. Задорнов обещал подумать и сделать выводы».

В Комитете, как и везде, уже тогда начали заниматься приписками. Это, видимо, и были их «новые методы работы».

Теперь я уверен, что эта встреча сыграла решающую роль в моей жизни. Лейтенант сдал отчет об успешно проведенной работе, в результате которой Задорнов обещал исправиться. И это попало в официальные бумаги! Значит, было на что опереться, чтобы поиграть в демократию в свете последних решений партии и правительства. Неожиданно для меня и на радость Шульману мне дали разрешение выехать по рабочей визе в Америку с гастролями!

Когда я узнал об этом, в моем воображении тут же разморозился стоп-кадр с десятью городами-авторитетами. Засветились жизнью в ночи окна небоскребов. Побежали между ними люди, поехали машины, зазвучали джазовые мелодии, за которые нас периодически грозили исключить из школы и комсомола. Ожили герои всех прочитанных романов, от Оцеолы до великого Гэтсби. Загрохотал Ниагарский водопад. Стала сниться супердубленка. Ее, по словам Шульмана, мне уже приготовил в Канаде за одну восьмую цены мой поклонник Йося, хозяин кожевенной фабрики, которую он вместе с оборудованием умудрился вывезти из Армении еще в 1978 году.
* * *

Теперь об этом вспоминать смешно, но тогда… Тогда мы еще жили пятилетками, историческими решениями КПСС и очередными поворотами от пленума к пленуму. Страна была замусорена партийными лозунгами вплоть до самых отдаленных лесов, полей и рек. Цензура пыталась выхолащивать суть, а все диссиденты еще считались высокохудожественными творцами. Пирожки на вокзале стоили пять копеек и казались нам чертовски вкусными на морозе. Еще змеились по этажам ГУМа очереди за кроссовками. Доллар даже не предполагал стать основной российской валютой. В самолетах при посадке играли «Интернационал» и объявляли, что вы прибываете в город-герой. Почти все города были городами-героями! Люди гордились почетными грамотами. Горбачев из гения компромисса только начинал превращаться в его заложника. О Ельцине, как и о рэкете, слышали немногие. Рассказывали пару баек о посещении им Елисеевского магазина и в результате – об увольнении директора этого магазина. Официально сатирикам разрешалось шутить, но только позитивно.
Книговик 2019-12-28 23:29:28 #
И хотя холодная война потеплела, над страной повисла тревога. Чувствовалось, что-то скоро должно измениться. Народ ухохатывался на полулегальных выступлениях непридворных сатириков – раскрепощался, готовился к другой жизни. Передовую часть прессы словно полили живой водой. Партия брыкалась постановлениями и кадровыми переменами в желании найти хоть кого-нибудь, кто может повернуть вспять колесо истории. Перестройка пыталась перестроиться, но не знала, в каком направлении. Национализм открыл всем глаза на количество скрытой ранее в стране агрессии. Как всегда на Руси, трагедия стала превращаться в фарс. Ходили слухи, что КГБ вот-вот начнет свирепствовать вновь.

Естественно, я был рад побывать в Америке до того, как это произойдет. Главное теперь, чтобы не закрутили гайки, пока я там. А то выпустить выпустили, а обратно не впустят. Что я тогда буду делать? Заработанных на гастролях денег мне вряд ли хватит на всю оставшуюся жизнь. Эмигрантам я сразу стану неинтересен, как только сделаюсь своим. Бензин разбавлять водой я не умею. В Хьюстонский космический центр вряд ли возьмут инженера, который путает летательные аппараты с летальными.

– Халоймас! – как всегда уверенно сказал мне Шульман в самолете Москва – Нью-Йорк. – Ваш Комитет никогда уже не закрутит ни одной гайки. Он ослаб. У советской власти больше нет хребта. О’кей?

– Почему ты так считаешь, Витя?

– Потому что нам из Америки виднее, что у вас там происходит. О’кей? Пойми, если в стране развалилось все, то глупо думать, что в ней что-то осталось неразвалившимся, пусть даже это «что-то» будет Комитет. Но самое главное, если тебе дали рабочую визу в Америку, это значит, что эта власть скоро точно развалится. И будет полный о’кей!

Так я впервые попал в страну, которая теперь – после распада Союза и полураспада России – считается главной страной в мире.
* * *

Можете представить себе, сколько гормонов хорошего настроения вырабатывал ежедневно мой организм! Вокруг была Америка! Такое чувство счастья здесь, я думаю, испытывали только испанские конкистадоры и советские туристы. Испанцы – потому что ехали за золотом. А советские туристы – потому что их навсегда влюбила в Америку советская власть, которая никак не могла понять, что наш человек настолько ненавидит свою власть, что влюбляется во все, с чем она борется.

Семьдесят лет мы видели Америку, нарисованную Кукрыниксами в образе кривого небритого Дядюшки Сэма с мешком денег вместо живота и длиннющим носом в виде полуострова Флорида. Политический комментатор Валентин Зорин ежемесячно клеймил позором загнивающую Америку, показывал их бездомных нищих на таком загнивающем фоне их загнивающих небоскребов и витрин практически уже загнивших супермаркетов, что любого человека после передачи невыносимо тянуло поглядеть собственными глазами, как же там действительно все это загнивает. Словом, за долгие годы советского осредненного незагнивающего бедолагу довели до того, что он каждой клеткой организма полюбил Америку. Любая канцелярская скрепка из Америки считалась идеальной скрепкой. Любой американский закон – мерилом справедливости и нравственности. Любой американский турист в шортах и шляпе казался миллионером. Ему завидовали: «Надо ж, как ему повезло – он родился в Америке!» Если артист выступал в Америке, это становилось для него еще одним званием. Конферансье гордо объявлял: «Заслуженный артист такой-то. Недавно вернулся с гастролей по Америке!» И зрители уважали артиста за то, что он видел загнивающую Америку, больше, чем за то, что он заслуженный.
* * *

До Америки я уже несколько раз побывал за границей. Пару раз высунул нос из-под «железного занавеса» в Польшу, одной ногой потоптался в ФРГ, отметился в наших воинских частях в Венгрии. Все это было, безусловно, интересно. Но, повторяю, все эти поездки осуществлялись под надзором «вожаков», которые зорко следили, чтобы в туалет все ходили по трое и только с их разрешения. Впрочем, об инструктажах перед поездками за границу, в которых предупреждали, что кока-кола – развратный напиток, я не раз писал в своих фельетонах.

Самым престижным заграничным воспоминанием для меня до Америки конечно же была поездка в ФРГ на чемпионат Европы по футболу в 1986 году в составе группы болельщиков. Этой путевкой меня наградили от горкома ВЛКСМ за активное участие в самодеятельности. Чтобы мы энергичнее болели за своих ребят, каждому в группе выдали по тридцать марок. Еще разрешили обменять рубли на сумму сто марок по официальному курсу. Когда мы летели в самолете в Германию, нам казалось, что у нас большие деньги. Мы не знали, что сто марок стоит всего лишь один хороший галстук или один ботинок от пары модной обуви.

Негласно каждый из нас взял по две баночки черной икры и по две бутылки водки на продажу. В Советском Союзе ходили, не знаю, на чем основанные, слухи, что за границей единственный дефицит – это черная русская икра: все без исключения иностранцы от нее балдеют и готовы платить сумасшедшие деньги за каждую икринку. Я никогда не забуду того чувства стыда, с которым я пытался в кафе в переулке Мюнхена продать эти две баночки местному бармену. За каждую баночку я просил семь марок, а он давал всего шесть. Я не согласился из принципа. Противно было ему уступать. Все-таки мы их победили в войне, а не они нас. Поэтому вечером в общежитии, где нас поселили, я сам гордо выпил всю привезенную водку и заел двумя баночками икры. Отчего наутро мне была не мила даже окружавшая меня труднодоступная для советского человека Германия.

Не знаю, кому из наших в той поездке удалось сбыть товар, знаю только, что никто не мог позволить себе купить даже мороженое или зайти в кафе выпить чашечку кофе без сахара. Мы не знали, что в западных кафе сахар включен в стоимость кофе. У нас же за сахар надо было платить даже проводницам в общем вагоне поезда. По две копейки за кусочек. Долгое время официанты в разных странах удивлялись, почему большинство советских людей так подчеркнуто просят всегда кофе без сахара. Почему, почему… Думали, что за него платить надо! А денег-то не было. Для подарков друзьям, знакомым и родственникам мы забирали из гостиниц все шампуни, белые тапочки и шариковые ручки…

От унижения можно было задохнуться. Слава богу, наша сборная в финал не попала. И я не предал ее тем, что отказался идти на финальный матч, а билет на него продал. Как я мог удержаться от этого безрассудства? За день до матча по телевидению объявили, что официально-спекулятивные цены на билеты финального матча возросли до тысячи марок. Конечно, я предупредил нашего тогдашнего «вожака», что на вырученные деньги я непременно свожу его в какое-нибудь кафе поесть мороженого. Он был нравственным. Не пил и не соглашался хотя бы глазком взглянуть на пип-шоу. Это могло когда-нибудь испортить его карьеру. А на мороженое согласился.

Практически с его разрешения я спустился в подземный переход неподалеку от стадиона и стал в ряд обычных спортивных спекулянтов. И эта продажа не казалась мне такой постыдной и унизительной, как продажа икры, потому что билет я продавал на матч Италия – ФРГ, а икра за границей была одним из символов социалистических успехов нашей Родины. Торгуясь за нее, я практически торговался за Родину! И за шесть марок продавать ее не собирался.

Зато на эту тысячу я накупил подарков и друзьям, и родственникам, и знакомым. И мне их хватило на всех, тем более что я захватил с собой из гостиниц и шампуни, и белые тапочки, и даже, прости меня, Господи, два полотенца.
* * *

Моя поездка в Америку – на первые, как я их называю, шульмановские, гастроли – была совсем другой. Впервые я попал за границу самостоятельным человеком. Я не должен был упрашивать кого-нибудь из прохожих купить у меня баночку икры. Я не привез с собой пакетики гречневой каши. Я прилетел без кипятильника. Да-да! Даже артисты таких театров, как МХАТ и Большой, в каждую заграничную поездку уезжали с кипятильниками и пакетами гречневой каши, которую варили в своих номерах в гостинице. Я мог позволить себе пойти за собственные деньги в парикмахерскую, а не пытаться по-клоунски нелепо стричь сам себя у зеркала, где все движения наоборот.

Правда, я поначалу совершенно растерялся от того, что в Америке все по-другому. Другие телефоны-автоматы, другие аэропорты, другие порядки в магазинах, ресторанах… Все казалось невероятно сложным, а люди – очень умными, потому что умели во всем этом ориентироваться. В прачечных стояли компьютеры! Кореянки, филиппинки, китаянки управлялись с ними легче, чем мы, советские мужики, с иностранными электробритвами. Витя Шульман тоже вызывал у меня восхищение тем, что он научился пользоваться этим убежавшим от нас вперед миром! Первые дни я боялся сделать шаг от Шульмана в сторону, дабы не утонуть в напористом потоке цивилизации. Мне даже казалось, что Шульман хорошо знает английский язык. А то, что он пытался руками дообъяснять несколько известных ему выражений, я принимал просто за южно-одесский темперамент.
* * *

О своих восторгах, испытанных в ту поездку, я написал в очерках «Возвращение». Книжку в московском издательстве побоялись печатать. Издали в Эстонии. Уже тогда эстонцы в своем подражании Западу сэкономили на рисунках, краске, бумаге, шрифте, полях и знаках препинания вплоть до запятых… Назвать изданные очерки книжкой можно было с такой же натяжкой, как назвать мюзиклом «Руководство по эксплуатации пылесоса».

Тем не менее сборник был быстро раскуплен за счет популярной фамилии автора и той антисоветской отваги, с которой он описывал количество йогуртов и колбасы в американских супермаркетах. Находились даже такие, кто уверял, что меня скоро за это описание посадят. Потому что такой экстаз от восхищения Америкой – практически предательство Родины.

Возвращаться из этого красиво упакованного рыночного изобилия в нашу бесколбасную, безйогуртовую, беспопкорновую, неголливудскую жизнь было все равно что цветной телевизор заменить на черно-белый. Возвращаясь, я думал: когда же все это появится у нас? И наивно полагал, что до этого времени не доживу. Еще хотелось, чтобы мы тоже стали такими же свободными, раскованными и счастливыми, как те американцы, которые каждый день встречали меня с улыбками на улицах. И говорили: «Здравствуйте! Как дела?» А я от их улыбок смущался и думал, что у меня просто что-то расстегнуто, и, вместо того чтобы ответить на улыбку улыбкой, оглядывал себя.

Да, я тоже был советским человеком. Мне американские песни нравились больше, чем наши, потому что в американских я не понимал слова, а в наших понимал. Попав впервые в американский супермаркет, я просил Шульмана сфотографировать меня на фоне восьмидесяти сортов кефира и в обнимку с пятьюдесятью сортами колбасы, чтобы друзья поверили, что я это видел. Как и любого другого советского человека, в Америке меня гораздо больше интересовали магазины, чем памятники и музеи. Как и большинство советских людей, я тогда искренне считал, что цивилизация и колбаса – это синонимы.

Действительно, когда я вернулся, друзья не позавидовали тому, что я видел статую Свободы и Ниагарский водопад, – они с восхищением разглядывали продукты, которые слегка обозначились на фотографиях на заднем плане. Женщины пытались с лупой прочитать названия этих продуктов. Спрашивали, все ли из них я попробовал. Я гордо описывал словами вкус неведомых советскому человеку блюд. Дольше всего я пытался описать, что такое суши и сашими. Пока не догадался объяснить по-простому – строганина на котлетках из риса.

Конечно, не все, кому я рассказывал об Америке, верили, что официанты могут улыбаться посетителям, швейцары ресторанов – открывать перед ними двери… Что в аптеках запросто продаются таблетки от радикулита и от насморка. А на улице – стоит поднять руку – остановится такси и повезет тебя туда, куда надо тебе, а не водителю. «Это ты оставь для сцены. А нас не надо принимать за лохов!»
* * *

С не меньшим восторгом я рассказывал о своих впечатлениях и в кругу семьи. Так обычно делал мой отец, возвращаясь из путешествий. Теперь же он слушал меня со сдержанной улыбкой, не перебивая, и потом сказал только одну фразу: «Я смотрю, ты так ничего и не понял, хотя дубленку привез хорошую!»

Я тогда очень обиделся – за мою поездку, за совершенство Америки, за демократию, за свободу, за то будущее, которое я рисовал в своем воображении для России.

Мы поссорились. Отец не мог объяснить, что он имел в виду. Или я не хотел его понимать. Я ведь уже был звездой! На мои выступления собирались тысячи зрителей. Правда, я запомнил его слова, которые он сказал, чтобы закончить наш спор: «Ладно, не будем ссориться. Ты еще, наверное, не раз на Западе побываешь. Но когда меня не будет, помни: все не так просто! Жизнь – не черно-белое телевидение».

Мне иногда кажется, что родители уходят из жизни для того, чтобы дети начали все-таки прислушиваться к их советам. Лучше всего, и гораздо короче Тургенева, о проблеме «отцов и детей» написал в двустишии молодой поэт Андрей Алякин:

За ночные страданья, за душевные муки
Нашим детям за нас отомстят наши внуки!

Сейчас, когда отца нет, я все чаще вспоминаю наши ссоры. Я благодарен ему прежде всего за то, что он не был обывателем. Ни журналисты, ни политики, ни Запад, ни писательская тусовка не заставили его думать так, как принято. Он никогда не был коммунистом, но при этом и не попал под влияние диссидентов.

Только мы, его самые близкие, знали, что он верит в Бога. У него была в тайнике иконка, оставшаяся от его мамы. И ее крестик. Незадолго до смерти, понимая, что скоро уйдет из жизни, он перекрестил меня, некрещеного, давая понять, что когда-нибудь мне тоже надо креститься.

А диссидентов он считал предателями. Убеждал меня, что скоро их всех забудут, стоит только измениться обстановке в мире. Я «инакомыслящих» защищал со всей прытью молодости. Отец пытался переубедить меня:

– Как ты можешь попадаться на эти «фиги в кармане»? Все эти «революционеры», о которых так трезвонит сегодня Запад, корчат из себя смельчаков, а на самом деле они театрально идут с открытой грудью на амбразуру, в которой давно уже нет пулемета.

– Папа, как ты можешь так говорить? Твой отец в 1937 году умер в тюрьме, и неизвестно даже, где его могила. Мамины родители пострадали от советской власти, потому что были дворянского происхождения. Мама не смогла даже толком доучиться. После того как ты написал романы о Японии, за тобой ведется слежка. В КГБ тебя считают чуть ли не японским шпионом. А эти люди уехали из страны именно от подобного унижения!

Отец часто не отвечал на мои пылкие выпады, словно не уверен был, что я дозрел, в сорок-то с лишним лет, до его понимания происходящего. Но однажды он решился:

– КГБ, НКВД… С одной стороны, ты, конечно, все правильно говоришь. Но все не так просто. Везде есть разные люди. И между прочим, если бы не КГБ, ты бы никогда не побывал в той же Америке. Ведь кто-то же из них разрешил тебе выехать, подписал бумаги. Я вообще думаю, что там, у нас наверху, есть кто-то очень умный и тебя специально выпустили в Америку, чтобы ты что-то заметил такое, чего другие заметить не могут. Ты же сам рассказывал мне о том интеллигентном лейтенанте, а ведь он тоже был из КГБ. Значит, и там попадаются здравые люди! А насчет диссидентов и эмигрантов… имей в виду, большинство из них уехали не от КГБ, а от МВД. И не диссиденты они, а жулики. И помяни мое слово, как только им будет выгодно вернуться – они все побегут обратно. Америка от них еще вздрогнет. Сами не рады будут, что уговаривали советское правительство отпустить к ним этих «революционеров». Так что все не так просто, сын! Когда-нибудь ты это поймешь… – Отец снова ненадолго задумался и не добавил, а как бы подчеркнул сказанное: – Скорее всего, поймешь. А если и не поймешь, ничего страшного. Дураком тоже можно прожить вполне порядочную жизнь. Тем более с такой популярностью, как у тебя! Ну, будешь популярным дураком. Тоже неплохо. За это, кстати, в любом обществе хорошо платят!

Естественно, после такого разговора мы снова поссорились.

У папы не было технического образования. Он не мог с математической точностью определить формулу сегодняшнего дурака. Он был писателем. Он старался передать мне не столько взгляды, сколько ощущения от нашей жизни.

Недавно мне довелось разговаривать с одним мудрым человеком, в прошлом ученым-математиком. Теперь он философ. Как модно говорить нынче – продвинутый. Многие среди продвинутых считают его просветленным. Он объяснял мне свою философию: большинство людей в мире воспринимают жизнь как двухполярное измерение. В это двухполярное понимание мироустройства человечество загнал Запад. На самом деле жизнь многополярна. Многополярное устройство мира лежит в основе всех восточных учений и религий. Жизнь человека не есть колебания электрического тока между плюсом и минусом. Плюс и минус, на которые опирается западная философия, в конце концов приводят к короткому замыканию. Из-за черно-белого восприятия мира человечество живет в коротком замыкании собственного разума. Между плюсом и минусом. У человечества есть лево и право, верх и низ, белое и черное, в то время как даже звери угадывают во всем полутона. Для зверей мир многополярен. Поэтому, улавливая то, что не свойственно тем, кто живет между «да» и «нет», звери первыми уходят из опасных зон надвигающегося цунами или землетрясения.

Все, что мне объяснял современный философ, было очень точно с математической точки зрения, но мудрено для обывателя. Кроме того, ничего нового для меня в его философии, кроме формулировок, не было. Все это я знал давно от отца, который не использовал таких мудреных слов, как «многополярные системы». Он пытался очень доходчиво мне объяснить, что «все не так просто». И не все делится на «плюс» и «минус».

Он вообще не навязывал мне своих взглядов в споре. Считал, что его дети должны сами со временем прийти к пониманию некоторых его замечаний. Одно из моих первых воспоминаний – это день, когда умер Сталин. Плакали в Риге даже латыши. Надо было плакать, и все плакали – дружно, интернационально.

Я помню, как плакала моя старшая сестра. Ей было одиннадцать. Она ничего не понимала. Она плакала, потому что плакали учителя, прохожие… Ей жалко было не Сталина, а учителей и прохожих.

В нашу с ней комнату пришел отец и сказал:

– Не плачь, дочка, он сделал не так много хорошего.

Сестра так удивилась папиным словам, что тут же перестала плакать. Задумалась.

Я, естественно, ничего тогда не понимал, но мне так не хотелось, чтобы сестра плакала, что я начал в поддержку папиных слов приводить ей примеры, почему Сталин не был хорошим дядей. Например, в Риге уже три месяца шел дождь. И меня не водили в песочницу. А ведь Сталин мог все! Почему же он о нас не подумал? И обо мне… И о моих друзьях, которые тоже хотели в песочницу!

Помню и другой случай. Мне было уже лет двенадцать. В школе нам стали внушать, что Советский Союз – самая хорошая страна в мире и что в капиталистических странах живут не добрые люди, а глупые и нечестные. Отец позвал меня к себе в кабинет и сказал:

– Ты имей в виду, что в школе зачастую говорят не совсем правильно. Но так надо. Вырастешь – поймешь.

Я тогда тоже очень расстроился. Отец лишал меня веры в то, что я родился в лучшей стране мира.

Когда мне исполнилось семнадцать, на время студенческих каникул, вместо того чтобы отпустить меня с любимой девушкой на лето в Одессу, отец отправил меня на два месяца в ботаническую экспедицию на Курильские острова – разнорабочим. Теперь я понимаю: он хотел, чтобы я перелетел через весь Советский Союз и, увидев тайгу, острова, моря, океаны, понял, что все-таки я живу в лучшей в мире стране!

Подобные короткие уроки отец устраивал мне в течение всей своей жизни. Так, гомеопатическими дозами, он пытался охладить восторг уже взрослого сына-романтика с мозгом закодированного прессой и демократическими шоу тинейджера. Теперь чаще всего я вспоминаю его последнюю инъекцию отрезвления моего зашоренного мозга.

Конец перестройки. Первый съезд депутатов. Глядя на прямые репортажи из Дворца съездов, мы почувствовали первые вздохи гласности и свободы слова. Увидели тех, кто впоследствии начал называть себя громким словом «демократы». А народ всего через пять-шесть лет обозвал их «демокрадами». Я смотрел телевизор, отец стоял за моей спиной и тоже наблюдал за происходящим. Потом вдруг махнул рукой и сказал:

– Что те были ворами, что эти… Только новые будут поумнее! А потому – опаснее!

Теперь я понимаю, что за этой якобы шуткой он хотел скрыть нарастающую в нем безнадегу. Он тоже втайне верил, что Россия когда-нибудь оживет. Но когда понял, как она «оживает» под контролем диссидентов, эмигрантов, демокрадов, его организм просто не захотел в этом далее существовать.

Как бы я хотел, чтобы сегодня отец слышал, что я все-таки начал прислушиваться к его словам. Я жалею, что он хоть и ушел из жизни с надеждой, что его дети поумнеют, но все-таки не был в этом уверен…
* * *

С тех пор я много раз бывал в Америке. И не только в Америке, но и в других странах, где есть наши эмигранты. За последние годы из бывшего Союза в разные, прилично развитые страны сбежало столько всяческого люда, что мы, артисты, ездим по этим странам, как раньше ездили по бывшим союзным республикам. Тем более что к русским там относятся сейчас значительно лучше, чем в этих республиках.

Конечно, многое с тех пор изменилось. Во-первых, выступление российских артистов за границей стало делом весьма банальным. Для эмиграции это уже не событие. Практически каждый день в Нью-Йорке на Брайтоне выступает кто-то из наших. У среднего российско-еврейского эмигранта в Америке уже не хватает денег ходить на все концерты. Их больше не мучает ностальгия по Родине, потому что Родина сама – в виде артистов и родственников одновременно – не слезает с их шеи.

Бизнес, который когда-то затеял Шульман, в 90-х годах перестал быть прибыльным. Сам Витя сдержал слово и из этого бизнеса ушел. Но только не после меня, как обещал, а после Кашпировского, на котором, по слухам, заработал больше, чем на нас всех, предыдущих, вместе взятых.

Как раз во время моих шульмановских гастролей в Америке о Кашпировском в обывательской среде русскодумающей популяции стали говорить как о мессии. Как о предвестнике второго пришествия Христа. Такой промоушн Кашпировского дразнил даже евреев-эмигрантов, которые ко второму пришествию не имели никакого отношения, поскольку у них не было еще и первого. Эмигрантская душа в рациональной до бездушия, трезвой Америке соскучилась по стрессам и чудесам.

Когда Шульман организовал выступления Кашпировского, зрители в Америке шли к нему лечиться толпами, коллективами, кланами… К тому же лечение в Америке дорогое, а тут, как гласила молва, рассасывается все и навсегда, и всего лишь за цену купленного билета.

Эмигрантские газеты печатали небылицы о том, сколько во время концерта у зрителей рассосалось спаек, шрамов, швов… У кого-то рассосался не только шов от аппендицита, но и швы на брюках. Такого чуда эмигрантская Америка еще не видела.

Я думаю, что второе пришествие по сравнению с гастролями Кашпировского в Америке – банальный фокус заезжего иллюзиониста, у которого из рукавов вылезает несметное количество всяких тварей. Рассказывают, как один хромой инвалид вылечился прямо в зале, вскочил, бросил костыль в Кашпировского и убежал, не хромая. Ходили слухи, что во время этого сеанса у него отросла нога. Думаю, это был кто-то из друзей Шульмана, которому хорошо заплатили за то, чтобы у него отросла нога. Виктор же был профессионалом! Импресарио! Это значит, что он в совершенстве владел не только «о’кеем», но и маркетингом, и адвертайзингом, и промоушном.

В общем, Виктор так шумно и с таким успехом провел последние гастроли, что эмигранты возненавидели его окончательно. У самого же Шульмана аппетит разыгрался, и он решил сдержать данное мне обещание иметь отныне дело только с дикими зверями, а не с неуправляемыми русскими артистами. И, как мне потом кто-то рассказывал, повез все-таки цирковые номера не только с обезьянами, но и с медведями и лошадьми в Латинскую Америку, где умудрился часть медведей и лошадей продать, оформив их по ведомостям для налоговой полиции как умерших.

Единственное, что огорчало из всего этого лично меня, – что почетное место между Жванецким и обезьянами мне занять не удалось. Зато посчастливилось Кашпировскому. Он поставил жирный восклицательный знак в шульмановской карьере. И занял еще более почетное место между Задорновым и списанными медведями и лошадьми из перуанского цирка.

Короче, Шульман бросил рынок. Рынок разбился на множество кусочков, и все кому не лень их подобрали. У меня лично сложилось впечатление, что, если эмигрант в Штатах совсем не способен заработать себе на жизнь, он начинает заниматься прокатом русских артистов, или, как принято красиво говорить в Америке, шоу-бизнесом. Дело, в общем, и вправду несложное: уговорил артиста, напечатал билеты, арендовал зал, продал билеты и украл большую часть выручки. Кто владеет этим нехитрым ремеслом, называет себя все тем же громким и увесистым словом «импресарио». В отличие от Шульмана, подобравшие осколки рынка импресарио выглядели понеряшливее, снимали залы подешевле, отели победнее и за доллар пускали в зал знакомых зрителей со своими стульями.

Где только не доводилось мне выступать в моих послешульмановских гастролях! На чердаках, в подвалах, в государственных нищих школах с разрисованными стенами, на которых бесилась пульверизаторами молодежная энергия полового созревания. Не раз в последующие годы я вспоминал добрым словом Виктора Шульмана, который в последний день моих гастролей даже полетел из Нью-Йорка провожать меня в Вашингтон, откуда я улетал домой. Полетел с единственной целью – договориться с нашим «Аэрофлотом», чтобы с меня не брали денег за перевес – шесть чемоданов с дубленками от Йосика на всю мою семью…
Книговик 2019-12-28 23:32:31 #
Черепаха и скорпион

Как-то раз черепаха, уступив просьбе скорпиона, повезла его на другой берег реки. Скорпион сидел смирно всю дорогу, но перед самым берегом все-таки взял и ужалил черепаху. Придя в полное негодование, она возмутилась:

— Моя природа такова, что я стремлюсь помочь каждому. Поэтому я помогла тебе. Как же ты мог ужалить меня?!

— Друг мой, — ответствовал скорпион, — в твоей природе — помогать, а в моей — жалить. Так что же, свою природу ты превратишь теперь в добродетель, а мою назовешь подлостью?

Обвинитель суфиев

Один юноша всегда плохо отзывался о суфиях.

Однажды к нему подошел суфийский шейх, снял со своего пальца перстень с камнем и сказал:

— О, юноша, иди и продай этот перстень на базаре за цену золотой монеты.

Взяв перстень, юноша попробовал продать его за один золотой таньга. Но никто из людей на базаре не хотел дать за перстень больше полушки. Услышав цену, назначенную юношей, они смеялись или злились, но всегда гнали его прочь. Юноша пришел к шейху суфиев и с обидой в голосе пожаловался:

— Негодный товар дал ты мне! Он ничего не стоит…

— Пойди в лавку золотых дел мастера, прошу тебя, — мягко сказал шейх. — Попробуй оценить перстень там.

Юноша ушел и вернулся назад изумленным:

— Вот твой перстень, почтенный! Ювелир оценил его в тысячу таньга золотом!

— Дитя мое, — сказал тогда шейх, — ты знаешь о суфиях столько же, сколько знали об этом перстне люди на базаре.

Юноша раскаялся в речах и мыслях своих и стал с тех пор почитать суфиев.

Не теряющий надежду

В некоем городе один советник при султане лишился своего места: султан перестал ему доверять и отстранил от должности, назначив советником другого человека. Когда новый чиновник пришел в дом, отведенный советнику, то застал там прежнего придворного — тот сидел, как и ранее, на привычном месте, не вывез свои вещи и не освободил дом. Новый советник в изумлении спросил:

— Почему ты еще здесь и не собираешься уезжать? Ведь ты потерял это место.

— Да, это правда, — вздохнул прежний советник, — я потерял место… Но не надежду!

Дервиш на мосту

Однажды султан со свитой объезжал город и вдруг заметил, что на мосту через реку сидит дервиш и любуется течением вод. Султан приказал немедленно доставить дервиша к себе. Хотелось ему отчитать этого бродягу и бездельника за то, что тот загородил собой проход. Стражники подбежали к человеку на мосту и приказали ему подойти к султану. Тот отказался. Стража схватила дервиша, но он уцепился за перила моста, с криками отпихивая стражников ногами. Наконец стража за руки и за ноги приволокла дервиша к султану.

— Ты бездельник и попрошайка! — вскричал султан, радуясь в своем сердце, что нашелся повод упрекнуть дервиша. — А еще носишь одежды паломника! Мало того, что ты уселся на мосту, который построен для того, чтобы люди свободно переходили по нему через реку! Так ты еще и буйствуешь, оказываешь неповиновение!

— Взгляни-ка на себя! — бесстрастно ответил дервиш, спокойно выдержав яростный взгляд султана. — Ведь ты еще крепче уцепился за шаткий мост своей жизни.

Мышь и слон

Мышь и слон полюбили друг друга.

В брачную ночь слон подвернул ногу, упал, ударился и остался лежать бездыханным.

— О, судьба! — заголосила мышь. — Я купила миг удовольствия и тонны воображения за цену всей жизни, посвященной копанию могилы!

Путники

Некие путники достигли подножия высокой горы, ибо им сообщили, что на самой вершине скрыты неисчислимые сокровища. Вскоре они увидели, что на вершину ведет множество путей. Путникам хотелось попасть на вершину как можно скорее, и они заспорили — какой путь приведет туда быстрее. Не придя к согласию, путники отправились вокруг горы, чтобы порасспросить местных жителей. В каждом селении они получали один ответ — только путь, берущий начало отсюда, ведет на вершину, а все остальные пути не доходят туда. Путники запутались окончательно. Несколько наиболее отважных или самых отчаянных отправились вверх одной тропкой и добрались до первого горного плато. Оттуда они услышали, как кто-то позвал их с самой вершины горы. Расстояние было большим, звук голоса еле долетал, но все же путники разобрали: «Не сомневайтесь, все пути ведут на вершину…» Переполненные радостью, принесли они эту новость ждавшим их внизу. Путники все вместе вновь обошли вокруг горы и рассказали жителям окрестных селений о том, что все пути ведут на вершину. Где-то люди верили им, где-то поднимали крик или вступали в спор.

Видно из-за порывистого ветра на плато посланцы не разобрали всего, что прокричал им голос сверху: «Не сомневайтесь, все пути ведут на вершину. Поднимайтесь сюда по одному из них».

Дервиш и ученый

Один ученый, известный человек в Басре, пришел навестить скромную обитель старого дервиша. Дервиш приболел и лежал в постели. Ученый подсел к нему и завел благочестивую беседу. Он долго и красочно говорил о том, как ужасен мир, погрязший в пороке.

Дервиш выслушал его молча. Когда же ученый окончил речь, дервиш молвил в ответ:

— Ты любишь мир слишком сильно. Не будь ты столь неравнодушен к нему, ты не поминал бы его так часто. Так же поступает и покупатель на базаре — сначала он охаивает то, что очень хочет купить. Если бы ты покончил дела с миром, ты не говорил бы о нем ни хорошо, ни дурно. Ведь не зря же гласит пословица: человек часто вспоминает о том, что дорого его сердцу.

Борода, плащ и четки

Один человек с нечесаной бородой и немытыми волосами, одетый в плащ с капюшоном, с четками на шее ходил по городу. Будучи не в силах сдерживать свой восторг, он заявлял всем и каждому, что он «суфий».

Тогда настоящий суфий подошел к нему и спросил:

— Почему ты так поступаешь?

Человек ответил, что он следует старинному наставлению, написанному для последователей суфийского учения, и показал книгу.

— Но ведь книга была написана несколько столетий назад и давно уже устарела!

— Очень может быть, — согласился «суфий», — да только я-то нашел ее в прошлом месяце!

Судьба кувшинчика

Маленький глиняный кувшинчик для воды стоял на столе. В углу комнаты на кровати лежал больной, томимый жаждой. «Пить! Пить…» — поминутно просил он. Но родичи его ушли по делам, оставив его одного. Мольба больного была так жалобна, что даже кувшинчик не выдержал. Он переполнился состраданием и, прилагая невероятные усилия, подкатился к постели больного, остановившись возле самой его руки. Больной открыл глаза, и взгляд его упал на кувшинчик. От этого зрелища он исполнился изумления и облегчения. Собрав все свои силы, больной поднял кувшинчик и прижал его к горячим от жара губам, но только тут понял, что кувшин пуст! Последние силы больной потратил на то, чтобы швырнуть кувшинчик в стену. Тот разлетелся на бесполезные куски глины.

Не уподобляйся больному — не превращай в куски глины тех, кто стремится тебе помочь. Даже если их попытки тщетны, оцени по достоинству их усилие.

Сосуд с орехами

Некий селянин попросил жену приготовить его любимое блюдо с орехами. Орехи он хранил в большом сосуде с горлом столь узким, что рука туда еле проходила.

Человек этот пошел к сосуду, чтобы набрать орехов. Он засунул руку внутрь, схватил пригоршню орехов и попытался вытащить их наружу, но рука не проходила. Он потянул сильнее — рука не проходит! Он в ярости затряс сосудом — рука не проходит, да и все! На его проклятья и причитания прибежала жена. Она попробовала снять сосуд, но безуспешно, хотя она и тянула, как только могла. Муж и жена выбились из сил и уселись на землю, оглашая окрестности стонами и жалобами.

Мимо проходил суфий. Увидев случившееся, он сказал:

— Я могу освободить тебя, если ты будешь выполнять в точности то, что я скажу.

— Я готов повиноваться тебе, господин, только освободи мою руку! — взмолился тот.

— Хорошо. Перво-наперво, просунь руку поглубже в этот горшок.

Человек удивился такому странному совету, но выполнил его.

— Теперь, отпусти орехи, сложи ладонь лодочкой поуже, а потом тяни ее оттуда.

Человек вытащил руку, его жена возрадовалась, но сам он счастлив не был:

— Ну, ладно, рука у меня свободна, но ведь она пуста! А как же орехи и мое любимое блюдо?

Суфий взял сосуд, велел подставить ладони и насыпал в них ровно столько орехов, сколько было нужно. Человек взирал на суфия с все возрастающим удивлением:

— Эх, уважаемый, да ты просто волшебник! — вскричал он, наконец.

Жадность

В сущности, все известные организации процветают за счет твоей жадности. Они привлекают тебя, ибо все их речи и деяния взывают к твоей жадности, хотя это и скрыто их внешними проявлениями. Если ты перестанешь слушать их слова и всмотришься в их дела, то истина скоро откроется тебе.

Помни, что жадность включает в себя и жадность не быть жадным. Услышав совет: «Будь щедрым», — внутренне ты можешь истолковать его так, что разовьешь жадность к щедрости. Однако все равно это будет жадность.

Тайна

Сказано: «Те, кто ничего не знают или знают очень немногое, и должны бы учиться, вместо того чтобы учить, очень любят создавать атмосферу тайны. Они могут даже распускать слухи о самих себе, что они делают то-то и то-то ради некой таинственной цели. Они всегда стараются усилить ощущение тайны. Но это — тайна ради тайны, а не ради деяний или знания. Те, кто поистине ведают сокровенное, как правило, выглядят и ведут себя подобно обычным людям, а навеваемые шарлатанами грезы подобны паучьей паутине — они лишь ловят мух. Неужели и ты, словно муха, станешь обедом паука?»

Стучите тише!

Предположения посещают людей чаще, чем те полагают. Обычно люди действуют, полагаясь на свои догадки. Такая привычка полезна, ведь тога не нужно думать. Если тебе встретился человек в форме, ты можешь догадаться, что он — страж порядка. Но не пользуйся предположениями все время и не позволяй им управлять твоей жизнью!

Помни о печальной участи оформителя вывесок — он лишился выручки, ибо предположил неверно. Богатая женщина попросила его написать предупреждение о собаке в доме, чтобы повесить его на входной двери. Он написал: «Осторожно, злая собака!» — и потерял заказ.

— Глупец, — воскликнула женщина, — я хотела уведомить входящих: «Стучите тише! Не разбудите собаку!»

Мешок и счастье

Молла Насреддин повстречал угрюмого человека, бредущего по дороге в город.

— Что с тобой? — спросил Молла.

Человек показал ему потрепанный дорожный мешок и жалобно сказал:

— Все, чем владею я в бесконечно огромном мире, едва заполнит этот жалкий, негодный мешок!

— Да, плохо дело, — посочувствовал Молла. С этими словами он выхватил мешок из рук человека и пустился бежать прочь по дороге.

Потеряв все свое имущество, человек разразился слезами и продолжил путь в угнетенном состоянии духа. Тем временем Молла забежал вперед и положил мешок прямо посреди дороги, чтобы человек непременно заметил находку. Когда тот увидел свой мешок, валяющийся на пути, он рассмеялся от радости и вскричал:

— Ох, мой мешочек! А я-то думал, совсем я тебя потерял!

Вот как легко осчастливить человека, — наблюдая за ним из придорожных кустов и посмеиваясь, подумал Молла.

Испытание

— Я беден и слаб, — сказал как-то учитель своим ученикам, — но вы молоды. Я учу вас, и ваш долг — найти деньги, на которые мог бы жить ваш старый учитель.

— Что делать нам? — спросили ученики. — Ведь жители этого города очень скупы, и напрасно будет просить у них помощи!

— Дети мои, — сказал учитель, — есть способ добыть деньги без лишних просьб, просто взяв их. Не будет для нас грехом украсть, ибо мы заслуживаем денег больше других. Но, увы, я слишком стар и слаб, чтобы стать вором!

— Мы молоды, — ответили ученики, — мы справимся! Нет ничего, что бы мы не совершили ради тебя, учитель! Скажи же, как нам поступать, а мы будем повиноваться тебе.

— Вы сильны, — ответил учитель, — для вас ничего не стоит отнять кошель у богатея. Поступите так: выберите укромное место, где вас никто не увидит, потом схватите прохожего и отберите деньги, но не причиняйте ему вреда.

— Отправимся прямо сейчас! — загалдели ученики.

Только один из них, опустив глаза, хранил молчание.

Учитель взглянул на юношу и сказал:

— Другие мои ученики исполнены отваги и горят желанием помочь, а тебе нипочем страдания учителя.

— Прости, учитель! — ответил юноша. — Но твое предложение невыполнимо! Вот причина моего молчания.

— Почему невыполнимо?

— Да ведь нет такого места, где никто не увидит, — ответил ученик. — Даже когда я совсем один, я сам вижу. Да я лучше с нищенской сумой пойду подаяние просить, чем позволю самому себе увидеть себя крадущим.

От этих слов лицо учителя просияло, и он обнял своего ученика.

— Счастлив я, — сказал старик, — если среди моих учеников хотя бы один понял слова мои!

Остальные ученики увидели, что мастер испытывал их, и от стыда склонили свои головы. С того дня, когда бы ни пришла им на ум недостойная мысль, они вспоминали слова своего товарища: «Я сам вижу».

Так все они достигли величия и жили счастливо.

Обучение покорности

Жил да был один подвижник. Были у него и ученики, и последователи, и почитатели. Тем не менее, он часто посещал одного суфийского учителя и слушал его беседы. Однажды пришел этот аскет к суфию и сказал:

— Учитель, вот уже тридцать лет, как я постоянно соблюдаю пост. По ночам я читаю молитвы, так что почти не сплю. Хотя я не нашел и следа того сокровенного, о чем ты так прекрасно учишь, но все равно, я уверовал в твое учение и возлюбил его.

— Даже если ты будешь молиться и поститься триста лет, день и ночь, то и тогда не обретешь ни крупицы мудрости, ибо ты сам стоишь на пути своем.

— Есть ли средство помочь этому? Какое-нибудь лекарство?

— Да, — ответил суфий, — но ты никогда не согласишься им воспользоваться.

— Я сделаю все, что ты скажешь!

— Хорошо. Ты возьми суму и наполни ее орехами. Сними с себя всю одежду и обернись в овчину. В таком виде пойти на базар, созови всех детей и пообещай им, что дашь орех каждому, кто даст тебе пинка. Потом обойди весь город и делай то же самое. Особенно там, где тебя знают. Так ты исцелишься.

— Но это невозможно! Я не могу этого сделать! Дай мне иной совет!

— Я же говорил, что ты откажешься, — тихо промолвил учитель.

Свет для других

Однажды в чайхане Насреддин похвастался:

— Я вижу даже в полной темноте!

— Тогда почему вечерами ты шагаешь домой, освещая путь фонарем?

— Чтобы другие люди не сталкивались со мной.

Глупец и верблюд

Повстречались однажды глупец и верблюд. Увидев верблюда, глупец воскликнул:

— Что за урод! Какой ты горбатый!

— Ты судишь, и тем самым создаешь мнение, — ответил верблюд. — Знаешь ли ты, что своими речами ты приписываешь ошибку Создателю? Горб — не изъян. Таким я создан по определенной причине и для некой цели. Лук не может не быть согнутым, тетива должна быть прямой. Ты просто глупец! И понимаешь не больше осла!

Нищий на пиру

Нищий в лохмотьях явился во дворец, желая попасть на пир. Его пустили туда лишь из жалости, ведь одет-то он был в рванину. И усадили его в самом конце стола, так что блюда доходили до него уже пустыми.

Тогда он покинул пир и вернулся спустя некоторое время, разодетый в роскошные одежды и увешанный драгоценностями, которые он занял у своего богатого приятеля. На этот раз его сразу провели на почетное место во главе стола и услужливо усадили. Теперь ему подавали еду прежде всех остальных гостей.

— О, что за вкуснейшие яства на этих блюдах! — восклицал бедняк. При этом одну ложку еды он отправлял в рот, а другую вываливал прямо на свои роскошные одежды.

Сидевший рядом с ним богач, глядя на испачканный халат, с брезгливой гримасой спросил:

— Почтенный, зачем вы портите свое прекрасное платье?

— Извините, — со смехом отвечал бедняк, — если платье мое теперь выглядит неопрятно. Но ведь только благодаря этим одеждам меня здесь кормят. Было бы несправедливо не дать им покушать в первую очередь.

Переезд

Однажды в дом к дервишу забрался вор и вынес половину его имущества. Дервиш подхватил остальные вещи и побежал вдогонку за вором.

— Тебе чего? — спросил вор, заметив, что дервиш не отстает и следует за ним по улице.

— Да ничего, — ответил дервиш, — просто я уже давно подумывал о переезде в местечко получше. Ты же оказался так добр, что тащишь половину моих вещей. Я взял вторую половину и теперь переезжаю вместе с тобой. А утром прибудут моя жена и другие родственники.

— Вот что, — сказал тогда вор, — пожалуйста, забери все обратно и отпусти меня.

Утешение

Однажды ученик спросил суфия:

— Учитель, мир полон горестей! Скажи, в чем найти человеку утешение?

— Смотря о каком человеке ты говоришь, — ответил суфий, — ибо мудрец утешается мыслью: «Случилось то, что должно было случиться». Глупец же утешается иной мыслью: «Такое случалось и с другими. Но со мной этого больше не случится!»

Каверзный вопрос

Молла Насреддин сидел в чайхане с друзьями. Туда зашел один человек, который завидовал способности Моллы находить ответы на неожиданные вопросы. Он решил опозорить Моллу перед друзьями, задав ему каверзный вопрос, на который тот не сможет сразу найтись с ответом.

— Молла, а Молла, скажи, веришь ли ты, что наш мир создан Богом?

— Да, — просто ответил Молла.

— Хорошо, — тут человек достал из кармана орех, а с блюда взял финик и положил их перед Моллой.

— Так растолкуй же мне, почему божественное провидение сделало у финика съедобной наружную часть, а у ореха — внутреннюю. А?

— Божественное проведение, — сказал Насреддин, задумчиво доедая финик, — заботится не о том, как будет съедено созданное им. Божественное провидение заботится о сохранении созданного навечно, — продолжил Молла, доедая орех.

Непростой ответ

— Не бывает вопросов, на которые невозможно ответить, — заявил ученый, войдя в чайхану, где в то время сидел Насреддин с друзьями.

— И все же недавно сосед спросил меня кое о чем, а я не нашелся с ответом, — заметил Молла.

— Эх, и почему только меня там не было! Скажи мне, что за вопрос, и я отвечу на него!

— Замечательно! Он спросил: «Почему по ночам ты через окно прокрадываешься в мой дом?»

Приметы глупца

Однажды Молла Насреддин шел по дороге в Бухару. В попутчики ему достался беспокойный и болтливый человек. Он задавал Молле вопросы и, не дожидаясь ответов, сам находил их, рассказывая случаи из своей жизни, а чаще — из жизни знакомых его знакомых. Молла все больше помалкивал, и скоро говорил только его попутчик:

— Царям не стоит охотиться с соколами, лучше с беркутами, беркут легко берет ягненка… Ягненка надо готовить с особой травкой. Мой родич, повар при дворе шаха в Бухаре, говорил, что эта приправа обостряет ум. Я мог бы стать советником шаха — так часто я ел это жаркое! А ведь шаха окружают одни глупцы… Кстати, как распознать глупца?..

— По двум приметам, — вдруг вновь заговорил Насреддин. — Глупец много говорит о вещах, для него бесполезных, и высказывается о том, о чем его не спрашивают.

Список глупцов

Однажды правитель страны призвал Моллу Насреддина и приказал ему.

— Молла, ступай и составь мне список всех глупцов нашего края.

Правитель втайне надеялся, что Молла внесет в список и себя. «Вот тогда пусть только попробует меня учить! Чуть что скажет мне, а я ему: Молла, список!» — мечтал правитель. На следующий день Молла пришел со списком. Правитель взглянул в него и обомлел: его имя стояло на первом месте!

— Да как ты посмел издеваться надо мною! Да я тебя… Да я…

— Постой, не гневайся раньше времени, — сказал Молла. — Скажи, не ты ли на прошлой неделе принимал тут купца из Индии?

— Я.

— Знал ты его раньше?

— Нет, мы встретились с ним впервые.

— И ты дал ему десять тысяч золотом, чтобы он привез тебе драгоценных камней из Индии?

— Да, а что тут такого?

— Значит, ты утверждаешь, что это не глупо — дать такую сумму денег первому встречному и попросить его вернуться сюда с драгоценными камнями?

— А что? А вот если он вернется? — в запале вскричал правитель.

— Ну, тогда я вычеркну из списка твое имя, а его впишу на твое место.

Радость понимания

Суфий, давая наставления своему ученику, спросил его:

— Понял ли ты?

— Понял, — ответил ученик.

— Ты сказал неправду, ведь о понимании свидетельствовала бы радость, отразившаяся на твоем лице, а не твой ответ.

Бывает хуже

В одном собрании заспорили, что на свете для человека хуже всего. Кто говорил — болезни, кто говорил — смерть, кто говорил — бедность… Много всякого было сказано. Спросили и Насреддина:

— А ты, Молла, что думаешь?

— Плохо, когда не сбывается то, чего хочешь, — ответил Насреддин. — Но куда хуже, когда сбывается то, чего не хочешь, — подумав, добавил он.

Узнавание

— Молла! Молла, скорее идем со мной, — сосед Насреддина вне себя от восторга схватил его за руку и потащил из дома. — Приехал такой-то и такой-то! Видишь ли, идет молва, что он наимудрейший, и прославленный, и…

— Что ж, пойдем, посмотрим на наимудрейшего, — согласился Молла.

Они пришли в чайхану. Мудрец важно восседал на почетном месте и слушал хвалебные речи собравшихся вокруг него. Он едва обратил внимание на вошедших.

— Вот он, Молла, видишь! — зашептал Насреддину на ухо его приятель. — Такой важный, даже и не заметил нас! Ты никогда раньше его не встречал?

— Много раз, — сказал Насреддин, — ведь он глупец. А глупцов я повидал в своей жизни немало.

— Быть того не может! Наимудрейший — и вдруг глупец! Откуда ты знаешь?

— Мудрый всегда узнает глупца, ибо когда-то и сам был глупцом, — ответил Насреддин. — Но глупец никогда не узнает мудреца, ибо сам мудрым никогда не был.

Нет печали

Одного суфия спросили:

— Почтенный, почему на вашем лице не заметно следов печали?

— У меня нет того, о потере чего стоило бы печалиться, — ответил суфий.

Три премудрости

Рассказывают, что однажды в Бухаре появился человек в одеждах странствующего дервиша. Он ходил по городу и выкрикивал:

— Найдется ли в славной Бухаре кто-нибудь, готовый купить три мудрых изречения за тысячу золотых монет?!

Некий купец, все богатство которого составляло тысячу золотых монет, позвал дервиша в свой дом.

— Вот монеты, — сказал купец. — Их тут ровно тысяча. Это все, чем я владею. Каковы твои речения?

— Вот первое, — сказал дервиш. — «Ты сам не беспорочен, и вокруг тебя нет ни одного добродетельного человека». Вот второе: «Хотя люди и таковы, но от них не отделаешься и без них не обойдешься». А вот третье: «Следует знать степень праведности и порочности каждого, дабы держаться благого и избегать зла».

Купца поразило услышанное им. Слова те проникли, подобно стреле, в самое его сердце. Он молча пододвинул дервишу тысячу золотых.

— Нет, денег я не возьму, — сказал тот. — Ведь я искал того, кто готов заплатить золотом, а не самих денег.

Человек в одеждах дервиша поднялся и покинул дом купца, добавив на прощанье: «Подумай об услышанном, а затем разыщи меня».

С тех пор, много размышляя над изречениями и стараясь действовать в соответствии с ними, купец сильно переменился. Молва говорила, что он стал учеником суфиев.

Кто глупее всех

Как-то раз суфийского наставника спросили:

— Отец, скажи, кто глупее всех?

— Тот, кто в одном деле обманулся дважды.

Друзья и враги

— Молла, — спросили Насреддина, — почему друзья так легко становятся недругами? А вот врагов в друзей превратить гораздо труднее.

— Такова природа вещей, — отвечал Насреддин. — Подумайте сами, что легче — построить дом или разрушить его? Слепить кувшин или разбить? Заработать деньги или растратить?

— А трудно ли вернуть порушенную дружбу?

Молла взял глиняный кувшин и бросил на пол. Кувшин разлетелся на крупные и мелкие черепки.

— А теперь склей его, — просто сказал Молла.

Четыре утешения

Правитель города приказал схватить одного суфия и бросить в тюрьму. Ученики пришли навестить своего учителя в заточении. Они были поражены, увидев, что их учитель ничуть не переменился и радостно приветствует их, словно они в гостях у него дома.

— Учитель, что служит вам утешением здесь, в доме печали? — воскликнули ученики.

— Четыре изречения, — ответил суфий. — Вот первое: «Зла никому не избежать, ибо все предопределено судьбой». Вот второе: «Что остается делать человеку в несчастье, как не терпеливо переносить свое страдание? Ведь во всей вселенной не только ты испытываешь нечто подобное». Вот третье: «Будь благодарен судьбе за то, что не случилось худшего, — оно всегда возможно». И, наконец, я говорю себе: «Избавление может быть близко, хотя ты и не знаешь об этом».

В этот момент стражники пришли с вестью, что суфий свободен, ибо схватили его по ошибке.
Книговик 2019-12-28 23:35:37 #
Когда следует обедать

Одного суфия спросили:

— Почтенный, столь многое зависит от того, как питается человек! Когда же человеку лучше всего садиться за стол?

— Если у него есть еда, то пусть он подождет, пока почувствует голод, — ответил суфий. — А если еды нет, то пусть подождет, пока добудет еду.

Плата за знаемое

Один молодой и милостивый правитель пригласил Моллу Насреддина стать его советником. Юноша слушался советов Моллы, учился у него, — и подвластные ему земли достигли процветания. А Молла впервые в жизни стал получать большое жалование.

Однажды жена Моллы спросила о чем-то, а Насреддин ответил: «Не знаю».

— Тоже мне, советник! — вспылила жена. — Правитель столько платит тебе за твои советы, а на мои вопросы только и ответ, что «не знаю»!

— Дорогая, правитель платит мне за то, что я действительно знаю. Если бы я получал плату за то, чего я не знаю, то всех богатств мира не хватило бы оплатить мое незнание, — так многого я не знаю в этой вселенной.

Убедительное молчание

Придворный мудрец произносил на городской площади речь о тщете всего земного. Он говорил, что на пороге смерти человек не возьмет в мир иной ни полушки, поэтому следует быть щедрым, и призывал к пожертвованиям на благо родины. Потом мудрец отправился на пир во дворец правителя. Там он увидел, что правитель отличил и наградил другого мудреца. Он был потрясен и неожиданно умер от удара.

— Такой светоч премудрости угас! — сетовали люди. — Такой родник красноречия иссяк! А ведь еще вчера он так прекрасно говорил о тщете всего земного!

— Да, — согласился Молла Насреддин, — вчера он был очень красноречив. Но сегодня его молчание выглядит еще убедительнее!

Подарки

Один человек жаловался Насреддину, что он получает мало подарков, а все подаренное ему прежде не было ни ценным, ни интересным.

— Когда ты с благодарностью принимаешь самый скромный подарок, он становится великим даром, — ответил Насреддин на его жалобы. — Если же благодарности нет, то даже волшебный дар обратится в никчемную мелочь.

Мясо есть мясо

Молла Насреддин прогуливался со своими учениками по базарной площади. Вдруг он заметил, что ученики уставились на большое блюдо с кусками поджаренного мяса, стоящее перед дородным важным купцом. Молла ничего не сказал, а лишь спокойно наблюдал, как очарованные запахами ученики поедают глазами блюдо. Так кошка могла бы караулить мышь.

Купец приступил к трапезе. Он схватил толстыми пальцами большой кусок мяса и вгрызся в него с жадностью тигра. Сок брызнул в разные стороны, жир стекал по подбородку купца и его рукам, капая на дорогое платье. Взор его был устремлен только на мясо, и он вряд ли замечал орнамент на блюде, который оценил Насреддин.

Ученики со стыдом и отвращением отвели взоры от этого зрелища и встретили взгляд своего учителя, о котором совсем забыли на время. Они ждали упреков, но Насреддин смеялся.

— Вот чудное зрелище, — сказал он, — мясо, поедающее мясо. Но существует нечто страшнее увиденного вами: когда мясо, которое даже и не вам принадлежит, начинает пожирать вас самих.

Достоинства и недостатки

Мирянин жаловался суфию на засилье нечестивых людей.

— Всю жизнь я страдаю от людской злобы и нечестия, — сетовал он. — Тот-то упрекнул меня и несправедливо осудил, тот-то подвел меня в деле, тот-то обманул меня, тот-то не поделился со мной прибылью…

Жалобы лились нескончаемым потоком. Суфий молчал, не прерывая его. Наконец тот замолк, спросив напоследок: «Что же мне делать?»

— Не уподобляться глупцам, замечающим только ошибки, промахи и зло в людях, с которыми они живут и общаются, — ответил суфий. — Эти неразумные не обращают внимания на достоинства людей. Они похожи на мух, липнущих к язвам тела.

Слово

Пока слово не сказано, оно как бы находится в заточении, из которого стремится вырваться на волю. Но стоит только слову вырваться на свободу, как тот, кто ранее был хозяином слова, становится его пленником.

Истина или победа

— Молла, пойдем быстрее! В чайхане собрались на диспут все мудрецы нашей страны! Неужели тебе не интересно посмотреть, кто победит в этом споре и кто знает истину?

— Что касается состязаний, то я предпочитаю петушиные бои или скачки, — ответил Насреддин. — В споре безрассудно спорящих не может родиться истина. Для этого им следовало бы прекратить любые диспуты — ведь истина говорит сама за себя. Но они ищут не истины, а лишь победы. Их спор будет разгораться все сильнее, и ни один из этих мудрецов не успокоится до тех пор, пока все остальные не будут повержены.

Падать и подниматься

Один ученик спросил своего наставника-суфия:

— Учитель, что бы ты сказал, если бы узнал о моем падении?

— Вставай!

— А на следующий раз?

— Снова вставай!

— И сколько это может продолжаться — все падать и подниматься?

— Падай и поднимайся, покуда жив! Ведь те, кто упал и не поднялся, мертвы.

Доколе терпеть?

Ученики одного суфия, да и сам учитель, совсем обнищали. Они жили в области, которая славилась обилием бедняков и прижимистых богачей: у одних было нечего попросить, у других было ничего не вымолить. Заработать денег тоже не удавалось, словно сама судьба ополчилась на них.

— Учитель, — возопили, наконец, ученики суфия, — доколе нам терпеть такую нужду? Сколько еще дней?

— Сорок, — ответил, помедлив, суфий.

— А потом? Что потом?

— Потом привыкнем.

Мед и кунжут

Однажды Молла Насреддин оказался в гостях в дальнем краю. Хозяева дома поставили на стол два блюда — одно с медом, а другое с кунжутом.

Как едят такое кушанье, к которому ни ложки, ни хлеба не подали, Насреддин не знал. Однако выказывать вопросами свое невежество он посчитал неудобным.

Тут в комнату вбежал хозяйский ребенок.

— Эй, малыш, иди, угостись! — позвал Насреддин.

Ребенок тут же подбежал к столу и обмакнул палец в мед, а затем вывалял его в кунжуте и отправил в рот. Ему сразу же захотелось еще.

— Довольно, малыш! Ступай, бабушка зовет, — сказал Насреддин, окуная в мед свой палец.

Три вопроса

Заморский государь прислал к правителю Бухары трех мудрецов, желая доказать, что его мудрецы — самые мудрые. Они стали задавать правителю и придворным советникам вопросы, на которые никто не мог ответить. Правитель не знал, что и делать. В замешательстве он приказал послать за Насреддином, умоляя его спасти честь отчизны.

Насреддин прибыл во дворец на своем сером длинноухом ослике.

Мудрецы восседали на помосте в тени, попивая шербет и презрительно поглядывая вокруг. Когда подъехал Насреддин, они чуть не покатились со смеху — мол, и этот простофиля будет тягаться с нами!

— Эй, неуч, ответь-ка, где центр Земли? — спросил первый мудрец.

— Центр Земли находится под правым задним копытом моего осла, — спокойно ответил Насреддин.

— Чем ты это докажешь?

— Коли не веришь, ступай и измерь Землю. И ты убедишься в моей правоте, — последовал ответ.

Мудрецы слегка присмирели и стали внимательнее присматриваться к Насреддину.

— А может, ты знаешь, сколько звезд на небе? — спросил второй мудрец.

— Конечно. Их число в точности совпадает с количеством шерстинок на шкуре моего длинноухого.

— Этого не может быть!

— Сочти все звезды на небе, а потом пересчитай шерстинки на моем ослике. — Сравни результаты — и убедишься!

Два посрамленных мудреца, не смея более тягаться с Насреддином, опустили очи долу, но третий, будучи не в силах сдержать коварной улыбки, спросил:

— О, премудрый… погонщик осла! Ты прекрасно считаешь. Ответь же, сколько волосков в моей бороде? — И он огладил свою роскошную длинную бороду.

— В твоей бороде столько волосков, сколько в хвосте ишака, — Молла указал на ослика. — Если хочешь проверить, то лучше выдирай волоски: один — из своей бороды, а другой — из ишачьего хвоста. Ты скоро убедишься, что их количество одинаковое!

Сначала сами попробуйте

Однажды Молла Насреддин, странствуя по свету, забрел в деревушку, где жили уж больно прижимистые люди. Молла всеми правдами и неправдами старался раздобыть у них еды, но те прогоняли его прочь. Тогда Молла притворился безумным и пошел по улочкам селения, выкрикивая:

— Хочу есть! Хочу есть! Дайте мне хлеба, сластей и навоза! Дайте навоза, хлеба, шербета! Я съем все это! Дайте поесть!

Решив позабавиться, люди принесли все названное Моллой. Подталкивая друг друга локтями, они стали пересмеиваться:

— Давайте посмотрим, как этот безумный собирается съесть навоз в шербете — с хлебом или без?

Молла съел все продукты, а к навозу не притронулся.

— Ты что это? — разочарованно спросили селяне. — Ведь ты обещал съесть навоз!

— Да как-то подозрительно он выглядит! — ответил Насреддин. — Сдается мне, что вы его отравили! Сначала вы сами попробуйте — тогда и я не откажусь.

Вкус ягоды

Однажды путнику встретился на дороге тигр. В ужасе человек бросился бежать. Оказавшись у края пропасти, бедняга прыгнул вниз, зацепившись за корни дикой виноградной лозы. Он повис в воздухе, а тигр пытался достать его сверху. В ужасе несчастный смотрел вниз, где поджидал его другой тигр, злобно щелкая зубами. И только корни дикой лозы удерживали его. Но вот и они начали ослабевать…

И тут человек заметил растущий неподалеку куст земляники. Держась одной рукой за лозу, он принялся есть сочную спелую ягоду. Какая же она была сладкая!

Невероятная щедрость

Один скряга в своих странствиях повстречал суфия, и пошли они вместе. Чтобы скоротать путь-дорогу, скряга разговорился. Он рассказывал суфию, как он зарабатывает деньги торговлей, как бережет каждую мелкую монету, какие несметные богатства он скопил за прожитую жизнь и как терпеть не может родичей, завидующих его достатку.

— Только подумай — ведь они все лентяи! — взволнованно говорил скряга. — Нищие голодранцы! А меня за бережливость прозвали скопидомом!

— Они не правы, — серьезно ответил суфий, — более щедрого человека я не встречал в своей жизни!

— Правда? — удивленно и недоверчиво спросил скряга.

— Правда. Ведь ты только мнишь себя бережливым. На самом деле, щедрость твоя безгранична. Ибо близится день, когда ты раздашь все свое богатство наследникам — и тем, которых любишь, и даже тем, которых терпеть не можешь.

Может, что и потеряют

Однажды Молла Насреддин и его жена проснулись глубокой ночью от шума, доносившегося из соседней комнаты. Молла на цыпочках подкрался к двери и заглянул внутрь. Он увидел, что там хозяйничали воры.

— Лежи тихо, жена, — сказал шепотом Молла, — там воры!

— Лежать тихо! Да надо караул кричать и звать на помощь…

— Тсс… — прошипел Молла, — пусть себе шуруют, у нас ведь все равно ничего нет. А как им надоест, и они уйдут, тут мы и поглядим — а вдруг они чего сами забыли или потеряли!

Ничего!

К одному дервишу пришли люди и попросили его рассудить спор дровосека и носильщика. Носильщик, крепкий высокий детина, зарабатывал себе на жизнь, перенося для людей тяжести, куда скажут. Увидел он, что дровосек утомился нести вязанку дров, и предложил:

— Хочешь, понесу твои дрова?

— Как не хотеть, — ответил, вытирая пот, дровосек.

— А что ты мне дашь за это? — спросил носильщик, взвалив на плечи вязанку.

— Ничего, — ответил дровосек, собираясь принять вязанку назад.

— Согласен! — воскликнул носильщик и понес дрова к дому дровосека. Дошли они до дома. Дровосек принялся было благодарить носильщика, но тот заявил:

— Давай мне условленную плату!

— Но я ведь сразу предупредил, что мне нечем заплатить, — возразил дровосек.

— То есть как нечем?! А твое хваленое «ничего»? Давай его сюда! — ехидно произнес носильщик.

— Вот так они и препираются, почтенный! — объяснили люди дервишу. — Один «ничего» требует и судом грозит, а другой чуть не плачет!

— Это просто, — ответил суфий, — идемте в дом дровосека.

Пришли. Суфий вошел внутрь, позвал носильщика, дровосека и всех свидетелей. Потом он поднял с ковра подушку и спросил носильщика: «Ну, что там под подушкой лежит?»

— Ничего, — ответил растерянно носильщик.

— Ах, вот оно где… Ну, так бери его себе!

Поспешность

Однажды в селении, где жил Насреддин, справляли свадьбу. Жених был тщеславен и не позвал Моллу на пир, опасаясь в душе, что тот посрамит его перед гостями.

В разгар пира в ворота постучали. Слуги пошли открывать и увидели за воротами Моллу Насреддина со свитком пергамента в руках.

Громко восклицая: «Важное письмо жениху! Письмо от султана Бухары!» — Насреддин прошел к почетному месту, вручил пергамент оторопевшему жениху и сразу принялся за еду.

Жених развернул пергамент, но не нашел в нем ни строчки.

— Что ты принес мне, обманщик! Тут только чистый лист! — с досадой вскричал жених.

— Видишь ли, — ответил Молла, — султан так торопил меня отнести тебе это послание, что я даже не стал дожидаться, пока его напишут, а сразу взял и побежал!

Глаза и горы

Однажды глаза сказали:

— Какие прекрасные горы виднеются там впереди. Они высокие и голубые, как колонны во дворце шаха.

Тут уши напрягли свой слух:

— О каких горах вы говорите? Мы ничего не слышим.

— Да горой тут и не пахнет! — возмущенно заметил нос, присоединившись к разговору.

— Мы пытаемся дотронуться до горы, но ничего похожего не можем нащупать, — добавили руки.

Тут глаза перевели свой взгляд на что-то другое. А все остальные начали говорить, что глаза сошли с ума, раз им такое мерещится. Неладно это, дескать, неладно.

Астроном

Слепой старец сидел в тени храма. «Это великий мудрец», — говорили о нем люди. Один любопытный приблизился к нему и спросил:

— О, почтеннейший, прости за мой вопрос, но как ты ослеп?

— Я слеп от рождения, — ответил дервиш.

— Каким путем мудрости ты следуешь? — продолжал расспрашивать прохожий.

— Я астроном, — ответил мудрец. — Я наблюдаю за солнцем и звездами. Немой вопрос застыл в глазах человека.

— Они здесь, — добавил старец, приложив руку к своей груди.

Кобра

У заклинателя индийских змей пропала кобра. Как выяснилось, ее украл базарный вор. Змея оказалась ядовитой, и вор был убит своей добычей. Заклинатель опознал беднягу. Он вознес руки к небу и сказал:

— О, Аллах! Как я был глуп, умоляя Тебя вернуть мне пропавшую кобру. Этот несчастный не знал, что же он украл. Я непременно умер бы от ее укуса, если бы Ты не позволил украсть ее. Ты воистину мудр, что не внемлешь мольбам неразумных!

Искатель истины

Один молодой «искатель истины» оказался у ворот суфийской школы. Он обратился к сторожу, седовласому старцу, сидящему неподалеку в тени деревьев.

— Я полагаю, — начал юный философ, — что лишь немногие из нас знают, сколько в этом мире настоящих искателей истины.

— О, я сижу здесь уже полвека, — сказал старик, — и кое-что могу рассказать тебе об этом.

— Действительно? — заинтересовался юноша. — И сколько же их?

— Их ровно на одного меньше, чем ты думаешь.

Начало и конец

В дом ювелира постучался сосед.

— Вали! Одолжи мне свои весы до утра, — попросил его старик.

— Здравствуй, почтеннейший! Что ответить тебе? Нет у меня сита.

— Не сито я прошу, уважаемый Вали. Дай мне весы, — вежливо повторил сосед.

— Да и метелки нет у меня, — ответил ювелир.

— Ты смеешься надо мной, что ли? — рассердился старик. — Мне не нужны ни метелка, ни сито. Я прошу у тебя только весы!

— Успокойся, сосед. Я же знаю — ты стар и не сумеешь взвесить свой золотой песок, не рассыпав его. Значит, придешь этим вечером еще раз за метелкой. А потом и сито тебе понадобится — ты же золото вместе с землею подметешь. Коли я вижу начало дела, то предполагаю и конец его. Отец, ступай к соседу Али. Он богат. Там найдешь ты и весы, и метелку, и сито.

Нож и обезьяна

В чайхану вбежал взволнованный крестьянин.

— Опасность! Нужно что-то делать! — кричал он. — Там обезьяна! В ее лапах нож!

— Успокойся и не кричи, — послышался голос суфия. Мудрец сидел в углу чайханы, погруженный в раздумье. — Нож в лапах обезьяны совсем не то, что нож в руке человека. Бояться тут нечего.

Вскоре крестьянин увидел обезьяну снова. Она давно уже выбросила нож и забавлялась теперь другой находкой.

От старости

Один старик пришел к врачу.

— Я очень болен, доктор. Плохо стал видеть, и слезы текут из глаз моих…

— Это от старости, почтеннейший, — сказал врач.

— Еще у меня спина болит и ломит, — продолжал жаловаться старик.

— От старости ноет твоя спина.

— Еда мне впрок не идет, — не унимался старик. — Тяжелый кашель… Дышу я с трудом.

— Да, отец. Сто подарков приносит нам с собой старость, — отвечал врач.

— Да ты дурак и невежа! — закричал старик. — Мудрый врач всегда сумеет вылечить лекарством любую болезнь! Ты же — неуч и самозванец!

— И это от старости, уважаемый, — ответил врач. — Ручаюсь тебе, что и раздражительность твоя — от старости.

Юноша и цирюльник

Среди народов Востока еще живет древний обычай, следуя которому, мужчины накалывают на своем теле изображение льва или тигра, чтобы получить силу, ловкость и храбрость.

Однажды молодой юноша пришел к цирюльнику:

— Покажи на мне свое умение, — сказал он.

— Что изобразить на твоем плече, богатырь? — спросил его цирюльник.

— Разъяренного льва! — ответил тот. — Да такого, чтобы каждый ахнул. Хочу я, чтобы сила и отвага не покидали меня, и удача сопутствовала мне повсюду.

Цирюльник принялся за дело.

— Ой, что ты со мной делаешь? — взвыл «богатырь» от боли.

— Изображаю льва, как ты мне заказывал, и уже начал рисовать хвост.

— Не нужен хвост! Оставь! Какой от него толк? — взмолился «богатырь». И снова с вдохновением и усердием мастер взялся за дело.

— Ай! Что ты делаешь, безжалостный?

— Голову и гриву, — отвечал цирюльник.

— Не надо гривы. Повремени с ней. О, мучитель, начни с другого места! Цирюльник терпеливо продолжал свою работу.

— Что за боль! — стонал «мученик». — Цирюльник, что ты там делаешь?!

— Я накалываю живот льва.

— Слушай, зачем ему живот? Ярость льва не в животе. Рисуй что-нибудь другое!

— Где ты видел такого льва, несчастный? — всплеснул руками цирюльник. — Без живота, хвоста и гривы! Ступай домой! Только тому, кто закален в терпении и чья душа свободна от плотских уз, подобает носить на себе разъяренных львов!

Притяжение денег

Однажды Насреддин услышал такую поговорку: «Деньги притягиваются к деньгам». Он отправился на городской базар, чтобы проверить, так ли это. Он дал монетку своему знакомому меняле и стал наблюдать за ней. Вечером Молла попросил вернуть его монету:

— Напрасно ждал я, — сказал Насреддин. — Поговорка оказалась ложью. Моя серебряная монета не притянула к себе ни одной другой монеты за целый день.

— Так уж пословица и не верна? — усмехнулся меняла. — Просто моих монет было больше. Вот они и притянули твою монету.

Земля не устоит!

— Молла, скажи, почему одни люди идут в одну сторону, а другие — в другую, и все движутся в разных направлениях?

— Ну, сам подумай, ведь если бы все сгрудились в одной части Земли, разве она устояла бы? Нет, конечно, сразу же опрокинулась бы!

Будет ли это есть кот?

Однажды Молла Насреддин услышал, как кто-то в чайхане рассказывал о способе проверить, не отравлена ли еда:

— Надо дать немного попробовать коту.

— Если годится, он ее съест. А если нет, то и не притронется.

Через некоторое время Насреддин нашел корзину винограда.

— Чья бы это могла быть корзина? А вдруг — подбросили и хотят извести меня? — Проверю-ка я этот виноград котом.

Молла принес кота и поставил его напротив корзины. За опытом с любопытством наблюдал приятель Моллы.

Кот понюхал виноград и отправился по своим делам, не съев ни ягодки.

— Хороший виноград, можно есть! — сказал Насреддин.

— Постой, Молла, но ведь кот и не притронулся к винограду!

— Именно поэтому и можно есть. Ну, сам подумай, какой нормальный кот будет есть виноград?

Уроки музыки

Молла Насреддин решил научиться играть на лютне.

— Первый урок будет стоить пять серебряных монет, Молла, — сказал учитель, — зато второй и все последующие — всего лишь по две монеты.

— Прекрасно, — воскликнул Насреддин, — я начну сразу со второго урока.

Суфий и тиран

Правитель страны был жестоким тираном. Народ устал жить под его властью, и люди пришли просить мудрого суфия избавить их от чудовища на троне.

— Хорошо, я попробую, — сказал мудрец.

На другой день он пришел во дворец, бросился перед троном на колени и сказал:

— О, великий владыка, я настаиваю, чтобы меня убили здесь, на этом самом месте, ровно через четверть часа!

— Этот суфий — настоящий герой! — шептались окружающие. — Он хочет стать мучеником, чтобы народ, потрясенный его гибелью, восстал и сбросил иго тирании.

Правитель, как и все тираны, был чрезвычайно подозрителен:

— Схватить его и пытать, пока не скажет, зачем ему понадобилось быть убитым именно здесь и в определенное время!

— Нет, не надо пыток, — попросил суфий. — Я скажу. Человек, который сейчас умрет на этом самом месте, возродится как божество. Эту тайну я нашел в старой книге.

— Стража! — закричал тиран. — Убейте меня немедля!

Конечно, никто не стал возражать или перечить…

Источник жизни

Один человек всю жизнь искал источник жизни. Он мечтал, что найдет его и поделится своей находкой со всеми людьми. Наконец, он отыскал источник жизни, жадно припал к нему и пил, пил, пил…

Сначала он помолодел, но не остановился, а продолжал пить. Он становился все младше и младше, и вот, наконец, рядом с источником лежал маленький ребенок, который все время жалобно просил пить. Проходившая мимо женщина подобрала его из жалости и усыновила. Поэтому до сих пор никто и не знает, где же источник жизни.

— Не возвращайся!

Человек, непригодный ни к какому учению, упорно поднимался в горы, чтобы встретиться с жившим там отшельником, в надежде попасть к нему в ученики. Наконец он достиг пещеры.

— Учитель, — пав перед ним на колени, вскричал человек, — прошу тебя, позволь мне остаться! Я буду служить тебе — в этом мое горячее желание.

— Прочь! Убирайся с глаз моих! — сказал в ответ отшельник.

Медленно и понуро человек пошел обратно вниз. Вдруг он, будучи уже у подножия, заметил, что отшельник машет ему рукой, зовет назад.

— А, это было всего лишь испытание, — облегченно вздохнул он и, сломя голову, ринулся вверх по склону. Когда он, запыхавшись, поднялся к пещере, отшельник сурово сказал ему:

— И еще. Даже и не думай подниматься сюда вновь, особенно если тебе в голову придет эта глупость об «испытании».

Скороход

Племянник Насреддина женился на одной девице, и через три месяца та родила сына. Родственники отмечали рождение ребенка и спорили, как его назвать.

— Молла, а ты какое имя предлагаешь?

— Скороход.

— Почему?

— Разве он не прошел всего за три месяца тот путь, на который большинство людей тратит девять месяцев?

Странное лекарство

Страдавший от мучительной болезни человек пришел к знаменитому врачу, которому достаточно было лишь посмотреть на больного, чуть прищурив глаза, чтобы увидеть, как на картине, способ лечения.

Врач посмотрел на этого больного и увидел нечто, о чем не смог сказать человеку, — так невероятно и странно было увиденное.

— Я не смогу вас вылечить, — сказал он.

Человек же подумал: «Значит, я неизлечим, раз даже этот врач ничего не может». Он вышел в сад, прилег поддеревом и попросил принести ему пиалу кислого молока. Сделав глоток молока, измученный болями, человек задремал. В это время мимо проползала ядовитая змея. Она подползла к пиале с молоком и отпила немного. Тут оказалось, что молоко не пошло змее на пользу. Она срыгнула выпитое и исчезла в траве. Человек же проснулся и снова отхлебнул молока. Тут же его бросило в пот, он упал и потерял сознание, а когда очнулся, то почувствовал себя здоровым. Схватив остатки молока в пиале, он прибежал к врачу и сказал:

— Чего стоит все ваше умение? Я просто попил кислого молока — и все!

— Просто кислого молока? Как бы не так. Дайте-ка сюда пиалу. Вы знаете, что это? Змеиная отрыжка! Я сразу понял, что вас спасло бы. Весь вопрос был в том, как заставить змею рыгнуть!

Лицо на подоконнике

Впав в нищету, Насреддин решил одолжить денег у богатого знакомого, которому он когда-то помог. Подходя к дому богача, Молла заметил, как знакомое ему лицо мелькнуло в окне и скрылось. Насреддин постучал. Дверь открыл привратник.

— Хозяина нет дома, — ответил он на просьбу Насреддина принять его.

— Да ну? Тогда передай хозяину, когда он вернется, чтобы больше не оставлял свое лицо на подоконнике без присмотра. А то не ровен час — украдут, и тогда беды не оберешься!

Тогда и сейчас

К суфийскому учителю, достигшему просветления, несмотря на молодость, пришел человек, который хотел постичь истину. Он провел с суфием некоторое время и, наконец, сказал:

— Откровенно говоря, вы для меня бесполезны. Вы не отвечаете на мои вопросы, и вы моложе меня. Я же давно взыскую духовности. Я буду искать иного учителя.

Суфий на это ничего не сказал, и человек ушел.

Через десять лет он вернулся и пал у ног суфия:

— Почтеннейший! Простите меня! Десять лет мне потребовалось, чтобы осознать, как я ошибся. Примите меня в ученики, я готов следовать за вами.

— Извини, но для тебя теперь нет места, — ответил суфий. — Ты мог бы следовать за мной десять лет назад, но не сейчас, когда ты состарился. Принятое тобой за правду тогда стало верным теперь. И я бесполезен для тебя.

Искусство верховой езды

Моллу Насреддина пригласили в гости к царедворцу и предложили прокатиться верхом. Молла подошел к лошади и поставил левую ногу в правое стремя. Соколом взлетел он в седло, но очутился лицом к лошадиному хвосту.

— Молла, — засмеялся царедворец, — да ты, я вижу, не умеешь ездить верхом, как это подобает благородным людям.

— Вот еще! — воскликнул Молла. — Очень неуклюжий способ вы выбрали для оправдания того, что подсунули мне лошадь задом наперед.

Султан-раб

Султан со своей свитой ехал по дороге. Навстречу ему попался дервиш. Тот склонился перед султаном, как того и требовал обычай.

— Проси о милости, — сказал султан, ожидая, что дервиш попросит еды или денег.

— Разве просят о милости у рабов? — ответил дервиш.

— Почему ты называешь меня рабом?

— Ты раб жадности и ожидания, я же — их повелитель. Получается, султан, что ты — раб моих рабов!

Совсем не жил!

Один человек проходил мимо кладбища, где был похоронен суфийский учитель. Рядом с могилой, погрузившись в размышление, сидели его ученики. Человек посмотрел на могильный камень. На камне были вырезаны вязью даты рождения и смерти учителя. Строка пониже сообщала: «Тот, кто покоится здесь, прожил полных десять лет».

— Эй, послушайте, — сказал человек ученикам суфия, — там ошибка! Если судить по датам жизни, то ваш учитель прожил семьдесят с лишним лет, а там написано — десять!

— Никакой ошибки нет, — ответил один из учеников. — Все дело в том, что здесь отмечен срок жизни учителя, наполненный счастьем и радостью. И такого времени было полных десять лет.

Человек задумался и вдруг побледнел и сказал:

— Постойте, выходит, обо мне написали бы: «Он родился и почти совсем не жил»?!

Подопытный осел

Один ученый человек купил осла. Продавец на базаре рассказал ему, как нужно кормить животное. Узнав, сколько корма нужно давать ослу каждый день, ученый подсчитал затраты и решил, что тот слишком много ест. Тогда он задумал эксперимент.

— Приучу-ка я осла к меньшему количеству пищи, — решил ученый.

День за днем он уменьшал рацион своего длинноухого. Осел уже почти привык обходиться без корма, как вдруг эксперимент был прерван внезапной смертью подопытного животного.

Потому, что ты спрашиваешь

К одному мудрому дервишу, которого каждый день можно было найти в известном месте на базарной площади, подошел богато одетый юноша и, положив золотой в чашу для подаяния, сказал:

— Почтенный, мне нужен твой совет.

— Спрашивай, — сказал дервиш.

— Мне нравится одна девушка. Очень нравится. И я мучаюсь теперь, ибо не знаю, что мне делать — жениться или нет.

— Не женись.

— Но почему?!

— Если бы ты и вправду хотел этого, то не спрашивал бы.

Пустой вопрос

Прибыв в город, Молла Насреддин шел по узкой улочке, и прямо на него с крыши упал человек. Молла смягчил его падение настолько, что тот отделался легким испугом. Зато сам он получил переломы и еле дышал, так что его отнесли к врачу. Когда Насреддин почувствовал себя лучше, его навестил ученик.

— Учитель, — волнуясь, спросил юноша, — какой урок извлекли вы из этого случая?

— О, юноша, откажись от веры в неизбежность, даже если и причина, и следствие выглядят как нечто неотвратимое!

— Я не совсем понял, учитель…

— Не задавай пустых вопросов вроде: «Если человек упадет с крыши, переломает ли он свои кости?» Этот тип свалился с крыши, а переломы-то у меня!

Пять пальцев

Однажды Насреддин сильно проголодался и начал есть кушанье руками, не дожидаясь, когда подадут ложку.

— Молла, — спросили его, — почему ты ешь пятерней?

— Потому что Бог дал человеку именно пять, а не четыре или шесть пальцев, — ответил Насреддин.

Своя правда

Правитель города, бывший в приятельских отношениях с Насреддином, пожаловался Молле, что его подданные постоянно врут.

— Я так устал от их лжи, Молла! Врун на вруне. Ну, ничего, я заставлю их говорить только правду, — распалился правитель. — Если уговоры не помогают, пусть говорят правду из страха смерти. Кто соврет, тот сразу лишится головы. Да, головы!

— Но ведь у каждого своя правда, — сказал Насреддин, желая смягчить гнев повелителя. — Казни ни к чему хорошему не приведут…

Но правитель был непреклонен, и утром на площади города уже стояла плаха, палач проверял остроту клинка, а в город мог войти только тот, кто правдиво ответил бы на вопрос начальника стражи у городских ворот.

Самым первым, с восходом солнца, к воротам подошел Насреддин.

— Отвечай, куда ты идешь, — сказал начальник стражников, — и не лги, или лишишься своей головы!

— Я иду, чтобы мне отрубили голову, — сказал Насреддин.

— Ты врешь, я не верю тебе!

— Если я солгал, — сказал спокойно Молла, — то пусть меня ведут на плаху.

— Но тогда получится, что ты сказал правду…

— Да, — улыбнулся Насреддин, — вашу правду.

Чудесная охота

Однажды в своих странствиях Молла Насреддин добрался до Индии. Раджа маленького княжества подружился с Моллой и не желал расставаться с ним. Этот раджа был заядлый охотник. Как-то раз он настоял, чтобы Насреддин поехал вместе с ним охотиться на тигров. Это был приказ, и Молла согласился, хотя и страшно боялся.

Спустя два дня Насреддин вернулся домой, и сосед спросил его:

— Ну, как прошла охота?

— Великолепно! Просто замечательно, — радостно ответил Молла. — Мы не встретили ни одного тигра!

— Почему же ты говоришь «великолепно» и «замечательно»?

— Если бы ты поехал со мной и чувствовал то, что чувствовал я, ты тоже не нашел бы иных слов, — ответил Молла.

Куда несут

— Эй, Молла, смотри — барашка несут.

— А мне какое дело?

— Так ведь к тебе несут!

— Да? А тебе какое дело?

Суп того супа

В гости к Молле Насреддину приехал его родич из соседнего селения. В подарок он привез курицу. Насреддин обрадовался и приготовил из нее суп, который хозяин и гость съели за обедом с большим удовольствием.

Через некоторое время к Насреддину стали приходить разные люди, которые говорили что они друзья или друзья друзей «того, кто подарил тебе курицу». Новых подарков они не приносили, но не прочь были полакомиться за счет Насреддина. Вначале Молла старался быть гостеприимным, но его терпение скоро кончилось. Очередной незнакомец появился у дверей Моллы, заявив:

— Я друг друга того, кто тогда-то подарил тебе курицу. Он уселся за стол в ожидании еды. Насреддин принес ему миску кипятку.

— Что это? — растерялся гость.

— Это? Суп супа того супа из той курицы, которую некогда принес в подарок мой родич, — ответил Молла.

Крупа на веревке

Сосед пришел к Насреддину и попросил одолжить веревку.

— Рад бы дать, да не могу. Она мне сейчас самому нужна, — ответил Насреддин.

— Да зачем?

— А я на ней крупу сушу.

— Как это? Такого быть не может!

— Очень даже может. Ведь сушить крупу на веревке совсем не трудно, особенно если не хочется эту веревку одалживать.

Прежняя лужа

Молла проезжал на ослике по дороге мимо глубокой лужи. Вдруг осел испугался чего-то и взбрыкнул. Молла полетел бы прямо в грязную, зловонную воду, если бы не оказавшийся рядом сосед. Он сумел удержать Насреддина от падения.

И вот при каждой встрече с Моллой этот человек начинал вспоминать о том, как он спас Моллу от падения в грязную лужу. Однажды, когда сосед в очередной раз начал говорить:

— А помнишь, Молла, ведь это я тебя спас, когда ты уже летел прямо в лужу? Вот на этом самом месте все и случилось, вот и лужа все еще здесь…

— Стой, погоди! — взмолился Насреддин.

Он подбежал к луже и плюхнулся в самую ее середину. Усевшись по горло в грязной воде, Молла крикнул соседу:

— Видишь, я теперь такой же мокрый, каким стал бы, не окажись ты тогда рядом?! Ну, теперь-то ты оставишь меня в покое?!

Вежливость и долг

Как-то раз Насреддин пришел на свадьбу, хотя его никто не приглашал.

— А ты чего пришел? — спросили Моллу. — Хозяин тебя не звал.

— Пусть ему неведома вежливость, но я не намерен пренебрегать своим соседским долгом, — ответил Насреддин.

Райское яблоко

Ученик стал просить своего учителя объяснить ему, как связаны вещи этого мира с вещами, пребывающими в высших мирах, например в Раю.

— Об этом можно рассказать лишь с помощью аллегорий, — ответил учитель.

— Неужели вы не можете дать мне убедиться на чем-то простом, что все это правда? Покажите мне что-нибудь простое.

— Что?

— Да хоть райское яблоко. Учитель взял яблоко и подал его ученику.

— Но оно же гнилое! Яблоко из рая должно быть совершенным!

— Да, райское яблоко другое. Но мы-то с тобой пока находимся там, где все приходит к концу, и яблоки тоже гниют. А если учесть твое нынешнее состояние, в особенности способность судить о райских яблоках, то вряд ли ты смог бы увидеть небесное яблоко как-то иначе.
dicius 2019-12-29 00:24:05 #
охуенно букаф
читать их я конечно не буду
Книговик 2019-12-29 00:27:21 #
СТИХОТВОРЕНИЯ 1813



К НАТАЛЬЕ.

Pourquoi craindrais-j'e de ie dire?
C'est Margot qui fixe mon goъt.

Так и мне узнать случилось,
Что за птица Купидон;
Сердце страстное пленилось;
Признаюсь - и я влюблен!
Пролетело счастья время,
Как, любви не зная бремя,
Я живал да попевал,
Как в театре и на балах,
На гуляньях иль в воксалах
Легким зефиром летал;
Как, смеясь во зло Амуру,
Я писал карикатуру
На любезный женской пол;
Но напрасно я смеялся,
Наконец и сам попался,
Сам, увы! с ума сошел.
Смехи, вольность - всё под лавку
Из Катонов я в отставку,
И теперь я - Селадон!
Миловидной жрицы Тальи
Видел прелести Натальи,
И уж в сердце - Купидон!

Так, Наталья! признаюся,
Я тобою полонен,
В первый раз еще, стыжуся,
В женски прелести влюблен.
Целый день, как ни верчуся
Лишь тобою занят я;
Ночь придет - и лишь тебя
Вижу я в пустом мечтаньи,
Вижу, в легком одеяньи
Будто милая со мной;
Робко, сладостно дыханье,
Белой груди колебанье,
Снег затмивший белизной,
И полуотверсты очи,
Скромный мрак безмолвной ночи -
Дух в восторг приводят мой!..
Я один в беседке с нею,
Вижу... девственну лилею,
Трепещу, томлюсь, немею...
И проснулся... вижу мрак
Вкруг постели одинокой!
Испускаю вздох глубокой,
Сон ленивый, томноокой
Отлетает на крылах.
Страсть сильнее становится
И, любовью утомясь,
Я слабею всякой час.
Всё к чему-то ум стремится,
А к чему? - никто из нас
Дамам в слух того не скажет,
А уж так и сяк размажет.
Я - по-свойски объяснюсь.

Все любовники желают
И того, чего не знают;
Это свойство их - дивлюсь!
Завернувшись балахоном,
С хватской шапкой на бекрень
Я желал бы Филимоном
Под вечер, как всюду тень,
Взяв Анюты нежну руку,
Изъяснять любовну муку,
Говорить: она моя!
Я желал бы, чтоб Назорой
Ты старалася меня
Удержать умильным взором.
Иль седым Опекуном
Легкой, миленькой Розины,
Старым пасынком судьбины,
В епанче и с париком,
Дерзкой пламенной рукою
Белоснежну, полну грудь...
Я желал бы... да ногою
Моря не перешагнуть.
И, хоть по уши влюбленный,
Но с тобою разлученный,
Всей надежды я лишен.

Но, Наталья! ты не знаешь
Кто твой нежный Селадон,
Ты еще не понимаешь,
Отчего не смеет он
И надеяться? - Наталья!
Выслушай еще меня:

Не владетель я Сераля,
Не арап, не турок я.
За учтивого китайца,
Грубого американца
Почитать меня нельзя,
Не представь и немчурою,
С колпаком на волосах,
С кружкой, пивом налитою,
И с цыгаркою в зубах.
Не представь кавалергарда
В каске, с длинным палашом.
Не люблю я бранный гром:
Шпага, сабля, алебарда
Не тягчат моей руки
За Адамовы грехи.

- Кто же ты, болтун влюбленный?
Взглянь на стены возвышенны,
Где безмолвья вечный мрак;
Взглянь на окны загражденны,
На лампады там зажженны...
Знай, Наталья! - я... монах!



МОНАХ.

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ.
СВЯТОЙ МОНАХ, ГРЕХОПАДЕНИЕ, ЮБКА.


Хочу воспеть, как дух нечистый Ада
Оседлан был брадатым стариком;
Как овладел он черным клобуком,
Как он втолкнул Монаха грешных в стадо.

Певец любви, фернейской старичок,
К тебе, Вольтер, я ныне обращаюсь.
Куда, скажи, девался твой смычок,
Которым я в Жан д'Арке восхищаюсь,
Где кисть твоя, скажи, ужели ввек
Их ни один не найдет человек?
Вольтер! Султан французского Парнасса,
Я не хочу седлать коня Пегаса,
Я не хочу из муз наделать дам,
Но дай лишь мне твою златую лиру,
Я буду с ней всему известен миру.
Ты хмуришься и говоришь: не дам.
А ты поэт, проклятый Аполлоном,
Испачкавший простенки кабаков,
Под Геликон упавший в грязь с Вильоном
Не можешь ли ты мне помочь, Барков?
С усмешкою даешь ты мне скрыпицу,
Сулишь вино и музу пол-девицу:
"Последуй лишь примеру моему". -
Нет, нет, Барков! скрыпицы не возьму,
Я стану петь, что в голову придется,
Пусть как-нибудь стих за стихом польется.

Не в далеке от тех прекрасных мест,
Где дерзостный восстал Иван-великой,
На голове златой носящий крест,
В глуши лесов, в пустыне мрачной, дикой,
Был монастырь; в глухих его стенах
Под старость лет один седой Монах
Святым житьем, молитвами спасался
И дней к концу спокойно приближался.
Наш труженик не слишком был богат,
За пышность он не мог попасться в ад.
Имел кота, имел псалтирь и четки,
Клобук, стихарь да штоф зеленой водки.
Взошедши в дом, где мирно жил Монах,
Не золота увидели б вы горы,
Не мрамор там прельстил бы ваши взоры
Там не висел Рафаель на стенах.
Увидели б вы стул об трех ногах,
Да в уголку скамейка в пол-аршина,
На коей спал и завтракал Монах.
Там пуховик над лавкой не вздувался.
Хотя монах, он в пухе не валялся
Меж двух простынь на мягких тюфяках.
Весь круглый год святой отец постился,
Весь божий день он в кельи провождал,
"Помилуй мя" в полголоса читал,
Ел плотно, спал и всякой час молился.

А ты, Монах, мятежный езуит!
Красней теперь, коль ты краснеть умеешь,
Коль совести хоть капельку имеешь;
Красней и ты, богатый Кармелит,
И ты стыдись, Печерской Лавры житель,
Сердец и душ смиренный повелитель...
Но, лира! стой! - Далеко занесло
Уже меня противу рясок рвенье;
Бесить попов не наше ремесло.

Панкратий жил счастлив в уединеньи,
Надеялся увидеть вскоре рай,
Но ни один земли безвестный край
Защитить нас от дьявола не может. -
И в тех местах, где черный сатана
Под стражею от злости когти гложет,
Узнали вдруг, что разгорожена
К монастырям свободная дорога.
И вдруг толпой все черти поднялись,
По воздуху на крыльях понеслись -
Иной в Париж к плешивым Картезианцам
С копейками, с червонцами полез,
Тот в Ватикан к брюхатым италианцам
Бургонского и макарони нес;
Тот девкою с прелатом повалился,
Тот молодцом к монашенкам пустился.
И слышал я, что будто старый поп,
Одной ногой уже вступивший в гроб,
Двух молодых венчал перед налоем.
Чорт прибежал Амуров с целым роем,
И вдруг дьячок на крылосе всхрапел,
Поп замолчал - на девицу глядел,
А девица на дьякона глядела.
У жениха кровь сильно закипела,
А бес всех их к себе же в ад повел.

Уж темна ночь на небеса всходила,
Уж в городах утих вседневный шум,
Луна в окно Монаха осветила. -
В молитвенник весь устремивший ум,
Панкратий наш Николы пред иконой
Со вздохами земные клал поклоны. -
Пришел Молок (так дьявола зовут),
Панкратия под черной ряской скрылся.
Святой Монах молился уж, молился,
Вздыхал, вздыхал, а дьявол тут как тут.
Бьет час, Молок не хочет отцепиться,
Бьет два, бьет три - нечистый всё сидит.
"Уж будешь мой",- он сам с собой ворчит.
А наш старик уж перестал креститься,
На лавку сел, потер глаза, зевнул,
С молитвою три раза протянулся,
Зевнул опять, и... чуть-чуть не заснул.
Однако ж нет! Панкратий вдруг проснулся,
И снова бес Монаха соблазнять,
Чтоб усыпить, Боброва стал читать.
Монах скучал, Монах тому дивился.
Век не зевал, как богу он молился.
Но - нет уж сил, кресты, псалтирь, слова, -
Всё позабыл; седая голова,
Как яблоко, по груди покатилась,
Со лбу рука в колени опустилась,
Молитвенник упал из рук под стол,
Святой вздремал, всхрапел, как старый вол.

Несчастный! спи... Панкратий вдруг проснулся
Взад и вперед со страхом оглянулся,
Перекрестясь с постели он встает,
Глядит вокруг - светильня нагорела;
Чуть слабый свет вокруг себя лиет;
Что-то в углу как будто забелело.
Монах идет - что ж? юбку видит он.

"Что вижу я!... иль это только сон? -
Вскричал Монах, остолбенев, бледнея. -
Как! это что?..." и, продолжать не смея,
Как вкопаный, пред белой юбкой стал,
Молчал, краснел, смущался, трепетал.

Огню любви единственна преграда,
Любовника сладчайшая награда
И прелестей единственный покров,
О юбка! речь к тебе я обращаю,
Строки сии тебе я посвящаю,
Одушеви перо мое, любовь!

Люблю тебя, о юбка дорогая,
Когда меня под вечер ожидая,
Наталья, сняв парчовый сарафан,
Тобою лишь окружит тонкий стан.
Что может быть тогда тебя милее?
И ты, виясь вокруг прекрасных ног,
Струи ручьев прозрачнее, светлее,
Касаешься тех мест, где юный бог
Покоится меж розой и лилеей.

Иль, как Филон, за Хлоей побежав,
Прижать ее в объятия стремится,
Зеленый куст тебя вдруг удержав...
Она должна, стыдясь, остановиться.
Но поздно всё, Филон, ее догнав,
С ней на траву душистую валится
И пламенна, дрожащая рука
Счастливого любовью пастуха
Тебя за край тихонько поднимает.
Она ему взор томный осклабляет,
И он... но нет; не смею продолжать.
Я трепещу, и сердце сильно бьется,
И, может быть, читатели, как знать?
И ваша кровь с стремленьем страсти льется.
Но наш Монах о юбке рассуждал
Не так, как я (я молод, не пострижен
И счастием нимало не обижен).
Он не был рад, что юбку увидал,
И в тот же час смекнул и догадался,
Что в когти он нечистого попался.



ПЕСНЬ ВТОРАЯ.
ГОРЬКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ, СОН, СПАСИТЕЛЬНАЯ МЫСЛЬ.


Покаместь ночь еще не удалилась,
Покаместь свет лила еще луна,
То юбка всё еще была видна.
Как скоро ж твердь зарею осветилась,
От взоров вдруг сокрылася она.

А наш Монах, увы, лишен покоя.
Уж он не спит, не гладит он кота,
Не помнит он церковного налоя,
Со всех сторон Панкратию беда.
"Как, - мыслит он, - когда и собачонки
В монастыре и духа нет моем,
Когда здесь ввек не видывал юбчонки,
Кто мог ее принесть ко мне же в дом?
Уж мнится мне... прости, владыко, в том!
Уж нет ли здесь... страшусь сказать... девчонки".
Монах краснел и, делать что, не знал.
Во всех углах, под лавками искал.
Всё тщетно, нет, ни с чем старик остался,
Зато весь день, как бледна тень, таскался,
Не ел, не пил, покойно и не спал.

Проходит день, и вечер наступая
Зажег везде лампады и свечи.
Уже Монах, с главы клобук снимая,
Ложился спать. - Но только что лучи
Луна с небес в окно его пустила
И юбку вдруг на лавке осветила,
Зажмурился встревоженный Монах
И, чтоб не впасть кой-как во искушенье,
Хотел уже на век лишиться зренья,
Лишь только бы на юбку не смотреть.
Старик кряхтя на бок перевернулся
И в простыню тепленько завернулся,
Сомкнул глаза, заснул и стал храпеть.

Тот час Молок вдруг в муху превратился
И полетел жужжать вокруг него.
Летал, летал, по комнате кружился
И на нос сел монаха моего.
Панкратья вновь он соблазнять пустил.
Монах храпит и чудный видит сон.

Казалося ему, что средь долины,
Между цветов, стоит под миртом он,
Вокруг него Сатиров, Фавнов сонм.
Иной смеясь льет в кубок пенны вины;
Зеленый плющ на черных волосах,
И виноград на голове висящий,
И легкий фирз, у ног его лежащий, -
Всё говорит, что вечно-юный Вакх,
Веселья бог, сатира покровитель.
Другой, надув пастушечью свирель,
Поет любовь, и сердца повелитель
Одушевлял его веселу трель.
Под липами там пляшут хороводом
Толпы детей и юношей, и дев.
А далее, ветвей под темным сводом,
В густой тени развесистых дерев,
На ложе роз, любовью распаленны,
Чуть-чуть дыша, весельем истощенны,
Средь радостей и сладостных прохлад,
Обнявшися любовники лежат.

Монах на всё взирал смятенным оком
То на стакан он взоры обращал,
То на девиц глядел чернец со вздохом,
Плешивый лоб с досадою чесал -
Стоя, как пень, и рот в сажень разинув.
И вдруг, в душе почувствовав кураж
И на бекрень взъярясь клобук надвину:.
В зеленый лес, как бело-усый паж,
Как легкий конь, за девкою погнался.

Быстрей орла, быстрее звука лир
Прелестница летела, как зефир.
Но наш Монах Эол пред ней казался,
Без отдыха за новой Дафной гнался.
"Не дам, - ворчал, - я промаха в кольцо".
Но леший вдруг, мелькнув из-за кусточка,
Панкратья хвать юбчонкою в лицо.
И вдруг исчез приятный вид лесочка.
Ручья, холмов и Нимф не видит он,
Уж Фавнов нет, вспорхнул и Купидон,
И нет следа красоточки прелестной.
Монах один в степи глухой, безвестной,
Нахмуря взор; темнеет небосклон,
Вдруг грянул гром, монаха поражает -
Панкратий: "Ах!...", и вдруг проснулся он.

Смущенный взор он всюду обращает:
На небесах, как яхонты, горя,
Уже восток румянила заря.
И юбки нет. - Панкратий встал, умылся
И, помолясь, он плакать сильно стал,
Сел под окно и горько горевал.
"Ах! - думал он, - почто ты прогневился?
Чем виноват, владыко, пред тобой?
Как грешником, вертит нечистый мной.
Хочу не спать, хочу тебе молиться,
Возьму псалтирь, а тут и юбку вдруг.
Хочу вздремать и ночью сном забыться,
Что ж снится мне? смущается мой дух.
Услышь мое усердное моленье,
Не дай мне впасть, господь, во искушенье!"
Услышал бог молитвы старика,
И ум его в минуту просветился.
Из бедного седого простяка
Панкратий вдруг в Невтоны претворился.
Обдумывал, смотрел, сличал, смекнул
И в радости свой опрокинул стул.
И, как мудрец, кем Сиракуз спасался,
По улице бежавший бос и гол,
Открытием своим он восхищался
И громко всем кричал: "нашел! нашел!"
"Ну! - думал он, - от бесов и юбчонки
Избавлюсь я - и милые девчонки
Уже меня во сне не соблазнят.
Я заживу опять монах монахом,
Я стану ждать последний час со страхом
И с верою, и всё пойдет на лад".
Так мыслил он - и очень ошибался.
Могущий Рок, вселенной Господин,
Панкратием, как куклой, забавлялся.

Монах водой наполнил свой кувшин,
Забормотал над ним слова молитвы
И был готов на грозны ада битвы.
Ждет юбки он - с своей же стороны
Нечистый дух весь день был на работе
И весь в жару, в грязи, в пыли и поте
Предупредить спешил восход луны.



ПЕСНЬ ТРЕТИЯ.
ПОЙМАННЫЙ БЕС.


Ах, отчего мне дивная природа
Корреджио искусства не дала?
Тогда б в число Парнасского народа
Лихая страсть меня не занесла.
Чернилами я не марал бы пальцы,
Не засорял бумагою чердак,
И за бюро, как девица за пяльцы,
Стихи писать не сел бы я никак.
Я кисти б взял бестрепетной рукою
И, выпив вмиг шампанского стакан,
Трудиться б стал я с жаркой головою,
Как Цициан иль пламенный Албан.
Представил бы все прелести Натальи,
На полну грудь спустил бы прядь волос,
Вкруг головы венок душистых роз,
Вкруг милых ног одежду резвей Тальи,
Стан обхватил Киприды б пояс злат.
И кистью б был счастливей я стократ!

Иль краски б взял Вернета иль Пуссина;
Волной реки струилась бы холстина;
На небосклон палящих, южных стран
Возведши ночь с задумчивой луною,
Представил бы над серою скалою,
Вкруг коей бьет шумящий океан,
Высокие, покрыты мохом стены;
И там в волнах, где дышет ветерок,
На серебре, вкруг скал блестящей пены,
Зефирами колеблемый челнок.
Нарисовал бы в нем я Кантемиру,
Ее красы... и рад бы бросить лиру,
От чистых муз навеки удалясь.
Но Рубенсом на свет я не родился,
Не рисовать, я рифмы плесть пустился.
М<артынов> пусть пленяет кистью нас,
А я - я вновь взмостился на Парнас.
Исполнившись иройскою отвагой,
Опять беру чернильницу с бумагой
И стану вновь я песни продолжать.

Что делает теперь седой Панкратий?
Что делает и враг его косматый?
Уж перестал Феб землю освещать;
Со всех сторон уж тени налетают;
Туман сокрыл вид рощиц и лесов;
Уж кое-где и звездочки блистают...
Уж и луна мелькнула сквозь лесов...
Ни жив, ни мертв сидит под образами
Чернец, молясь обеими руками.
И вдруг бела, как вновь напавший снег
Москвы реки на каменистый брег,
Как легка тень, в глазах явилась юбка...
Монах встает, как пламень покраснев,
Как модинки прелестной ала губка.
Схватил кувшин, весь гневом возгорев,
И всей водой он юбку обливает.
О чудо!.. вмиг сей призрак исчезает -
И вот пред ним с рогами и с хвостом,
Как серый волк, щетиной весь покрытый,
Как добрый конь с подкованным копытом
Предстал Молок, дрожащий под столом,
С главы до ног облитый весь водою,
Закрыв себя подолом епанчи,
Вращал глаза, как фонари в ночи.
"Ура! - вскричал монах с усмешкой злою,
Поймал тебя. подземный чародей.
Ты мой теперь, не вырвешься, злодей.
Все шалости заплатишь головою.
Иди в бутыль, закупорю тебя,
Сейчас ее в колодез брошу я.
Ага, Мамон! дрожишь передо мною".
- "Ты победил, почтенный старичок, -
Так отвечал смирьнехонько Молок. -
Ты победил, но будь великодушен,
В гнилой воде меня не потопи.
Я буду ввек за то тебе послушен,
Спокойно ешь, спокойно ночью спи,
Уж соблазнять тебя никак не стану".
- "Всё так, всё так, да полезай в бутыль,
Уж от тебя, мой друг, я не отстану,
Ведь плутни все твои я не забыл".
- "Прости меня, доволен будешь мною,
Богатства все польют к тебе рекою.
Как Банкова, я в знать тебя пущу,
Достану дом, куплю тебе кареты,
Придут к тебе в переднюю поэты;
Всех кланяться заставлю богачу,
Сниму клобук, по моде причешу.
Всё променяв на длинный фрак с штанами,
Поскачешь ты гордиться жеребцами,
Народ, смеясь, колесами давить
И аглинской каретой всех дивить.
Поедешь ты потеть у Шиловского,
За ужином дремать у Горчакова,
К Нарышкиной подправливать жилет.
Потом всю знать (с министрами, с князьями
Ведь будешь жить, как с кровными друзьями)
Ты позовешь на пышный свой обед".
- "Не соблазнишь! тебя я не оставлю,
Без дальних слов сей час в бутыль иди".
- "Постой, постой, голубчик, погоди!
Я жен тебе и красных дев доставлю".
- "Проклятый бес! как? и в моих руках
Осмелился ты думать о женах!
Смотри какой! но нет, работник ада,
Ты не прельстишь Панкратья суетой.
За всё, про всё готова уж награда,
Раскаешься, служитель беса злой!"
- "Минуту дай с тобою изъясниться,
Оставь меня, не будь врагом моим.
Поступок сей наверно наградится,
А я тебя свезу в Иерусалим".
При сих словах Монах себя не вспомнил.
"В Иерусалим!" - дивясь он бесу молвил.
- "В Иерусалим! - да, да, свезу тебя".
- "Ну, естьли так, тебя избавлю я".

Старик, старик, не слушай ты Молока,
Оставь его, оставь Иерусалим.
Лишь ищет бес поддеть святого с бока,
Не связывай ты тесной дружбы с ним.
Но ты меня не слушаешь, Панкратий,
Берешь седло, берешь чепрак, узду.
Уж под тобой бодрится чорт проклятый,
Готовится на адскую езду.
Лети, старик, сев на плеча Молока,
Толкай его и в зад и под бока,
Лети, спеши в священный град востока,
Но помни то, что не на лошака
Ты возложил свои почтенны ноги.
Держись, держись всегда прямой дороги,
Ведь в мрачный Ад дорога широка.



НЕСЧАСТИЕ КЛИТА.

Внук Тредьяковского Клит гекзаметром песенки пишет,
Противу ямба, хорея злобой ужасною дышет;
Мера простая сия всё портит, по мнению Клита,
Смысл затмевает стихов и жар охлаждает пиита.
Спорить о том я не смею, пусть он безвинных поносит,
Ямб охладил рифмача, гекзаметры ж он заморозит.
Хреновый Хохмач 2019-12-29 00:27:48 #
Многа букоф.
Ниасилил!
НЕ ПИШИ ИСЧО!
ПАЗЯЗЯ.
НИНАДА11
Книговик 2019-12-29 00:29:07 #
СТИХОТВОРЕНИЯ 1814



К ДРУГУ СТИХОТВОРЦУ.

Арист! и ты в толпе служителей Парнасса!
Ты хочешь оседлать упрямого Пегаса;
За лаврами спешишь опасною стезей,
И с строгой критикой вступаешь смело в бой!

Арист, поверь ты мне, оставь перо, чернилы,
Забудь ручьи, леса, унылые могилы,
В холодных песенках любовью не пылай;
Чтоб не слететь с горы, скорее вниз ступай!
Довольно без тебя поэтов есть и будет;
Их напечатают - и целый свет забудет.
Быть может и теперь, от шума удалясь
И с глупой музою навек соединясь,
Под сенью мирною Минервиной эгиды (1)
Сокрыт другой отец второй "Телемахиды".
Страшися участи бессмысленных певцов,
Нас убивающих громадою стихов!
Потомков поздных дань поэтам справедлива;
На Пинде лавры есть, но есть там и крапива.
Страшись бесславия! - Что, естьли Аполлон,
Услышав, что и ты полез на Геликон,
С презреньем покачав кудрявой головою,
Твой гений наградит - спасительной лозою?

Но что? ты хмуришься и отвечать готов;
"Пожалуй, - скажешь мне, - не трать излишних слов;
Когда на что решусь, уж я не отступаю,
И знай, мой жребий пал, я лиру избираю.
Пусть судит обо мне, как хочет, целый свет,
Сердись, кричи, бранись, - а я таки поэт".

Арист, не тот поэт, кто рифмы плесть умеет
И, перьями скрыпя, бумаги не жалеет.
Хорошие стихи не так легко писать,
Как Витгенштеину французов побеждать.
Меж тем как Дмитриев, Державин, Ломоносов.
Певцы бессмертные, и честь, и слава россов,
Питают здравый ум и вместе учат нас,
Сколь много гибнет книг, на свет едва родясь!
Творенья громкие Рифматова, Графова
С тяжелым Бибрусом гниют у Глазунова;
Никто не вспомнит их, не станет вздор читать,
И Фебова на них проклятия печать.

Положим, что, на Пинд взобравшися счастливо,
Поэтом можешь ты назваться справедливо:
Все с удовольствием тогда тебя прочтут.
Но мнишь ли, что к тебе рекой уже текут
За то, что ты поэт, несметные богатства,
Что ты уже берешь на откуп государства,
В железных сундуках червонцы хоронишь
И, лежа на боку, покойно ешь и спишь?
Не так, любезный друг, писатели богаты;
Судьбой им не даны ни мраморны палаты,
Ни чистым золотом набиты сундуки:
Лачужка под землей, высоки чердаки -
Вот пышны их дворцы, великолепны залы.
Поэтов - хвалят все, питают - лишь журналы;
Катится мимо их Фортуны колесо;
Родился наг и наг ступает в гроб Руссо;
Камоэнс с нищими постелю разделяет;
Костров на чердаке безвестно умирает,
Руками чуждыми могиле предан он:
Их жизнь - ряд горестей, гремяща слава - сон.

Ты, кажется, теперь задумался немного.
"Да что же, - говоришь, - судя о всех так строго,
Перебирая всё, как новый Ювенал,
Ты о Поэзии со мною толковал;
А сам, поссорившись с Парнасскими сестрами,
Мне проповедовать пришел сюда стихами?
Что сделалось с тобой? В уме ли ты, иль нет?"
Арист, без дальных слов, вот мой тебе ответ:

В деревне, помнится, с мирянами простыми,
Священник пожилой и с кудрями седыми,
В миру с соседями, в чести, довольстве жил
И первым мудрецом у всех издавна слыл.
Однажды, осушив бутылки и стаканы,
Со свадьбы, под вечер, он шел немного пьяный;
Попалися ему навстречу мужики.
"Послушай, батюшка, - сказали простяки, -
Настави грешных нас - ты пить ведь запрещаешь
Быть трезвым всякому всегда повелеваешь,
И верим мы тебе; да что ж сегодня сам..."
- "Послушайте,- сказал священник мужикам,-
Как в церкви вас учу, так вы и поступайте,
Живите хорошо, а мне - не подражайте".

И мне то самое пришлося отвечать;
Я не хочу себя нимало оправдать:
Счастлив, кто, ко стихам не чувствуя охоты,
Проводит тихой век без горя, без заботы,
Своими одами журналы не тягчит,
И над экспромптами недели не сидит!
Не любит он гулять по высотам Парнасса,
Не ищет чистых муз, ни пылкого Пегаса,
Его с пером в руке Рамаков не страшит;
Спокоен, весел он, Арист, он - не пиит.

Но полно рассуждать - боюсь тебе наскучить
И сатирическим пером тебя замучить.
Теперь, любезный друг, я дал тебе совет,
Оставишь ли свирель, умолкнешь, или нет?..
Подумай обо всем и выбери любое:
Быть славным - хорошо, спокойным - лучше вдвое.



КОЛЬНА.
(ПОДРАЖАНИЕ OCCИAHУ).


(Фингал послал Тоскара воздвигнуть на берегах источника Кроны памятник победы, одержанной им некогда на сем месте. Между тем как он занимался сим трудом, Карул, соседственный государь, пригласил его к пиршеству; Тоскар влюбился в дочь его Кольну; нечаянный случай открыл взаимные их чувства и осчастливил Тоскара).

Источник быстрый Каломоны,
Бегущий к дальним берегам,
Я зрю, твои взмущенны волны
Потоком мутным по скалам
При блеске звезд ночных сверкают
Сквозь дремлющий, пустынный лес,
Шумят и корни орошают
Сплетенных в темный кров древес.
Твой мшистый брег любила Кольна,
Когда по небу тень лилась:
Ты зрел, когда, в любви невольна,
Здесь другу Кольна отдалась.

В чертогах Сельмы царь могущих
Тоскару юному вещал:
"Гряди во мрак лесов дремучих,
Где Крона катит черный вал,
Шумящей прохлажден осиной. -
Там ряд является могил:
Там с верной, храброю дружиной
Полки врагов я расточил.
И много, много сильных пало:
Их гробы черный вран стрежет.
Гряди - и там, где их не стало,
Воздвигни памятник побед!"
Он рек, и в путь безвестный, дальный
Пустился с бардами Тоскар,
Идет во мгле ночи печальной,
В вечерний хлад, в полдневный жар. -
Денница красная выводит
Златое утро в небеса,
И вот уже Тоскар подходит
К местам, где в темные леса
Бежит седой источник Кроны
И кроется в долины сонны. -
Воспели барды гимн святой;
Тоскар обломок гор кремнистых
Усильно мощною рукой
Влечет из бездны волн сребристых,
И с шумом на высокой брег
В густой и дикой злак поверг;
На нем повесил черны латы,
Покрытый кровью предков меч,
И круглый щит, и шлем пернатый,
И обратил он к камню речь:

"Вещай, сын шумного потока,
О храбрых поздним временам!
Да в страшный час, как ночь глубока
В туманах ляжет по лесам,
Пришлец, дорогой утомленный,
Возлегши под надежный кров,
Воспомнит веки отдаленны
В мечтаньи сладком легких снов!
С рассветом алыя денницы,
Лучами солнца пробужден,
Он узрит мрачные гробницы...
И грозным видом поражен,
Вопросит сын иноплеменный:
"Кто памятник воздвиг надменный
И старец, летами согбен,
Речет: "Тоскар наш незабвенный,
Герой умчавшихся времен!"

Небес сокрылся вечный житель,
Заря потухла в небесах;
Луна в воздушную обитель
Спешит на темных облаках;
Уж ночь на холме - берег Кроны
С окрестной рощею заснул:
Владыко сильный Каломоны,
Иноплеменных друг, Карул
Призвал Морвенского героя
В жилище Кольны молодой
Вкусить приятности покоя
И пить из чаши круговой.
......................................
.....................................
Близь пепелища все воссели;
Веселья барды песнь воспели.
И в пене кубок золотой
Крутом несется чередой. -
Печален лишь пришелец Лоры,
Главу ко груди преклонил:
Задумчиво он страстны взоры
На нежну Кольну устремил -
И тяжко грудь его вздыхает,
В очах веселья блеск потух,
То огнь по членам пробегает,
То негою томится дух;
Тоскует, втайне ощущая
Волненье сильное в крови
На юны прелести взирая,
Он полну чашу пьет любви.

Но вот уж дуб престал дымиться,
И тень мрачнее становится,
Чернеет тусклый небосклон,
И царствует в чертогах сон.
...........................................
...........................................
Редеет ночь - заря багряна
Лучами солнца возжена;
Пред ней златится твердь румяна:
Тоскар покинул ложе сна;
Быстротекущей Каломоны
Идет по влажным берегам,
Спешит узреть долины Кроны
И внемлет плещущим волнам.
И вдруг из сени темной рощи,
Как в час весенней полунощи
Из облак месяц золотой,
Выходит ратник молодой. -
Меч острый на бедре сияет,
Копье десницу воружает:
Надвинут на чело шелом,
И гибкой стан покрыт щитом:
Зарею латы серебрятся
Сквозь утренний в долине пар.

"О юный ратник! - рек Тоскар, -
С каким врагом тебе сражаться?
Ужель и в сей стране война
Багрит ручьев струисты волны?
Но всё спокойно - тишина
Окрест жилища нежной Кольны".
"Спокойны дебри Каломоны,
Цветет отчизны край златой;
Но Кольна там не обитает,
И ныне по стезе глухой
Пустыню с милым протекает,
Пленившим сердце красотой".
"Что рек ты мне, младой воитель?
Куда сокрылся похититель?
Подай мне щит твой!" - И Тоскар
Приемлет щит, пылая мщеньем.
Но вдруг исчез геройства жар;
Что зрит он с сладким восхищеньем?
Не в силах в страсти воздохнуть,
Пылая вдруг восторгом новым...
Лилейна обнажилась грудь,
Под грозным дышуща покровом...
- "Ты ль это?..." - возопил герой,
И трепетно рукой дрожащей
С главы снимает шлем блестящий -
И Кольну видит пред собой.



ЭВЛЕГА.

Вдали ты зришь утес уединенный;
Пещеры в нем изрылась глубина:
Темнеет вход, кустами окруженный,
Вблизи шумит и пенится волна.
Вечор, когда туманилась луна,
Здесь милого Эвлега призывала;
Здесь тихий глас горам передавала
Во тьме ночной печальна и одна:

"Приди, Одульф, уж роща побледнела.
На дикой мох Одульфа ждать я села,
Пылает грудь, за вздохом вздох летит.
О! сладко жить, мой друг, душа с душою.
Приди, Одульф, забудусь я с тобою,
И поцелуй любовью возгорит.

Беги, Осгар, твои мне страшны взоры,
Твой грозен вид, и хладны разговоры.
Оставь меня, не мною торжествуй!
Уже другой в ночи со мною дремлет,
Уж на заре другой меня объемлет,
И сладостен его мне поцелуй.

Что ж медлит он свершить мои надежды?
Для милого я сбросила одежды!
Завистливый покров у ног лежит.
Но чу!... идут - так! это друг мой нежный.
Уж начались восторги страсти нежной,
И поцелуй любовью возгорит".

Идет Одульф; во взорах - упоенье,
В груди - любовь, и прочь бежит печаль;
Но близ его во тьме сверкнула сталь,
И вздрогнул он - родилось подозренье:
"Кто ты? - спросил, - почто ты здесь? Вещай,
Ответствуй мне, о сын угрюмой ночи!"

"Бессильный враг! Осгара убегай!
В пустынной тьме что ищут робки очи?
Страшись меня, я страстью воспален:
В пещере здесь Эйлега ждет Осгара!"
Булатный меч в минуту обнажен,
Огонь летит струями от удара...

Услышала Эвлега стук мечей
И бросила со страхом хлад пещерный.
"Приди узреть предмет любви твоей! -
Вскричал Одульф подруге нежной, верной. -
Изменница! ты здесь его зовешь?
Во тьме ночной вас услаждает нега,
Но дерзкого в Валгалле ты найдешь!"

Он поднял меч... и с трепетом Эвлега
Падет на дерн, как клок летучий снега,
Мятелицей отторженный со скал!
Друг на друга соперники стремятся,
Кровавый ток по камням побежал:
В кустарники с отчаяньем катятся.
Последний глас Эвлегу призывал,
И смерти хлад их ярость оковал.



ОСГАР.

По камням гробовым, в туманах полуночи,
Ступая трепетно усталою ногой,
По Лоре путник шел, напрасно томны очи
Ночлега мирного искали в тьме густой.
Пещеры нет пред ним, на береге угрюмом
Не видит хижины, наследья рыбаря;
В дали дремучий бор качают ветры с шумом,
Луна за тучами, и в море спит заря.

Идет, и на скале, обросшей влажным мохом,
Зрит барда старого - веселье прошлых лет:
Склонясь седым челом над воющим потоком,
В безмолвии времен он созерцал полет.
Зубчатый меч висел на ветьви мрачной ивы.
Задумчивый певец взор тихий обратил
На сына чуждых стран, и путник боязливый
Содрогся в ужасе и мимо поспешил.

"Стой, путник! стой! - вещал певец веков минувших: -
Здесь пали храбрые, почти их бранный прах!
Почти геройства чад, могилы сном уснувших!"
Пришлец главой поник - и, мнилось, на холмах
Восставший ряд теней главы окровавленны
С улыбкой гордою на странника склонял.
"Чей гроб я вижу там?" - вещал иноплеменный
И барду посохом на берег указал.

Колчан и шлем стальной, к утесу пригвожденный,
Бросали тусклый луч, луною озлатясь.
"Увы! здесь пал Осгар! - рек старец вдохновенный, -
О! рано юноше настал последний час!
Но он искал его: я зрел, как в ратном строе
Он первыя стрелы с весельем ожидал
И рвался из рядов, и пал в кипящем бое:
Покойся, юноша! ты в брани славной пал.

Во цвете нежных лет любил Осгар Мальвину,
Не раз он в радости с подругою встречал
Вечерний свет луны, скользящий на долину,
И тень, упадшую с приморских грозных скал.
Казалось, их сердца друг к другу пламенели;
Одной, одной Осгар Мальвиною дышал;
Но быстро дни любви и счастья пролетели,
И вечер горести для юноши настал.

Однажды, в темну ночь зимы порой унылой,
Осгар стучится в дверь красавицы младой
И шепчет: "Юный друг! не медли, здесь твой милый!"
Но тихо в хижине. Вновь робкою рукой
Стучит и слушает: лишь ветры с свистом веют.
"Ужели спишь теперь, Мальвина? - мгла вокруг,
Валится снег, власы в тумане леденеют.
Услышь, услышь меня, Мальвина, милый друг!"

Он в третий раз стучит, со скрыпом дверь шатнулась.
Он входит с трепетом. Несчастный! что ж узрел?
Темнеет взор его, Мальвина содрогнулась,
Он зрит - в объятиях изменницы Звигнел!
И ярость дикая во взорах закипела:
Немеет и дрожит любовник молодой.
Он грозный меч извлек, и нет уже Звигнела,
И бледный дух его сокрылся в тьме ночной!

Мальвина обняла несчастного колена,
Но взоры отвратив: "Живи! - вещал Осгар, -
Живи, уж я не твой, презренна мной измена,
Забуду, потушу к неверной страсти жар".
И тихо за порог выходит он в молчанье,
Окован мрачною, безмолвною тоской -
Исчезло сладкое навек очарованье!
Он в мире одинок, уж нет души родной.

Я видел юношу: поникнув головою,
Мальвины имя он в отчаяньи шептал;
Как сумрак, дремлющий над бездною морскою,
На сердце горестном унынья мрак лежал.
На друга детских лет взглянул он торопливо;
Уже недвижный взор друзей не узнавал;
От пиршеств удален, в пустыне молчаливой
Он одиночеством печаль свою питал.

И длинный год провел Осгар среди мучений.
Вдруг грянул трубный глас! Оденов сын, Фингал,
Вел грозных на мечи, в кровавый пыл сражений.
Осгар послышал весть и бранью воспылал.
Здесь меч его сверкнул, и смерть пред ним бежала;
Покрытый ранами, здесь пал на груду тел.
Он пал - еще рука меча кругом искала,
И крепкий сон веков на сильного слетел.

Побегли вспять враги - и тихий мир герою!
И тихо все вокруг могильного холма!
Лишь в осень хладную, безмесячной порою,
Когда вершины гор тягчит сырая тьма,
В багровом облаке, одеянна туманом,
Над камнем гробовым уныла тень сидит,
И стрелы дребезжат, стучит броня с колчаном,
И клен, зашевелясь, таинственно шумит".



РАССУДОК И ЛЮБОВЬ.

Младой Дафнис, гоняясь за Доридой,
"Постой, - кричал, - прелестная! постой,
Скажи: "Люблю" - и бегать за тобой
Не стану я - клянуся в том Кипридой!"
"Молчи, молчи!" - Рассудок говорил,
А плут Эрот: "Скажи: "ты сердцу мил!"

"Ты сердцу мил!" - пастушка повторила,
И их сердца огнем любви зажглись,
И пал к ногам красавицы Дафнис,
И страстный взор Дорида потупила.
"Беги, беги!" - Рассудок ей твердил,
А плут Эрот: "Останься!" - говорил.

Осталася - и трепетной рукою
Взял руку ей счастливый пастушок.
"Взгляни, - сказал, - с подругой голубок
Там обнялись под тенью лип густою!"
"Беги! беги!" - Рассудок повторил,
"Учись от них!" - Эрот ей говорил.

И нежная улыбка пробежала
Красавицы на пламенных устах
И вот она с томлением в глазах
К любезному в объятия упала...
"Будь счастлива!" - Эрот ей прошептал.
Рассудок что ж? Рассудок уж молчал.



К СЕСТРЕ.

Ты хочешь, друг бесценный,
Чтоб я, поэт младой,
Беседовал с тобой
И с лирою забвенной,
Мечтами окриленный,
Оставил монастырь
И край уединенный,
Где непрерывный мир
Во мраке опустился
И в пустыни глухой
Безмолвно воцарился
С угрюмой тишиной. (2)
................................
И быстрою стрелой
На невской брег примчуся
С подругой обнимуся
Весны моей златой,
И, как певец Людмилы,
Мечты невольник милый,
Взошед под отчий кров,
Несу тебе не злато
(Чернец я небогатый),
В подарок пук стихов.

Тайком взошед в диванну,
Хоть помощью пера,
О, как тебя застану,
Любезная сестра?
Чем сердце занимаешь
Вечернею порой?
Жан-Жака ли читаешь,
Жанлиса ль пред тобой?
Иль с резвым Гамильтоном
Смеешься всей душой?
Иль с Греем и Томсоном
Ты пренеслась мечтой
В поля, где от дубравы
В дол веет ветерок,
И шепчет лес кудрявый,
И мчится величавый
С вершины гор поток?
Иль моську престарелу,
В подушках поседелу,
Окутав в длинну шаль
И с нежностью лелея,
Ты к ней зовешь Морфея?
Иль смотришь в темну даль
Задумчивой Светланой
Над шумною Невой?
Иль звучным фортепьяно
Под беглою рукой
Моцарта оживляешь?
Иль тоны повторяешь?
Пиччини и Рамо?

Но вот уж я с тобою,
И в радости немой
Твой друг расцвел душою,
Как ясный вешний день.
Забыты дни разлуки,
Дни горести и скуки,
Исчезла грусти тень.

Но это лишь мечтанье!
Увы, в монастыре,
При бледном свеч сиянье,
Один пишу к сестре.
Все тихо в мрачной кельи:
Защелка на дверях,
Молчанье, враг веселий,
И скука на часах!
Стул ветхой, необитый,
И шаткая постель,
Сосуд, водой налитый,
Соломенна свирель -
Вот все, что пред собою
Я вижу, пробужден.
Фантазия, тобою
Одной я награжден,
Тобою пренесенный
К волшебной Иппокрене,
И в келье я блажен.

Что было бы со мною,
Богиня, без тебя?
Знакомый с суетою,
Приятной для меня,
Увлечен в даль судьбою,
Я вдруг в глухих стенах,
Как Леты на брегах,
Явился заключенным,
На веки погребенным,
И скрыпнули врата,
Сомкнувшися за мною,
И мира красота
Оделась черной мглою!..
С тех пор гляжу на свет,
Как узник из темницы
На яркий блеск денницы.
Светило ль дня взойдет,
Луч кинув позлащенный
Сквозь узкое окно,
Но сердце помраченно
Не радует оно.
Иль позднею порою,
Как луч на небесах,
Покрытых чернотою,
Темнеет в облаках, -
С унынием встречаю
Я сумрачную тень
И с вздохом провожаю
Скрывающийся день!..
Сквозь слез смотрю в решетки,
Перебирая четки.

Но время протечет,
И с каменных ворот
Падут, падут затворы,
И в пышный Петроград
Через долины, горы
Ретивые примчат;
Спеша на новоселье,
Оставлю темну келью,
Поля, сады свои;
Под стол клобук с веригой -
И прилечу расстригой
В объятия твои.



КРАСАВИЦЕ, КОТОРАЯ НЮХАЛА ТАБАК.

Возможно ль? вместо роз, Амуром насажденных,
[Тюльпанов гордо наклоненных,]
Душистых ландышей, ясминов и лилей,
[Которых ты всегда] любила
[И прежде всякой день] носила
На мраморной груди твоей -
Возможно ль, милая Климена,
Какая странная во вкусе перемена!.....
Ты любишь обонять не утренний цветок,
А вредную траву зелену,
Искусством превращенну
В пушистый порошок! -
Пускай уже седой профессор Геттингена,
На старой кафедре согнувшися дугой,
Вперив в латинщину глубокой разум свой,
Раскашлявшись, табак толченый
Пихает в длинный нос иссохшею рукой;
Пускай младой драгун усатый
[Поутру, сидя у] окна,
С остатком утреннего сна,
Из трубки пенковой дым гонит сероватый;
Пускай красавица шестидесяти лет,
У Граций в отпуску, и у любви в отставке,
Которой держится вся прелесть на подставке,
Которой без морщин на теле места нет,
Злословит, молится, зевает
И с верным табаком печали забывает, -
А ты, прелестная!.. но если уж табак
Так нравится тебе - о пыл воображенья! -
Ах! если, превращенный в прах,
И в табакерке, в заточеньи,
Я в персты нежные твои попасться мог,
Тогда б в сердечном восхищеньи
Рассыпался на грудь под шелковый платок
И даже... может быть... Но что! мечта пустая.
Не будет этого никак.
Судьба завистливая, злая!
Ах, отчего я не табак!...



ЭПИГРАММА.

Арист нам обещал трагедию такую,
Что все от жалости в театре заревут,
Что слезы зрителей рекою потекут.
Мы ждали драму золотую.
И что же? дождались - и, нечего сказать,
Достоинству ее нельзя убавить весу,
Ну, право, удалось Аристу написать
Прежалкую пиесу.



КОЗАК.

Раз, полунощной порою,
Сквозь туман и мрак,
Ехал тихо над рекою
Удалой козак.

Черна шапка на бекрене,
Весь жупан в пыли.
Пистолеты при колене,
Сабля до земли.

Верный конь, узды не чуя,
Шагом выступал;
Гриву долгую волнуя,
Углублялся вдаль.

Вот пред ним две, три избушки, -
Выломан забор;
Здесь - дорога к деревушке,
Там - в дремучий бор.

"Не найду в лесу девицы, -
Думал хват Денис: -
Уж красавицы в светлицы
На ночь убрались".

Шевельнул Донец уздою,
Шпорой прикольнул,
И помчался конь стрелою,
К избам завернул.

В облаках луна сребрила
Дальни небеса;
Под окном сидит уныла
Девица-краса.

Храбрый видит красну деву;
Сердце бьется в нем,
Конь тихонько к леву, к леву -
Вот уж под окном.

"Ночь становится темнее,
Скрылася луна.
Выдь, коханочка, скорее,
Напои коня".

"Нет! к мужчине молодому
Страшно подойти,
Страшно выдти мне из дому,
Коню дать воды".

"Ax! небось, девица красна,
С милым подружись!"
"Ночь красавицам опасна".
"Радость! не страшись!

Верь, коханочка, пустое;
Ложный страх отбрось!
Тратишь время золотое;
Милая, небось!

Сядь на борзого, с тобою
В дальний еду край;
Будешь счастлива со мною:
С другом всюду рай".

Что же девица? Склонилась,
Победила страх,
Робко ехать согласилась.
Счастлив стал козак.

Поскакали, полетели.
Дружку друг любил;
Был ей верен две недели,
В третью изменил.



КНЯЗЮ А. М. ГОРЧАКОВУ.

Пускай, не знаясь с Аполлоном,
Поэт, придворный философ,
Вельможе знатному с поклоном
Подносит оду в двести строф;
Но я, любезный Горчаков,
Не просыпаюсь с петухами,
И напыщенными стихами,
Набором громозвучных слов,
Я петь пустого не умею
Высоко, тонко и хитро,
И в лиру превращать не смею
Мое - гусиное перо!
Нет, нет, любезный князь, не оду
Тебе намерен посвятить;
Что прибыли соваться в воду,
Сначала не спросившись броду,
И в след Державину парить?
Пишу своим я складом ныне
Кой-как стихи на именины.

Что должен я, скажи, в сей час
Желать от чиста сердца другу?
Глубоку ль старость, милый князь,
Детей, любезную супругу,
Или богатства, громких дней,
Крестов, алмазных звезд, честей?
Не пожелать ли, чтобы славой
Ты увлечен был в путь кровавый,
Чтоб в лаврах и венцах сиял,
Чтоб в битвах гром из рук метал,
И чтоб победа за тобою,
Как древле Невскому герою,
Всегда, везде летела вслед?
Не сладострастия поэт
Такою песенкой поздравит,
Он лучше муз навек оставит!
Дай бог любви, чтоб ты свой век
Питомцем нежным Эпикура
Провел меж Вакха и Амура!
А там - когда Стигийской брег
Мелькнет в туманном отдаленьи,
Дай бог, чтоб в страстном упоеньи,
Ты с томной сладостью в очах,
Из рук младого Купидона
Вступая в мрачный чолн Харона,
Уснул..... Ершовой на грудях!



ОПЫТНОСТЬ.

Кто с минуту переможет
Хладным разумом любовь,
Бремя тягостных оков
Ей на крылья не возложит.
Пусть не смейся, не резвись,
С строгой мудростью дружись;
Но с рассудком вновь заспоришь,
Хоть не рад, но дверь отворишь,
Как проказливый Эрот
Постучится у ворот.

Испытал я сам собою
Истину сих правых слов.
"Добрый путь! прости, любовь!
За богинею слепою,
Не за Хлоей, полечу,
Счастье, счастье ухвачу!"-
Мнил я в гордости безумной.
Вдруг услышал хохот шумный,
Оглянулся... и Эрот
Постучался у ворот.

Нет! мне, видно, не придется
С богом сим в размолвке жить,
И покамест жизни нить
Старой Паркой там прядется,
Пусть владеет мною он!
Веселиться - мой закон.
Смерть откроет гроб ужасный,
Потемнеют взоры ясны,
И не стукнется Эрот
У могильных уж ворот!



БЛАЖЕНСТВО.

В роще сумрачной, тенистой,
Где, журча в траве душистой,
Светлый бродит ручеек,
Ночью на простой свирели
Пел влюбленный пастушок;
Томный гул унылы трели
Повторял в глуши долин....

Вдруг из глубины пещеры
Чтитель Вакха и Венеры,
Резвых Фавнов господин,
Выбежал Эрмиев сын.
Розами рога обвиты,
Плющ на черных волосах,
Козий мех, вином налитый,
У Сатира на плечах.
Бог лесов, в дугу склонившись
Над искривленной клюкой,
За кустами притаившись,
Слушал песенки ночной,
В лад качая головой. -

"Дни, протекшие в весельи!
(Пел в тоске пастух младой)
Отчего, явясь мечтой,
Вы, как тень, от глаз исчезли
И покрылись вечной тьмой?

Ах! когда во мраке нощи,
При таинственной луне,
В темну сень прохладной рощи,
Сладко спящей в тишине,
Медленно, рука с рукою,
С нежной Хлоей приходил,
Кто сравниться мог со мною?
Хлое был тогда я мил!

А теперь мне жизнь - могила,
Белый свет душе постыл.
Грустен лес, поток уныл..."
Хлоя - другу изменила!...
Я для милой.... уж не мил!..."

Звук исчез свирели тихой;
Смолк певец - и тишина
Воцарилась в роще дикой;
Слышно, плещет лишь волна,
И колышет повиликой
Тихо-веющий зефир...
Древ оставя сень густую
Вдруг является Сатир.
Чашу дружбы круговую
Пенистым сребря вином,
Рек с осклабленным лицом:
"Ты уныл, ты сердцем мрачен;
Посмотри ж, как сок прозрачен
Блещет, осветясь луной!
Выпей чашу - и душой
Будешь так же чист и ясен.
Верь мне: - стон в бедах напрасен.
Лучше, лучше веселись,
В горе с Бахусом дружись!"
И пастух, взяв чашу в руки,
Скоро выпил всё до дна.
О могущество вина!
Вдруг сокрылись скорби, муки,
Мрак душевный вмиг исчез!
Лишь фиял к устам поднес,
Всё мгновенно пременилось,
Вся природа оживилась,
Счастлив юноша в мечтах!
Выпив чашу золотую,
Наливает он другую;
Пьет уж третью.... но в глазах
Вид окрестный потемнился -
И несчастный.... утомился.
Томну голову склоня,
"Научи, Сатир, меня, -
Говорит пастух со вздохом, -
Как могу бороться с роком?
Как могу счастливым быть?
Я не в силах вечно пить".
- "Слушай, юноша любезный,
Вот тебе совет полезный:
Миг блаженства век лови;
Помни дружбы наставленья:
Без вина здесь нет веселья,
Нет и счастья без любви;
Так поди ж теперь с похмелья
С Купидоном помирись;
Позабудь его обиды
И в объятиях Дориды
Снова счастьем насладись!"



ЛАИСА ВЕНЕРЕ,
ПОСВЯЩАЯ ЕЙ СВОЕ ЗЕРКАЛО.

Вот зеркало мое - прими его, Киприда!
Богиня красоты прекрасна будет ввек,
Седого времени не страшна ей обида:
Она - не смертный человек;
Но я, покорствуя судьбине,
Не в силах зреть себя в прозрачности стекла
Ни той, которой я была,
Ни той, которой ныне.



К НАТАШЕ.

Вянет, вянет лето красно;
Улетают ясны дни;
Стелется туман ненастный
Ночи в дремлющей тени;
Опустели злачны нивы,
Хладен ручеек игривый;
Лес кудрявый поседел;
Свод небесный побледнел.

Свет-Наташа! где ты ныне?
Что никто тебя не зрит?
Иль не хочешь час единый
С другом сердца разделить?
Ни над озером волнистым,
Ни под кровом лип душистым
Ранней - позднею порой
Не встречаюсь я с тобой.

Скоро, скоро холод зимный
Рощу, поле посетит;
Огонек в лачужке дымной
Скоро ярко заблестит;
Не увижу я прелестной
И, как чижик в клетке тесной,
Дома буду горевать
И Наташу вспоминать.



ПИРУЮЩИЕ СТУДЕНТЫ.

Друзья! досужный час настал;
Все тихо, всё в покое;
Скорее скатерть и бокал!
Сюда вино златое!
Шипи, шампанское, в стекле.
Друзья! почто же с Кантон
Сенека, Тацит на столе,
Фольянт над фолиантом?
Под стол холодных мудрецов,
Мы полем овладеем;
Под стол ученых дураков!
Без них мы пить умеем.

Ужели трезвого найдем
За скатертью студента?
На всякой случай изберем
Скорее президента.
В награду пьяным - он нальет
И пунш, и грог душистый,
А вам, спартанцы, поднесет
Воды в стакане чистой!
Апостол неги и прохлад,
Мой добрый Галич, vale!
Ты Эпикуров младший брат,
Душа твоя в бокале.
Главу венками убери,
Будь нашим президентом,
И станут самые цари
Завидовать студентам.

Дай руку, Дельвиг! что ты спишь?
Проснись, ленивец сонный
Ты не под кафедрой сидишь,
Латынью усыпленный.
Взгляни: здесь круг твоих друзей;
Бутыль вином налита,
За здравье нашей Музы пей,
Парнасской волокита.
Остряк любезный! по рукам!
Полней бокал досуга!
И вылей сотню эпиграмм
На недруга и друга.

А ты, красавец молодой,
Сиятельный повеса!
Ты будешь Вакха жрец лихой,
На проччее - завеса!
Хотя студент, хотя я пьян.
Но скромность почитаю;
Придвинь же пенистый стакан,
На брань благословляю.

Товарищ милый, друг прямой,
Тряхнем рукою руку,
Оставим в чаше круговой
Педантам сродну скуку:
Не в первый раз мы вместе пьем,
Нередко и бранимся,
Но чашу дружества нальем -
И тотчас помиримся. -

А ты, который с детских лет
Одним весельем дышешь,
Забавный, право, ты поэт.
Хоть плохо басни пишешь;
С тобой тасуюсь без чинов,
Люблю тебя душою,
Наполни кружку до краев, -
Рассудок! бог с тобою!

А ты, повеса из повес,
На шалости рожденный,
Удалый хват, головорез,
Приятель задушевный,
Бутылки, рюмки разобьем
За здравие Платова,
В козачью шапку пунш нальем -
И пить давайте снова!..

Приближься, милый наш певец,
Любимый Аполлоном!
Воспой властителя сердец
Гитары тихим звоном.
Как сладостно в стесненну грудь
Томленье звуков льется!..
Но мне ли страстью воздохнуть?
Нет! пьяный лишь смеется!

Не лучше ль, Роде записной,
В честь Вакховой станицы
Теперь скрыпеть тебе струной
Расстроенной скрыпицы?
Запойте хором, господа,
Нет нужды, что нескладно;
Охрипли? - это не беда:
Для пьяных всё ведь ладно!

Но что?... я вижу всё вдвоем:
Двоится штоф с араком;
Вся комната пошла кругом;
Покрылись очи мраком...
Где вы, товарищи? где я?
Скажите, Вакха ради...
Вы дремлете, мои друзья,
Склонившись на тетради...
Писатель за свои грехи!
Ты с виду всех трезвее;
Вильгельм, прочти свои стихи,
Чтоб мне заснуть скорее.



БОВА.
(ОТРЫВОК ИЗ ПОЭМЫ).

Часто, часто я беседовал
С болтуном страны Эллинския
И не смел осиплым голосом
С Шапеленом и с Рифматовым
Воспевать героев севера.
Несравненного Виргилия
Я читал и перечитывал,
Не стараясь подражать ему
В нежных чувствах и гармонии.
Разбирал я немца Клопштока
И не мог понять премудрого!
Не хотел я воспевать, как он;
Я хочу, чтоб меня поняли
Все от мала до великого.
За Мильтоном и Камоэнсом
Опасался я без крил парить;
Не дерзал в стихах бессмысленных
Херувимов жарить пушками,
С сатаною обитать в раю,
Иль святую богородицу
Вместе славить с Афродитою.
Не бывал я греховодником!
Но вчера, в архивах рояся,
Отыскал я книжку славную,
Золотую, незабвенную,
Катехизис остроумия,
Словом: Жанну Орлеанскую
Прочитал, - и в восхищении
Про Бову пою царевича.

О Вольтер! о муж единственный!
Ты, которого во Франции
Почитали богом некиим,
В Риме дьяволом, антихристом
Обезьяною в Саксонии!
Ты, который на Радищева
Кинул было взор с улыбкою,
Будь теперь моею Музою!
Петь я тоже вознамерился,
Но сравняюсь ли с Радищевым?

Не запомню, сколько лет спустя
После рождества Спасителя,
Царь Дадон со славой царствовал
В Светомире, сильном городе.
Царь Дадон венец со скипетром
Не прямой достал дорогою,
Но убив царя законного,
Бендокира Слабоумного.
(Так бывало верноподданны
Величали королей своих,
Если короли беспечные,
Не в постеле и не ночкою
Почивали с камергерами).
Царь Дадон не Слабоумного
Был достоин злого прозвища,
Но тирана неусыпного,
Хотя, впрочем, не имел его.
Лень мне все его достоинства
И пороки вам показывать:
Вы слыхали, люди добрые,
О царе, что двадцать целых лет
Не снимал с себя оружия,
Не слезал с коня ретивого,
Всюду пролетал с победою,
Мир крещеный потопил в крови,
Не щадил и некрещеного,
И в ничтожество низверженный
Александром, грозным ангелом,
Жизнь проводит в унижении
И, забытый всеми, кличется
Ныне Эльбы императором: -
Вот таков-то был и царь Дадон.

Раз, собрав бородачей совет
(Безбородых не любил Дадон),
На престоле пригорюнившись,
Произнес он им такую речь:
"Вы, которые советами
Облегчили тяжесть скипетра
Усладили участь царскую
(Не горька она была ему),
Мудрые друзья, сподвижники!
К вам прибегнуть я решаюся:
Что мне делать ныне? - Слушайте".

Все привстали, важно хмуряся,
Низко, низко поклонилися
И, подправя ус и бороду,
Сели на скамьи дубовые.

"Вам известно,- продолжал Дадон, -
Что искусством и неправдою
Я достиг престола шаткого
Бендокира Слабоумного,
Сочетался с Милитрисою,
Милой женкой Бендокировой,
И в темницу посадил Бову,
Принца крови, сына царского.
Легче, легче захватить было
Слабоумного златой венец,
Чем, надев венец на голову,
За собою удержать его.
Вот уже народ бессмысленный,
Ходя в праздники по улицам,
Меж собой не раз говаривал:
Дай бог помочь королевичу.
Ведь Бова уже не маленькой,
Не в отца своей головушкой,
Нужды нет, что за решеткою,
Он опасен моим замыслам.
Что мне делать с ним? скажите мне,
Не оставить ли в тюрьме его?"

Всё собранье призадумалось,
Все в молчаньи потупили взор.
То-то, право, золотой совет!
Не болтали здесь, а думали:
Арзамор, муж старый, опытный,
Рот открыл было (советовать
Знать хотелось поседелому),
Громко крякнул, но одумался
И в молчаньи закусил язык.
Ко лбу перст приставя тщательно,
Лекарь славный, Эскулапа внук,
Эзельдорф, обритый шваб, зевал,
Табакеркою поскрыпывал,
Но молчал, - своей премудрости
Он пред всеми не показывал.
Вихромах, Полкан с Дубынею,
Стража трона, славны рыцари,
Все сидели, будто вкопаны.
Громобурь, известный силою,
Но умом непроницательный,
Думал, думал и нечаянно
Задремал... и захрапел в углу.
Что примера лучше действует?
Что людьми сильней ворочает?
Вот зевнули под перчаткою
Храбрый Мировзор с Ивашкою,
И Полкан, и Арзамор седой...
И ко груди преклонилися
Тихо головами буйными...
Глядь, с Дадоном задремал совет...
Захрапели много-мыслящи!

Долго спать было советникам,
Если б немцу не пришлось из рук
Табакерку на пол выронить.
Табакерка покатилася
И о шпору вдруг ударилась
Громобуря, крепко спавшего,
Загремела, раздвоилася,
Отлетела в разны стороны...
Храбрый воин пробуждается,
Озирает всё собрание...
Между тем табак рассыпался,
К носу рыцаря подъемлется,
И чихнул герой с досадою,
Так что своды потрясаются,
Окны все дрожат и сыплются,
И на петлях двери хлопают...
Пробуждается собрание!

"Что тут думать, - закричал герой: -
Царь! Бова тебе не надобен,
Ну, и к чорту королевича!
Решено: ему в живых не быть.
После, братцы, вы рассудите,
Как с ним надобно разделаться".
Тем и кончил: храбры воины
Речи любят лаконически.
"Ладно! мы тебя послушаем, -
Царь промолвил, потянувшися, -
Завтра, други, мы увидимся.
А теперь ступайте все домой".

Оплошал Дадон отсрочкою.
Не твердил он верно в азбуке:
Не откладывай до завтрого,
Что сегодня можешь выполнить.
Разошлися все придворные.
Ночь меж тем уже сгущалася,
Царь Дадон в постелю царскую
Вместе с милой лег супругою,
С несравненной Милитрисою,
Но спиной оборотился к ней:
В эту ночь его величеству
Не играть, а спать хотелося.

Милитрисина служаночка,
Зоя, молодая девица,
Ангел станом, взором, личиком,
Белой ручкой, нежной ножкою,
С госпожи сняв платье шелково,
Юбку, чепчик, ленты, кружева,
Всё под ключ в комоде спрятала
И пошла тихонько в девичью.
Там она сама разделася,
Подняла с трудом окошечко
И легла в постель пуховую,
Ожидая друга милого,
Светозара, пажа царского:
К темной ночке обещался он
Из окна прыгнуть к ней в комнату.
Ждет, пождет девица красная:
Нет, как нет всё друга милого.
Чу! бьет полночь - что же Зоинька?
Видит - входят к ней в окошечко...
Кто же? друг ли сердца нежного?
Нет! совсем не то, читатели!
Видит тень иль призрак старого
Венценосца, с длинной шапкою,
В балахоне вместо мантии,
Опоясанный мочалкою,
Вид невинный, взор навыкате
Рот разинут, зубы скалятся,
Уши длинные, ослиные
Над плечами громко хлопают;
Зоя видит и со трепетом
Узнает она, читатели,
Бендокира Слабоумного.

Трепетна, смятенья полная.
Стала на колени Зоинька,
Съединила ручку с ручкою,
Потупила очи ясные
Прочитала скорым шопотом
То, что ввек не мог я выучить:
Отче наш и Богородице,
И тихохонько промолвила:
"Что я вижу? Боже! Господи....
О Никола! Савва мученик!
Осените беззащитную.
Ты ли это, царь наш батюшка?
Отчего, скажи, оставил ты
Ныне царствие небесное?"

Глупым смехом осветившися,
Тень рекла прекрасной Зоиньке:
"Зоя, Зоя, не страшись, мой свет,
Не пугать тебя мне хочется,
Не на то сюда явился я
С того света привидением. -
Весело пугать живых людей,
Но могу ли веселиться я,
Естьли сына Бендокирова,
Милого Бову царевича,
На костре изжарят завтра же?"

Бедный царь заплакал жалобно.
Больно стало доброй девушке.
"Чем могу, скажи, помочь тебе.
Я во всем тебе покорствую".
- "Вот что хочется мне, Зоинька!
Из темницы сына выручи,
И сама в жилище мрачное
Сядь на место королевича,
Пострадай ты за невинного.
Поклонюсь тебе низехонько
И скажу: спасибо, Зоинька!"

Зоинька тут призадумалась:
За спасибо в темну яму сесть!
Это жестко ей казалося.
Но, имея чувства нежные,
Зоя втайне согласилася
На такое предложение.

Так, ты прав, оракул Франции,
Говоря, что жены, слабые
Против стрел Эрота юного,
Все имеют душу добрую,
Сердце нежно непритворное.
"Но скажи, о царь возлюбленный!
Зоя молвила покойнику: -
Как могу (ну, посуди ты сам)
Пронестись в темницу мрачную,
Где горюет твой любезный сын?
Пятьдесят отборных воинов
Днем и ночью стерегут его.
Мне ли, слабой робкой женщине,
Обмануть их очи зоркие?"
"Будь покойна, случай найдется,
Поклянись лишь только милая,
Не отвергнуть сего случая,
Если сам тебе представится".
"Я клянусь!" - сказала девица.
Вмиг исчезло привидение,
Из окошка быстро вылетев
Воздыхая тихо Зоинька
Опустила тут окошечко
И в постеле успокоившись
Скоро, скоро сном забылася.



К БАТЮШКОВУ.

Философ резвый и пиит,
Парнасский счастливый ленивец,
Харит изнеженный любимец,
Наперсник милых Аонид,
Почто на арфе златострунной
Умолкнул, радости певец?
Ужель и ты, мечтатель юный,
Расстался с Фебом наконец?

Уже с венком из роз душистых.
Меж кудрей вьющихся, златых,
Под тенью тополов ветвистых,
В кругу красавиц молодых,
Заздравным не стучишь фиалом,
Любовь и Вакха не поешь,
Довольный счастливым началом.
Цветов Парнасских вновь не рвешь;
Не слышен наш Парни Российской!..
Пой, юноша - Певец Тиисской
В тебя влиял свой нежный дух.
С тобою твой прелестный друг,
Лилета, красных .дней отрада:
Певцу любви любовь награда.
Настрой же лиру. По струнам
Летай игривыми перстами,
Как вешний Зефир по цветам,
И сладострастными стихами,
И тихим шепотом любви
Лилету в свой шалаш зови.
И звезд ночных при бледном свете,
Плывущих в дальней вышине,
В уединенном кабинете,
Волшебной внемля тишине,
Слезами счастья грудь прекрасной,
Счастливец милый, орошай;
Но, упоен любовью страстной,
И нежных муз не забывай;
Любви нет боле счастья в мире:
Люби - и пой ее на лире.

Когда ж к тебе в досужный час
Друзья, знакомые сберутся,
И вины пенные польются,
От плена с треском свободясь:
Описывай в стихах игривых
Веселье, шум гостей болтливых
Вокруг накрытого стола,
Стакан, кипящий пеной белой,
И стук блестящего стекла.
И гости дружно стих веселый,
Бокал в бокал ударя в лад,
Нестройным хором повторят.

Поэт! В твоей предметы воле,
Во звучны струны смело грянь,
С Жуковским пой кроваву брань
И грозну смерть на ратном поле.
И ты в строях ее встречал,
И ты, постигнутый судьбою,
Как Росс, питомцем славы пал!
Ты пал, и хладною косою
Едва скошенный не увял!.. *

Иль, вдохновенный Ювеналом.
Вооружись сатиры жалом,
Подчас прими ее свисток,
Рази, осмеивай порок,
Шутя, показывай смешное
И, естьли можно, нас исправь.
Но Тредьяковского оставь
В столь часто рушимом покое.
Увы! довольно без него
Найдем бессмысленных поэтов,
Довольно в мире есть предметов,
Пера достойных твоего!

Но что!... цевницею моею,
Безвестный в мире сем поэт,
Я песни продолжать не смею.
Прости - но помни мой совет:
Доколе музами любимый,
Ты Пиэрид горишь огнем,
Доколь, сражен стрелой незримой,
В подземный ты не снидешь дом,
Мирские забывай печали,
Играй: тебя младой Назон,
Эрот и Грации венчали.
А лиру строил Аполлон.

* Кому неизвестны Воспоминания на 1807 год?



ЭПИГРАММА.
(ПОДРАЖАНИЕ ФРАНЦУЗСКОМУ)

Супругою твоей я так пленился,
Что естьли б три в удел достались мне,
Подобные во всем твоей жене,
То даром двух я б отдал сатане
Чтоб третью лишь принять он согласился.



К Н. Г. ЛОМОНОСОВУ.

И ты, любезный друг, оставил
Надежну пристань тишины,
Челнок свой весело направил
По влаге бурной глубины:
Судьба на руль уже склонилась,
Спокойно светят небеса,
Ладья крылатая пустилась -
Расправит счастье паруса.
Дай бог, чтоб грозной непогоды
Вблизи ты ужас не видал,
Чтоб бурный вихорь не вздувал
Пред челноком шумящи воды!
Дай бог, под вечер к берегам
Тебе пристать благополучно
И отдохнуть спокойно там
С любовью, дружбой неразлучно!
Нет! ты не можешь их забыть!
Но что! Не скоро, может быть,
Увижусь я, мой друг, с тобою
Укромной хаты в тишине;
За чашей пунша круговою
Подчас воспомнишь обо мне:
Когда ж пойду на новоселье
(Заснуть ведь общий всем удел),
Скажи: "дай бог ему веселье!
Он в жизни хоть любить умел".



НА РЫБУШКИНА.

Бывало, прежних лет герой,
Окончив славну брань с противной стороной,
Повесит меч войны средь отческия кущи:
А трагик наш Бурун, скончав чернильный бой,
Повесил уши.



ВОСПОМИНАНИЯ В ЦАРСКОМ СЕЛЕ.

Навис покров угрюмой нощи
На своде дремлющих небес;
В безмолвной тишине почили дол и рощи,
В седом тумане дальний лес;
Чуть слышится ручей, бегущий в сень дубравы,
Чуть дышет ветерок, уснувший на листах,
И тихая луна, как лебедь величавый,
Плывет в сребристых облаках.

Плывет - и бледными лучами
Предметы осветила вкруг.
Алеи древних лип открылись пред очами,
Проглянули и холм и луг;
Здесь, вижу, с тополом сплелась младая ива
И отразилася в кристале зыбких вод;
Царицей средь полей лился горделива
В роскошной красоте цветет.

С холмов кремнистых водопады
Стекают бисерной рекой,
Там в тихом озере плескаются наяды
Его ленивою волной;
А там в безмолвии огромные чертоги,
На своды опершись, несутся к облакам.
Не здесь ли мирны дни вели земные боги?
Не се ль Минервы Росской храм?

Не се ль Элизиум полнощный,
Прекрасный Царско-сельской сад,
Где, льва сразив, почил орел России мощный
На лоне мира и отрад?
Увы! промчалися те времена златые,
Когда под скипетром великия жены
Венчалась славою счастливая Россия,
Цветя под кровом тишины!

Здесь каждый шаг в душе рождает
Воспоминанья прежних лет;
Воззрев вокруг себя, со вздохом Росс вещает:
"Исчезло всё, Великой нет!"
И в думу углублен, над злачными брегами
Сидит в безмолвии, склоняя ветрам слух.
Протекшие лета мелькают пред очами,
И в тихом восхищеньи дух.

Он видит, окружен волнами,
Над твердой, мшистою скалой
Вознесся памятник. Ширяяся крылами.
Над ним сидит орел младой.
И цепи тяжкие, и стрелы громовые
Вкруг грозного столпа трикраты обвились;
Кругом подножия, шумя, валы седые
В блестящей пене улеглись.

В тени густой угрюмых сосен
Воздвигся памятник простой.
О, сколь он для тебя, Кагульской брег, поносен!
И славен родине драгой!
Бессмертны вы вовек, о Росски исполины,
В боях воспитанны средь бранных непогод!
О вас, сподвижники, друзья Екатерины,
Пройдет молва из рода в род.

О громкий век военных споров,
Свидетель славы Россиян!
Ты видел, как Орлов, Румянцев и Суворов,
Потомки грозные Славян,
Перуном Зевсовым победу похищали;
Их смелым подвигам страшась дивился мир;
Державин и Петров Героям песнь бряцали
Струнами громозвучных лир.

И ты промчался, незабвенный!
И вскоре новый век узрел
И брани новые, и ужасы военны;
Страдать - есть смертного удел.
Блеснул кровавый меч в неукротимой длани
Коварством, дерзостью венчанного царя;
Восстал вселенной бич - и вскоре лютой брани
Зарделась грозная заря.

И быстрым понеслись потоком
Враги на русские поля.
Пред ними мрачна степь лежит во сне глубоком,
Дымится кровию земля;
И селы мирные, и грады в мгле пылают,
И небо заревом оделося вокруг,
Леса дремучие бегущих укрывают,
И праздный в поле ржавит плуг.

Идут - их силе нет препоны,
Всё рушат, всё свергают в прах,
И тени бледные погибших чад Беллоны,
В воздушных съединясь полках,
В могилу мрачную нисходят непрестанно,
Иль бродят по лесам в безмолвии ночи....
Но клики раздались!... идут в дали туманной! -
Звучат кольчуги и мечи!...

Страшись, о рать иноплеменных!
России двинулись сыны;
Восстал и стар и млад: летят на дерзновенных
Сердца их мщеньем возжены.
Вострепещи, тиран! уж близок час паденья!
Ты в каждом ратнике узришь Богатыря.
Их цель иль победить, иль пасть в пылу сраженья
За веру, за царя.

Ретивы кони бранью пышут,
Усеян ратниками дол,
За строем строй течет, все местью, славой дышут,
Восторг во грудь их перешел.
Летят на грозный пир; мечам добычи ищут,
И се - пылает брань; на холмах гром гремит,
В сгущенном воздухе с мечами стрелы свищут,
И брызжет кровь на щит.

Сразились. - Русской - победитель!
И вспять бежит надменный Галл;
Но сильного в боях небесный Вседержитель
Лучем последним увенчал,
Не здесь его сразил воитель поседелый;
О Бородинские кровавые поля!
Не вы неистовству и гордости пределы!
Увы! на башнях Галл кремля!...

Края Москвы, края родные,
Где на заре цветущих лет
Часы беспечности я тратил золотые,
Не зная горестей и бед,
И вы их видели, врагов моей отчизны!
И вас багрила кровь и пламень пожирал!
И в жертву не принес я мщенья вам и жизни;
Вотще лишь гневом дух пылал!...

Где ты, краса Москвы стоглавой,
Родимой прелесть стороны?
Где прежде взору град являлся величавый,
Развалины теперь одни;
Москва, сколь Русскому твой зрак унылый страшен!
Исчезли здания вельможей и царей,
Всё пламень истребил. Венцы затмились башен,
Чертоги пали богачей.

И там, где роскошь обитала
В сенистых рощах и садах,
Где мирт благоухал, и липа трепетала,
Там ныне угли, пепел, прах.
В часы безмолвные прекрасной, летней нощи
Веселье шумное туда не полетит,
Не блещут уж в огнях брега и светлы рощи:
Всё мертво, всё молчит.

Утешься, мать градов России,
Воззри на гибель пришлеца.
Отяготела днесь на их надменны выи
Десница мстящая Творца.
Взгляни: они бегут, озреться не дерзают,
Их кровь не престает в снегах реками течь;
Бегут - и в тьме ночной их глад и смерть сретают,
А с тыла гонит Россов меч.

О вы, которых трепетали
Европы сильны племена,
О Галлы хищные! и вы в могилы пали. -
О страх! о грозны времена!
Где ты, любимый сын и счастья и Беллоны,
Презревший правды глас и веру, и закон,
В гордыне возмечтав мечем низвергнуть троны?
Исчез, как утром страшный сон!

В Париже Росс! - где факел мщенья?
Поникни, Галлия, главой.
Но что я зрю? Герой с улыбкой примиренья
Грядет с оливою златой.
Еще военный гром грохочет в отдаленьи,
Москва в унынии, как степь в полнощной мгле,
А он - несет врагу не гибель, но спасенье
И благотворный мир земле.

Достойный внук Екатерины!
Почто небесных Аонид,
Как наших дней певец, славянской Бард дружины,
Мой дух восторгом не горит?
О, естьли б Аполлон пиитов дар чудесный
Влиял мне ныне в грудь! Тобою восхищен,
На лире б возгремел гармонией небесной
И воссиял во тьме времен.

О Скальд России вдохновенный,
Воспевший ратных грозный строй,
В кругу друзей твоих, с душой воспламененной,
Взгреми на арфе золотой!
Да снова стройный глас Герою в честь прольется,
И струны трепетны посыплют огнь в сердца,
И Ратник молодой вскипит и содрогнется
При звуках бранного Певца.
Хреновый Хохмач 2019-12-29 00:30:11 #
Горшочег нивари!!!
НИВАРИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИ!11
Хреновый Хохмач 2019-12-29 00:30:52 #
Офигенный текст и стехи.
Но тема сисег таки не роскрыта.
КГ/АМ в обсчемъ.
Книговик 2019-12-29 00:31:18 #
РОМАНС.

Под вечер, осенью ненастной,
В далеких дева шла местах
И тайный плод любви несчастной
Держала в трепетных руках.
Всё было тихо - лес и горы,
Всё спало в сумраке ночном;
Она внимательные взоры
Водила с ужасом кругом.

И на невинное творенье,
Вздохнув, остановила их...
"Ты спишь, дитя, мое мученье,
Не знаешь горестей моих -
Откроешь очи и тоскуя
Ко груди не прильнешь моей,
Не встретишь завтра поцелуя
Несчастной матери твоей.

Ее манить напрасно будешь!..
Стыд вечный мне вина моя -
Меня навеки ты забудешь;
Тебя не позабуду я;
Дадут покров тебе чужие
И скажут: "Ты для нас чужой!" -
Ты спросишь: "Где ж мои родные?"
И не найдешь семьи родной.

Мой ангел будет грустной думой
Томиться меж других детей! -
И до конца с душой угрюмой
Взирать на ласки матерей;
Повсюду странник одинокой,
Предел неправедный кляня,
Услышит он упрек жестокой...
Прости, прости тогда меня...

Быть может, сирота унылый.
Узнаешь, обоймешь отца.
Увы! где он, предатель милый,
Мой незабвенный до конца? -
Утешь тогда страдальца муки,
Скажи "ее на свете нет -
Лаура не снесла разлуки
И бросила пустынный свет". -

Но что сказала я?... быть может,
Виновную ты встретишь мать -
Твой скорбный взор меня встревожит!
Возможно ль сына не узнать?
Ах, если б рок неумолимый
Моею тронулся мольбой...
Но, может быть, пройдешь ты мимо -
Навек рассталась я с тобой.

Ты спишь - позволь себя, несчастный,
К груди прижать в последний раз.
Закон неправедный, ужасный
К страданью присуждает нас.
Пока лета не отогнали
Беспечной радости твоей -
Спи, милый! горькие печали
Не тронут детства тихих дней!"

Но вдруг за рощей осветила
Вблизи ей хижину луна...
С волненьем сына ухватила
И к ней приближилась она;
Склонилась, тихо положила
Младенца на порог чужой,
Со страхом очи отвратила
И скрылась в темноте ночной.



ЛЕДА.
(КАНТАТА).

Средь темной рощицы, под тенью лип душистых,
В высоком тростнике, где частым жемчугом
Вздувалась пена вод сребристых,
Колеблясь тихим ветерком,
Покров красавицы стыдливой,
Небрежно кинутый, у берега лежал,
И прелести ее поток волной игривой
С весельем орошал.

Житель рощи торопливый,
Будь же скромен, о ручей!
Тише, струйки говорливы!
Изменить страшитесь ей!

Леда робостью трепещет,
Тихо дышет снежна грудь,
Ни волна вокруг не плещет,
Ни зефир не смеет дуть.

В роще шорох утихает,
Всё в прелестной тишине:
Нимфа далее ступает,
Робкой вверившись волне.

Но что-то меж кустов прибрежных восшумело,
И чувство робости прекрасной овладело;
Невольно вздрогнула, не в силах воздохнуть.
И вот пернатых царь из-под склоненной ивы,
Расправя крылья горделивы,
К красавице плывет - веселья полна грудь;
С шумящей пеною отважно волны гонит,
Крылами воздух бьет,
То в кольцы шею вьет,
То гордую главу смирясь пред Ледой клонит.
Леда смеется.
Вдруг раздается
Радости клик.
Вид сладострастный!
К Леде прекрасной
Лебедь приник.
Слышно стенанье,
Снова молчанье.
Нимфа лесов
С негою сладкой
Видит украдкой
Тайну богов.

Опомнясь наконец красавица младая
Открыла тихий взор, в томленьях воздыхая,
И что ж увидела? - На ложе из цветог.
Она покоится в объятиях Зевеса;
Меж ними юная любовь, -
И пала таинства прелестного завеса.

Сим примером научитесь,
Розы, девы красоты;
Летним вечером страшитесь
В темной рощице воды:

В темной рощице таится
Часто пламенный Эрот;
С хладной струйкою катится,
Стрелы прячет в пене вод.

Сим примером научитесь,
Розы, девы красоты;
Летним вечером страшитесь
В темной рощице воды.



STANCES.

Avez-vous vu la tendre rose,
L'aimable fille d'un beau jour,
Quand au printemps а peine йclose,
Elle est l'image de l'amour?

Telle а nos yeux, plus belle encore.
Parut Eudoxie aujourd'hui;
Plus d'un printemps la vit йclore,
Charmante et jeune comme lui.

Mais, hйlas! les vents, les tempкtes,
Ces fougueux enfants de l'Hiver.
Bientфt vont gronder sur nos tкtes,
Enchainer l'eau, la terre et l'air.

Et plus de fleurs, et plus de rose!
L'aimable fille des amours
Tombe fanйe, а peine йclose;
Il a fui, le temps des beaux jours!

Eudoxie! airnez, le temps presse;
Profitez de vos jours heureux!
Est-ce dans la froide vieillesse
Que de l'amour on sent les feux?



MON PORTRAIT.

Vous' me demandez mon portrait,
Mais peint d'aprиs nature;
Mon cher, il sera bientфt fait,
Quoique en miniature.

Je suis un jeune polisson,
Encore dans les classes;
Point sot, je le dis sans faзon
Et sans fades grimaces.

Onc il ne fut de babillard,
Ni docteur en Sorbonne -
Plus ennuyeux et plus braillard.
Que moi-mкme en personne.

Ma taille а celles des plus longs
Ne peut кtre йgalйe;
J'ai le teint frais, les chevenz blonds
Et le tкte bouclйe.

J'aime et le monde et son fracas,
Je hais la solitude;
J'abhorre et noises, et dйbats,
Et tant soit peu l'йtude.

Spectacles, bals me plaisent fort
Et d'aprйs ma pensйe,
Je dirais ce que j'aime encor...
Si n'йtais au Lycйe.

Aprиs celа, mon cher ami,
L'on peut me reconnaоtre:
Oui! tel que le bon dieu me fit,
Je veux toujours paraоtre.

Vrai dйmon pour l'espiиglerie,
Vrai singe par sa mine,
Beaucoup et trop d'йtourderie.
Ma foi, voilа Pouchkine.



Примечания

(1) Т. е. в школе.
(2) после этого стиха нескольких стихов не сохранилось.



СТИХОТВОРЕНИЯ 1815



ГОРОДОК.
(К * * *).

Прости мне, милый друг,
Двухлетнее молчанье:
Писать тебе посланье
Мне было недосуг.
На тройке пренесенный
Из родины смиренной
В великой град Петра,
От утра до утра
Два года всё кружился
Без дела в хлопотах,
Зевая, веселился
В театре, на пирах,
Не ведал я покоя,
Увы! ни на часок,
Как будто у налоя
В великой четверток
Измученный дьячок.
Но слава, слава богу!
На ровную дорогу
Я выехал теперь;
Уж вытолкал за дверь
Заботы и печали,
Которые играли,
Стыжусь, столь долго мной;
И в тишине святой
Философом ленивым,
От шума вдалеке,
Живу я в городке,
Безвестностью счастливом.
Я нанял светлый дом
С диваном, с камельком;
Три комнатки простые -
В них злата, бронзы нет,
И ткани выписные
Не кроют их паркет.
Окошки в сад веселый,
Где липы престарелы
С черемухой цветут;
Где мне в часы полдневны
Березок своды темны
Прохладну сень дают;
Где ландыш белоснежный
Сплелся с фиалкой нежной,
И быстрый ручеек,
В струях неся цветок,
Невидимый для взора,
Лепечет у забора.
Здесь добрый твой поэт
Живет благополучно;
Не ходит в модный свет:
На улице карет
Не слышит стук докучный:
Здесь грома вовсе нет:
Лишь изредка телега
Скрыпит по мостовой,
Иль путник, в домик мой
Пришед искать ночлега,
Дорожною клюкой
В калитку постучится...

Блажен, кто веселится
В покое, без забот,
С кем втайне Феб дружится
И маленький Эрот;
Блажен, кто на просторе
В укромном уголке
Не думает о горе,
Гуляет в колпаке,
Пьет, ест, когда захочет,
О госте не хлопочет!
Никто, никто ему
Лениться одному
В постеле не мешает;
Захочет - Аонид
Толпу к себе сзывает;
Захочет - сладко спит,
На Рифмова склоняясь
И тихо забываясь.
Так я, мой милый друг,
Теперь расположился;
С толпой бесстыдных слуг
Навеки распростился;
Укрывшись в кабинет,
Один я не скучаю
И часто целый свет
С восторгом забываю.
Друзья мне - мертвецы,
Парнасские жрецы;
Над полкою простою
Под тонкою тафтою
Со мной они живут.
Певцы красноречивы,
Прозаики шутливы
В порядке стали тут.
Сын Мома и Минервы,
Фернейский злой крикун,
Поэт в поэтах первый,
Ты здесь, седой шалун!
Он Фебом был воспитан,
Издетства стал пиит:
Всех больше перечитан,
Всех менее томит;
Соперник Эврипида,
Эраты нежной друг,
Арьоста, Тасса внук -
Скажу ль?... отец Кандида -
Он всё; везде велик
Единственный старик!
На полке за Вольтером
Виргилий, Тасс с Гомером
Все вместе предстоят.
В час утренний досуга
Я часто друг от друга
Люблю их отрывать.
Питомцы юных Граций -
С Державиным потом
Чувствительный Гораций
Является вдвоем.
И ты, певец любезный,
Поэзией прелестной
Сердца привлекший в плен,
Ты здесь, лентяй беспечный,
Мудрец простосердечный,
Ванюша Лафонтен!
Ты здесь - и Дмитрев нежный,
Твой вымысел любя,
Нашел приют надежный
С Крыловым близ тебя. -
Но вот наперсник милый
Психеи златокрылой!
О добрый Лафонтен,
С тобой он смел сразиться...
Коль можешь ты дивиться,
Дивись: ты побежден!
Воспитанны Амуром
Вержье, Парни с Грекуром
Укрылись в уголок.
(Не раз они выходят
И сон от глаз отводят
Под зимний вечерок).
Здесь Озеров с Расином,
Руссо и Карамзин,
С Мольером-исполином
Фон-Визин и Княжнин.
За ними, хмурясь важно,
Их грозный Аристарх
Является отважно
В шестнадцати томах.
Хоть страшно стихоткачу
Лагарпа видеть вкус,
Но часто, признаюсь,
Над ним я время трачу.

Кладбище обрели
На самой нижней полки
Все школьнически толки,
Лежащие в пыли,
Визгова сочиненья,
Глупона псалмопенья,
Известные творенья
Увы! одним мышам.
Мир вечный и забвенье
И прозе и стихам!
Но ими огражденну
(Ты должен это знать)
Я спрятал потаенну
Сафьянную тетрадь.
Сей свиток драгоценный,
Веками сбереженный,
От члена русских сил,
Двоюродного брата,
Драгунского солдата
Я даром получил.
Ты, кажется, в сомненьи...
Нетрудно отгадать;
Так, это сочиненьи,
Презревшие печать.
Хвала вам, чады славы,
Враги Парнасских уз!
О князь, наперсник Муз,
Люблю твои забавы;
Люблю твой колкий стих
В посланиях твоих,
В сатире - знанье света
И слога чистоту,
И в резвости куплета
Игриву остроту.
И ты, насмешник смелый,
В ней место получил,
Чей в аде свист веселый
Поэтов раздражил,
Как в юношески леты
В волнах туманной Леты
Их гуртом потопил;
И ты, замысловатый
Буянова певец,
В картинах толь богатый
И вкуса образец;
И ты, шутник бесценный,
Который Мельпомены
Котурны и кинжал
Игривой Тальи дал!
Чья кисть мне нарисует,
Чья кисть скомпанирует
Такой оригинал!
Тут вижу я с Чернавкой
Подщипа слезы льет;
Здесь Князь дрожит под лавкой,
Там дремлет весь совет;
В трагическом смятеньи
Плененные цари,
Забыв войну, сраженьи,
Играют в кубари...
Но назову ль детину,
Что доброю порой
Тетради половину
Наполнил лишь собой!
О ты, высот Парнасса
Боярин небольшой,
Но пылкого Пегаса
Наездник удалой!
Намаранные оды,
Убранство чердаков,
Гласят из рода в роды:
Велик, велик - Свистов!
Твой дар ценить умею,
Хоть право не знаток;
Но здесь тебе не смею
Хвалы сплетать венок:
Свистовским должно слогом
Свистова воспевать;
Но, убирайся с богом,
Как ты, в том клясться рад,
Не стану я писать.

О вы, в моей пустыне
Любимые творцы!
Займите же отныне
Беспечности часы.
Мой друг! весь день я с ними,
То в думу углублен,
То мыслями своими
В Элизий пренесен.
Когда же на закате
Последний луч зари
Потонет в ярком злате,
И светлые цари
Смеркающейся ночи
Плывут по небесам,
И тихо дремлют рощи,
И шорох по лесам,
Мой гений невидимкой
Летает надо мной;
И я в тиши ночной
Сливаю голос свой
С пастушьею волынкой.
Ах! счастлив, счастлив тот,
Кто лиру в дар от Феба
Во цвете дней возьмет!
Как смелый житель неба,
Он к солнцу воспарит,
Превыше смертных станет,
И слава громко грянет:
"Бессмертен ввек пиит!"

Но ею мне ль гордиться,
Но мне ль бессмертьем льститься?...
До слез я спорить рад,
Не бьюсь лишь об заклад,
Как знать, и мне, быть может,
Печать свою наложит
Небесный Аполлон;
Сияя горним светом,
Бестрепетным полетом
Взлечу на Геликон.
Не весь я предан тленью;
С моей, быть может, тенью
Полунощной порой
Сын Феба молодой,
Мой правнук просвещенный,
Беседовать придет
И мною вдохновенный
На лире воздохнет.

Покаместь, друг бесценный,
Камином освещенный,
Сижу я под окном
С бумагой и с пером,
Не слава предо мною,
Но дружбою одною
Я ныне вдохновен.
Мой друг, я счастлив ею.
Почто ж ее сестрой,
Любовию младой
Напрасно пламенею?
Иль юности златой
Вотще даны мне розы,
И лить навеки слезы
В юдоле, где расцвел
Мой горестный удел?...
Певца сопутник милый,
Мечтанье легкокрыло!
О, будь же ты со мной,
Дай руку сладострастью
И с чашей круговой
Веди меня ко счастью
Забвения тропой:
И в час безмолвной ночи,
Когда ленивый мак
Покроет томны очи,
На ветреных крылах
Примчись в мой домик тесный,
Тихонько постучись,
И в тишине прелестной
С любимцем обнимись!
Мечта! в волшебной сени
Мне милую яви,
Мой свет, мой добрый гений,
Предмет моей любви,
И блеск очей небесный,
Лиющих огнь в сердца,
И Граций стан прелестный
И снег ее лица;
Представь, что, на коленях
Покоясь у меня,
В порывистых томленьях
Склонилася она
Ко груди грудью страстной,
Устами на устах,
Горит лицо прекрасной,
И слезы на глазах!...
Почто стрелой незримой
Уже летишь ты вдаль?
Обманет - и пропал
Беглец невозвратимый!
Не слышит плач и стон
И где крылатый сон?
Исчезнет обольститель,
И в сердце грусть-мучитель.

Но всё ли, милый друг,
Быть счастья в упоеньи?
И в грусти томный дух
Находит наслажденье:
Люблю я в летний день
Бродить один с тоскою,
Встречать вечерню тень
Над тихою рекою
И с сладостной слезою
В даль сумрачну смотреть;
Люблю с моим Мароном
Под ясным небосклоном
Близь озера сидеть,
Где лебедь белоснежный,
Оставя злак прибрежный,
Любви и неги полн,
С подругою своею,
Закинув гордо шею,
Плывет во злате волн.
Или, для развлеченья,
Оставя книг ученье,
В досужный мне часок
У добренькой старушки
Душистый пью чаек,
Не подхожу я к ручке,
Не шаркаю пред ней;
Она не приседает,
Но тотчас и вестей
Мне пропасть наболтает.
Газеты собирает
Со всех она сторон,
Всё сведает, узнает:
Кто умер, кто влюблен,
Кого жена по моде
Рогами убрала,
В котором огороде
Капуста цвет дала,
Фома свою хозяйку
Не за что наказал,
Антошка балалайку
Играя разломал. -
Старушка всё расскажет;
Меж тем как юбку вяжет,
Болтает всё свое;
А я сижу смиренно
В мечтаньях углубленный,
Не слушая ее.
На рифмы удалого
Так некогда Свистова
В столице я внимал.
Когда свои творенья
Он с жаром мне читал,
Ах! видно, бог пытал
Тогда мое терпенье!

Иль добрый мой сосед,
Семидесяти лет,
Уволенный от службы
Майором отставным,
Зовет меня из дружбы
Хлеб-соль откушать с ним.
Вечернею пирушкой
Старик, развеселясь,
За дедовскою кружкой
В прошедшем углубясь,
С Очаковской медалью
На раненой груди,
Воспомнит ту баталью,
Где роты впереди
Летел на встречу славы,
Но встретился с ядром
И пал на дол кровавый
С булатным палашом.
Всегда я рад душою
С ним время провождать,
Но, боже, виноват!
Я каюсь пред тобою,
Служителей твоих,
Попов я городских
Боюсь, боюсь беседы
И свадебны обеды
Затем лишь не терплю,
Что сельских иереев,
Как папа иудеев,
Я вовсе не люблю,
А с ними крючковатый
Подьяческий народ,
Лишь взятками богатый
И ябеды оплот.

Но, друг мой, естьли вскоре
Увижусь я с тобой,
То мы уходим горе
За чашей круговой;
Тогда, клянусь богами,
(И слово уж сдержу)
Я с сельскими попами
Молебен отслужу.



ВОДА И ВИНО.

Люблю я в полдень воспаленный
Прохладу черпать из ручья
И в роще тихой, отдаленной
Смотреть, как плещет в брег струя.
Когда ж вино в края поскачет,
Напенясь в чаше круговой,
Друзья, скажите,- кто не плачет,
Заране радуясь душой?

Да будет проклят дерзновенный,
Кто первый грешною рукой,
Нечестьем буйным ослепленный,
О страх!.. смесил вино с водой!
Да будет проклят род злодея!
Пускай не в силах будет пить,
Или, стаканами владея,
Лафит с Цымлянским различить!



ИЗМЕНЫ.

"Всё миновалось!
Мимо промчалось
Время любви.
Страсти мученья!
В мраке забвенья
Скрылися вы.
Так я премены
Сладость вкусил:
Гордой Елены
Цепи забыл.
Сердце, ты в воле!
Всё позабудь;
В новой сей доле
Счастливо будь.
Только весною
Зефир младою
Розой пленен;
В юности страстной
Был я прекрасной
В сеть увлечен.
Нет, я не буду
Впредь воздыхать,
Страсть позабуду;
Полно страдать!
Скоро печали
Встречу конец.
Ах! для тебя ли,
Юный певец,
Прелесть Елены
Розой цветет?..
Пусть весь народ,
Ею прельщенный,
Вслед за мечтой
Мчится толпой;
В мирном жилище,
На пепелище,
В чаше простой
Стану в смиреньи
Черпать забвенье
И - для друзей
Резвой рукою
Двигать струною
Арфы моей".

В скучной разлуке
Так я мечтал,
В горести, в муке
Себя услаждал;
В сердце возженный
Образ Елены
Мнил истребить.
Прошлой весною
Юную Хлою
Вздумал любить.
Как ветерочек
Ранней порой
Гонит листочек
С резвой волной,
Так непрестанно
Непостоянный
Cтрастью играл,
Лилу, Темиру,
Всех обожал,
Сердце и лиру
Всем посвящал. -
Что же? - напрасно
С груди прекрасной
Шаль я срывал.
Тщетны измены!
Образ Елены
В сердце пылал!
Ах! возвратися,
Радость очей,
Хладна, тронися
Грустью моей. -
Тщетно взывает
Бедный певец!
Нет! не встречает
Мукам конец...
Так! до могилы
Грустен, унылый,
Крова ищи!
Всеми забытый,
Терном увитый
Цепи влачи.........



К ЛИЦИНИЮ.
(С ЛАТИНСКОГО).

Лициний, зришь ли ты? на быстрой колеснице,
Увенчан лаврами, в блестящей багрянице,
Спесиво развалясь, Ветулий молодой
В толпу народную летит по мостовой.
Смотри, как все пред ним усердно спину клонят,
Как ликторов полки народ несчастный гонят.
Льстецов, сенаторов, прелестниц длинный ряд
С покорностью ему умильный мещут взгляд,
Ждут в тайном трепете улыбку, глаз движенья,
Как будто дивного богов благословенья:
И дети малые, и старцы с сединой
Стремятся все за ним и взором и душой,
И даже след колес, в грязи напечатленный,
Как некий памятник им кажется священный.

О Ромулов народ! пред кем ты пал во прах?
Пред кем восчувствовал в душе столь низкой cтрax?
Квириты гордые под иго преклонились!...
Кому ж, о небеса! кому поработились?...
Скажу ль - Ветулию! - Отчизне стыд моей,
Развратный юноша воссел в совет мужей,
Любимец деспота Сенатом слабым правит,
На Рим простер ярем, отечество бесславит.
Ветулий, римлян царь!... О срам! о времена!
Или вселенная на гибель предана?

Но кто под портиком, с руками за спиною,
В изорванном плаще и с нищенской клюкою,
Поникнув головой, нахмурившись идет?
Не ошибаюсь я, философ то Дамет.
"Дамет! куда, скажи, в одежде столь убогой
Средь Рима пышного бредешь своей дорогой?"

"Куда? не знаю сам. Пустыни я ищу.
Среди разврата жить уж боле не хочу;
Япетовых детей пороки, злобу вижу,
Навек оставлю Рим: я людства ненавижу".

Лициний, добрый друг! не лучше ли и нам,
Отдав поклон мечте, Фортуне, суетам,
Седого стоика примером научиться?
Не лучше ль поскорей со градом распроститься,
Где всё на откупе: законы, правота,
И жены, и мужья, и честь, и красота?
Пускай Глицерия, красавица младая,
Равно всем общая, как чаша круговая,
Других неопытных в любовну ловит сеть;
Нам стыдно слабости с морщинами иметь.
Летит от старика любовь в толпе веселий.
Пускай бесстыдный Клит, вельможей раб Корнелий,
Оставя ложе сна с запевшим петухом,
От знатных к богачам бегут из дома в дом;
Я сердцем римлянин, кипит в груди свобода,
Во мне не дремлет дух великого народа.
Лициний, поспешим далеко от забот,
Безумных гордецов, обманчивых красот,
Докучных риторов, Парнасских Геростратов;
В деревню пренесем отеческих пенатов;
В тенистой рощице, на берегу морском
Найти нетрудно нам красивый, светлый дом,
Где. больше не страшась народного волненья,
Под старость отдохнем в тиши уединенья,
И там, расположась в уютном уголке,
При дубе пламенном, возженном в камельке,
Воспомнив старину за дедовским фиялом,
Свой дух воспламеню Петроном, Ювеналом,
В гремящей сатире порок изображу
И нравы сих веков потомству обнажу.

О Рим! о гордый край разврата, злодеянья,
Придет ужасный день - день мщенья, наказанья;
Предвижу грозного величия конец,
Падет, падет во прах вселенныя венец!
Народы дикие, сыны свирепой брани.
Войны ужасной меч прияв в кровавы длани,
И горы, и моря оставят за собой
И хлынут на тебя кипящею рекой.
Исчезнет Рим: его покроет мрак глубокой;
И путник, обратив на груды камней око,
Речет задумавшись, в мечтаньях углублен:
"Свободой Рим возрос - а рабством погублен".



БАТЮШКОВУ.

В пещерах Геликона
Я некогда рожден;
Во имя Аполлона
Тибуллом окрещен,
И светлой Иппокреной
С издетства напоенный
Под кровом вешних роз,
Поэтом я возрос.

Веселый сын Эрмия
Ребенка полюбил,
В дни резвости златые
Мне дудку подарил.
Знакомясь с нею рано,
Дудил я непрестанно:
Нескладно хоть играл,
Но Музам не скучал.

А ты, певец забавы
И друг Пермесских дев,
Ты хочешь, чтобы, славы
Стезею полетев,
Простясь с Анакреоном,
Спешил я за Мароном
И пел при звуках лир
Войны кровавый пир.

Дано мне мало Фебом:
Охота, скудный дар.
Пою под чуждым небом,
Вдали домашних Лар,
И, с дерзостным Икаром
Страшась летать не даром,
Бреду своим путем:
Будь всякой при своем.



НАПОЛЕОН НА ЭЛЬБЕ (1815).

Вечерняя заря в пучине догорала,
Над мрачной Эльбою носилась тишина,
Сквозь тучи бледные тихонько пробегала
Туманная луна:
Уже на западе седой, одетый мглою,
С равниной синих вод сливался небосклон.
Один во тьме ночной над дикою скалою
Сидел Наполеон.
В уме губителя теснились мрачны думы,
Он новую в мечтах Европе цепь ковал
И, к дальним берегам возведши взор угрюмый,
Свирепо прошептал:

"Вокруг меня всё мертвым сном почило,
Легла в туман пучина бурных волн,
Не выплывет ни утлый в море чолн,
Ни гладный зверь не взвоет над могилой -
Я здесь один, мятежной думы полн...

О, скоро ли, напенясь под рулями,
Меня помчит покорная волна,
И спящих вод прервется тишина?...
Волнуйся, ночь, над Эльбскими скалами!
Мрачнее тмись за тучами, луна!

Там ждут меня бесстрашные дружины.
Уже сошлись, уже сомкнуты в строй!
Уж мир лежит в оковах предо мной!
Прейду я к вам сквозь черные пучины
И гряну вновь погибельной грозой!

И вспыхнет брань! за галльскими орлами,
С мечом в руках победа полетит,
Кровавый ток в долинах закипит,
И троны в прах низвергну я громами
И сокрушу Европы дивный щит!...

Но вкруг меня всё мертвым сном почило,
Легла в туман пучина бурных волн,
Не выплывет ни утлый в море чолн,
Ни гладный зверь не взвоет над могилой -
Я здесь один, мятежной думы полн...

О счастье! злобный обольститель,
И ты, как сладкой сон, сокрылось от очей,
Средь бурей тайный мой хранитель
И верный пестун с юных дней!
Давно ль невидимой стезею
Меня ко трону ты вело
И скрыло дерзостной рукою
В венцах лавровое чело!
Давно ли с трепетом народы
Несли мне робко дань свободы,
Знамена чести преклоня;
Дымились громы вкруг меня,
И слава в блеске над главою
Неслась, прикрыв меня крылом?...
Но туча грозная нависла над Москвою,
И грянул мести гром!...
Полнощи царь младой! - ты двигнул ополченья,
И гибель вслед пошла кровавым знаменам,
Отозвалось могущего паденье,
И мир земле, и радость небесам,
А мне - позор и заточенье!
И раздроблен мой звонкой щит,
Не блещет шлем на поле браней;
В прибрежном злаке меч забыт
И тускнет на тумане.
И тихо всё кругом. В безмолвии ночей
Напрасно чудится мне смерти завыванье,
И стук блистающих мечей,
И падших ярое стенанье -
Лишь плещущим волнам внимает жадный слух;
Умолк сражений клик знакомый,
Вражды кровавой гаснут громы,
И факел мщения потух.
Но близок час! грядет минута роковая!
Уже летит ладья, где грозный трон сокрыт;
Кругом простерта мгла густая,
И, взором гибели сверкая,
Бледнеющий мятеж на палубе сидит.
Страшись, о Галлия! Европа! мщенье, мщенье!
Рыдай - твой бич восстал - и всё падет во прах.
Всё сгибнет, и тогда, в всеобщем разрушенье,
Царем воссяду на гробах!"

Умолк. На небесах лежали мрачны тени,
И месяц, дальних туч покинув темны сени,
Дрожащий, слабый свет на запад изливал -
Восточная звезда играла в океане,
И зрелася ладья, бегущая в тумане
Под сводом Эльбских грозных скал.
И Галлия тебя, о хищник, осенила;
Побегли с трепетом законные цари.
Но зришь ли? Гаснет день, мгновенно тьма сокрыла
Лицо пылающей зари,
Простерлась тишина над бездною седою,
Мрачится неба свод, гроза во мгле висит,
Всё смолкло... трепещи! погибель над тобою,
И жребий твой еще сокрыт!



К ПУЩИНУ.
(4 МАЯ).

Любезный именинник,
О Пущин дорогой!
Прибрел к тебе пустынник
С открытою душой;
С пришельцем обнимися -
Но доброго певца
Встречать не суетися
С парадного крыльца.
Он гость без этикета,
Не требует привета
Лукавой суеты;
Прими ж его лобзанья
И чистые желанья
Сердечной простоты!
Устрой гостям пирушку;
На столик вощаной
Поставь пивную кружку
И кубок пуншевой.
Старинный собутыльник!
Забудемся на час.
Пускай ума светильник
Погаснет ныне в нас;
Пускай старик крылатый
Летит на почтовых:
Нам дорог миг утраты
В забавах лишь одних!

Ты счастлив, друг сердечный!
В спокойствии златом
Течет твой век беспечный,
Проходит день за днем;
И ты в беседе Граций,
Не зная черных бед,
Живешь, как жил Гораций,
Хотя и не поэт.
Под кровом небогатым
Ты вовсе не знаком
С зловещим Гипократом,
С нахмуренным попом;
Не видишь у порогу
Толпящихся забот;
Нашли к тебе дорогу
Веселость и Эрот;
Ты любишь звон стаканов
И трубки дым густой,
И демон метроманов
Не властвует тобой.
Ты счастлив в этой доле.
Скажи, чего же боле
Мне другу пожелать?
Придется замолчать...

Дай бог, чтоб я, с друзьями
Встречая сотый май,
Покрытый сединами,
Сказал тебе стихами:
Вот кубок; наливай!
Веселье! будь до гроба
Сопутник верный наш,
И пусть умрем мы оба
При стуке полных чаш!



К ГАЛИЧУ.

Пускай угрюмый рифмотвор,
Повитый маком и крапивой,
Холодных од творец ретивый,
На скучный лад сплетая вздор,
Зовет обедать генерала, -
О Галич, верный друг бокала
И жирных утренних пиров,
Тебя зову, мудрец ленивый,
В приют поэзии счастливый,
Под отдаленный неги кров.
Давно в моем уединеньи,
В кругу бутылок и друзей,
Не зрели кружки мы твоей,
Подруги долгих наслаждений,
Острот и хохота гостей.
В тебе трудиться нет охоты.
Садись на тройку злых коней,
Оставь Петрополь и заботы,
Лети в счастливый городок.
Зайди к жиду Золотареву,
В его, всем общий, уголок;
Мы там, собравшися в кружок,
Прольем вина струю багрову,
И с громом двери на замок
Запрет веселье молодое.

И гордый на столе пирог
Друзей стесненными рядами,
Сверкая светлыми ножами,
С тобою храбро осадим
И мигом стены разгромим;
Когда ж, вином отягощенный,
С главой, в колени преклоненной,
Захочешь в мире отдохнуть
И, опускаяся в подушку,
Дабы спокойнее заснуть,
Уронишь налитую кружку
На старый бархатный диван, -
Тогда послания, куплеты,
Баллады, басенки, сонеты
Покинут скромный наш карман,
И крепок сон ленивца будет!...
Но рюмок звон тебя разбудит,
Ты вскочишь с бодрой головой,
Оставишь смятую подушку,
Подымешь милую подружку -
И в келье снова пир горой.

О Галич, время невозвратно,
И близок, близок грозный час,
Когда, послыша славы глас,
Покину кельи кров приятный,
Татарской сброшу свой халат.
Простите, девственные Музы!
Прости, приют младых отрад!
Надену узкие рейтузы,
Завью в колечки гордый ус,
Заблещет пара эполетов,
И я - питомец важных Муз -
В числе воюющих корнетов!
О Галич, Галич! поспешай!
Тебя зовут и сон ленивый,
И друг ни скромный, ни спесивый,
И кубок полный через край!



МЕЧТАТЕЛЬ.

По небу крадется луна,
На холме тьма седеет,
На воды пала тишина.
С долины ветер веет,
Молчит певица вешних дней
В пустыне темной рощи,
Стада почили средь полей,
И тих полет полнощи;

И мирный неги уголок
Ночь сумраком одела,
В камине гаснет огонек,
И свечка нагорела;
Стоит богов домашних лик
В кивоте небогатом,
И бледный теплится ночник
Пред глиняным Пенатом.

Главою на руку склонен,
В забвении глубоком,
Я в сладки думы погружен
На ложе одиноком:
С волшебной ночи темнотой,
При месячном сияньи,
Слетают резвою толпой
Крылатые мечтаньи,

И тихой, тихой льется глас;
Дрожат златые струны.
В глухой, безмолвный мрака час
Поет мечтатель юный:
Исполнен тайною тоской,
Молчаньем вдохновенный,
Летает резвою рукой
На лире оживленной.

Блажен, кто в низкой свой шалаш
В мольбах не просит Счастья!
Ему Зевес надежный страж
От грозного ненастья;
На маках лени, в тихой час,
Он сладко засыпает,
И бранных труб ужасный глас
Его не пробуждает.

Пускай, ударя в звучный щит
И с видом дерзновенным,
Мне Слава издали грозит
Перстом окровавленным,
И бранны вьются знамена,
И пышет бой кровавый -
Прелестна сердцу тишина;
Нейду, нейду за Славой.

Нашел в глуши я мирный кров
И дни веду смиренно;
Дана мне лира от богов,
Поэту дар бесценный;
И Муза верная со мной:
Хвала тебе, богиня!
Тобою красен домик мой
И дикая пустыня.

На слабом утре дней златых
Певца ты осенила,
Венком из миртов молодых
Чело его покрыла,
И, горним светом озарясь,
Влетала в скромну келью
И чуть дышала, преклонясь
Над детской колыбелью.

О, будь мне спутницей младой
До самых врат могилы!
Летай с мечтаньем надо мной,
Расправя легки крылы;
Гоните мрачную печаль,
Пленяйте ум... обманом,
И милой жизни светлу даль
Кажите за туманом!

И тих мой будет поздний час:
И смерти добрый гений
Шепнет, у двери постучась:
"Пора в жилище теней!.."
Так в зимний вечер сладкой сон
Приходит в мирны сени,
Венчанный маком, и склонен
На посох томной лени...



МОЕ ЗАВЕЩАНИЕ.
ДРУЗЬЯМ.

Хочу я завтра умереть
И в мир волшебный наслажденья,
На тихой берег вод забвенья,
Веселой тенью отлететь...
Прости навек, очарованье,
Отрада жизни и любви!
Приближьтесь, о друзья мои,
Благоговенье и вниманье! -
Певец решился умереть. -
Итак, с вечернею луною,
В саду не льзя ли дерн одеть
Узорной белой пеленою?
На темный берег сонных вод,
Где мы вели беседы наши,
Не льзя ль, устроя длинный ход,
Нести наполненные чаши?
Зовите на последний пир
Спесивой Семелеи сына,
Эрота, друга наших лир,
Богов и смертных властелина,
Пускай веселье прибежит,
Махая резвою гремушкой,
И нас от сердца рассмешит
За полной пенистою кружкой.
Пускай игривою толпой
Слетят родные наши музы;
Им первый кубок круговой,
Друзья! священны нам их узы;
До ранней утренней звезды,
До тихого лучей рассвета
Не выйдут из руки поэта
Фиалы братской череды;
В последний раз мою цевницу,
Мечтаний сладостных певицу,
Прижму к восторженной груди.
В последний раз, томимый нежно,
Не вспомню вечность и друзей;
В последний раз на груди снежной
Упьюсь отрадой юных дней!

Когда ж восток озолотится
Во тьме денницей молодой,
И белый топол озарится,
Покрытый утренней росой,
Подайте грозд Анакреона;
Он был учителем моим:
И я сойду путем одним
На грустный берег Ахерона...
Простите, милые друзья,
Подайте руку; до свиданья!
И дайте, дайте обещанье,
Когда навек укроюсь я,
Мое исполнить завещанье.
Приди, певец мой дорогой,
Воспевший Вакха и Темиру.
Тебе дарю я лень и лиру;
Да будут Музы над тобой...
Ты не забудешь дружбы нашей,
О Пущин, ветреный мудрец!
Прими с моей глубокой чашей
Увядший миртовый венец!
Друзья! вам сердце оставляю
И память прошлых красных дней,
Окованных счастливой ленью
На ложе маков и лилей;
Мои стихи дарю забвенью,
Последний вздох, о други, ей!..

На тихой праздник погребенья
Я вас обязан пригласить;
Веселость, друг уединенья,
Билеты будет разносить...
Стекитесь резвою толпою,
Главы в венках, рука с рукою,
И пусть на гробе, где певец
Исчезнет в рощах Геликона,
Напишет беглый ваш резец:
"Здесь дремлет Юноша-Мудрец,
Питомец Нег и Аполлона".



К НЕЙ.

Эльвина, милый друг, приди, подай мне руку,
Я вяну, прекрати тяжелый жизни сон;
Скажи - увижу ли.... на долгую ль разлуку
Я роком осужден?

Ужели никогда на друга друг не взглянет,
Иль вечной темнотой покрыты дни мои?
Ужели никогда нас утро не застанет
В объятиях любви?

Эльвина, почему в часы глубокой ночи
Я не могу тебя с весельем обнимать,
На милую стремить томленья полны очи
И страстью трепетать?

И в радости немой, в восторгах наслажденья
Твой шопот сладостный и тихой стон внимать
И тихо в скромной тьме для неги пробужденья
Близ милой засыпать?



К МОЛОДОЙ АКТРИСЕ

Ты не наследница Клероны,
Не для тебя свои законы
Владелец Пинда начертал;
Тебе не много бог послал,
Твой голосок, телодвиженья,
Немые взоров обращенья
Не стоят, признаюсь, похвал
И шумных плесков удивленья;
Жестокой суждено судьбой
Тебе актрисой быть дурной.
Но, Клоя, ты мила собой.
Тебе во след толпятся смехи,
Сулят любовникам утехи -
Итак, венцы перед тобой,
И несомнительны успехи.

Ты пленным зрителя ведешь
Когда без такта ты поешь,
Недвижно стоя перед нами,
Поешь - и часто не в попад.
А мы усердными руками
Все громко хлопаем; кричат:
"Bravo! bravissimo! чудесно!"
Свистки сатириков молчат,
И все покорствуют прелестной.

Когда в неловкости своей,
Ты сложишь руки у грудей,
Или подымешь их и снова
На грудь положишь, застыдясь;
Когда Милона молодого,
Лепеча что-то не для нас,
В любви без чувства уверяешь;
Или без памяти в слезах,
Холодный испуская ах!
Спокойно в креслы упадаешь,
Краснея и чуть-чуть дыша, -
Все шепчут: ах! как хороша!
Увы! другую б освистали:
Велико дело красота.
О Клоя, мудрые солгали:
Не всё на свете суета.

Пленяй же, Клоя, красотою;
Стократ блажен любовник тот,
Который нежно пред тобою,
Осмелясь, о любви поет;
В стихах и прозою на сцене
Тебя клянется обожать,
Кому ты можешь отвечать,
Не смея молвить об измене;
Блажен, кто может роль забыть
На сцене с миленькой актрисой
Жать руку ей, надеясь быть
Еще блаженней за кулисой!



ВОСПОМИНАНИЕ.
(К ПУЩИНУ).

Помнишь ли, мой брат по чаше,
Как в отрадной тишине
Мы топили горе наше
В чистом, пенистом вине?

Как, укрывшись молчаливо
В нашем темном уголке,
С Вакхом нежились лениво,
Школьной стражи вдалеке?

Помнишь ли друзей шептанье
Вкруг бокалов пуншевых,
Рюмок грозное молчанье -
Пламя трубок грошевых?

Закипев, о, сколь прекрасно
Токи дымные текли!..
Вдруг педанта глас ужасный
Нам послышался вдали...

И бутылки вмиг разбиты,
И бокалы все в окно -
Всюду по полу разлиты
Пунш и светлое вино.

Убегаем торопливо -
Вмиг исчез минутный страх!
Щек румяных цвет игривый,
Ум и сердце на устах,

Хохот чистого веселья,
Неподвижный, тусклый взор
Изменяли час похмелья,
Сладкой Вакха заговор.

О друзья мои сердечны!
Вам клянуся, за столом
Всякой год в часы беспечны
Поминать его вином.



ПОСЛАНИЕ К ГАЛИЧУ.

Где ты, ленивец мой?
Любовник наслажденья!
Ужель уединенья
Не мил тебе покой?
Ужели мне с тобой
Лишь помощью бумаги
Минуты провождать
И больше не видать
Парнасского бродяги?
На Пинде мой сосед,
И ты от Муз укрылся,
Минутный домосед,
С пенатами простился!
Уж темный уголок
И садик опустели,
Где мы под вечерок
За рюмками шумели;
Где Ком нас угощал
Форелью, пирогами,
И пенистый бокал
Нам Бахус подавал.
Бегут за днями дни
Без дружеских собраний;
Веселых пирований
Веселые сыны
С тобой разлучены;
И шумные беседы,
И долгие обеды
Не столь оживлены.
Один в каморке тесной
Вечерней тишиной
Хочу, мудрец любезный,
Беседовать с тобой.
Уж темна ночь объемлет
Брега спокойных вод;
Мурлыча, в келье дремлет
Спесивый, старый кот.
Покамест сон прелестный,
Под сенью тихих крил,
В обители безвестной
Меня не усыпил,
Морфея в ожиданьи,
В постеле я лежу
И беглое посланье
Без строгого старанья
Предателю пишу.
Далече той станицы,
Где Фебовы сестрицы
Мне с негой вьют досуг,
Скажи - среди столицы
Чем занят ты, мой друг?
Ужель приют поэта
Теперь средь вихря света,
Вдали родных полей
И ближних, и друзей?
Ужель в театре шумном,
Где дюжий Аполлон
Партером полуумным
Прославлен, оглушен,
Измученный напевом
Бессмысленных стихов,
Ты спишь под страшным ревом
Актеров и смычков?
Или, мудрец придворный,
С улыбкою притворной
Пред лентою цветной
Поникнув головой,
С вертушкою слепой
Знакомиться желаешь?
Иль Креза за столом
В куплете заказном
Трусливо величаешь?..
Нет, добрый Галич мой!
Поклону ты не сроден.
Друг мудрости прямой
Правдив и благороден;
Он любит тишину;
Судьбе своей послушный,
На барскую казну
Взирает равнодушно,
Рублям откупщика
Смеясь веселым часом,
Не снимет колпака
Философ пред Мидасом.
Пускай не дружен он
С Фортуною коварной,
Но Вакхом награжден
Философ благодарный,
Когда сей бог младой
Вечернею порой
Лафит и грог янтарный
С улыбкой на устах
В стекле ему подносит
И каплю выпить просит
Качаясь на ногах.
Мечтанье обнимая,
Любовь его ведет,
И дружба молодая
Венки ему плетет.
И счастлив он, признаться,
На деле, не в мечтах,
Когда минуты мчатся
Веселья на крылах;
Когда друзья-поэты
С утра до ночи с ним
Шумят, поют куплеты,
Пьют мозель разогретый,
Приятелям своим
Послания читают
И трубку разжигают
Безрифминым лихим!..

Оставь же город скучный,
С друзьями съединись
И с ними неразлучно
В пустыне уживись.
Беги, беги столицы,
О Галич мой, сюда!
Здесь розовой денницы
Не видя никогда,
Ленясь под одеялом,
С Тибурским мудрецом
Мы часто за бокалом
Проснемся - и заснем.
Смотри: тебе в награду
Наш Дельвиг, наш поэт,
Несет свою балладу,
И стансы винограду,
И к лилии куплет.
И полон становится
Твой малый, тесный дом
Вот с милым остряком
Наш песельник тащится
По лестнице с гудком,
И все к тебе нагрянем -
И снова каждый день
Стихами, прозой станем
Мы гнать печали тень.
Подруги молодые
Нас будут посещать;
Нам жизни дни златые
Не страшно расточать.
Поделимся с забавой
Мы веком остальным,
С волшебницею-славой
И с Вакхом молодым.



МОЯ ЭПИТАФИЯ.

Здесь Пушкин погребен; он с музой молодою,
С любовью, леностью провел веселый век,
Не делал доброго, однакож был душою,
Ей богу, добрый человек.



СРАЖЕННЫЙ РЫЦАРЬ.

Последним сияньем за лесом горя,
Вечерняя тихо потухла заря,
Безмолвна долина глухая;
В тумане пустынном клубится peка,
Ленивой грядою идут облака,
Меж ими луна золотая.

Чугунные латы на холме лежат,
Копье раздробленно, в перчатке булат,
И щит под шеломом заржавым,
Вонзилися шпоры в увлаженный мох: -
Лежат неподвижно, и месяца рог
Над ними в блистаньи кровавом.

Вкруг холма обходит друг сильного - конь;
В очах горделивых померкнул огонь -
Он бранную голову клонит.
Беспечным копытом бьет камень долин -
И смотрит на латы - конь верный один,
И дико трепещет, и стонет.

Во тьме заблудившись, пришелец идет,
С надеждою робость он в сердце несет -
Склонясь над дорожной клюкою,
На холм он взобрался, и в тусклую даль
Он смотрит, и сходит - и звонкую сталь
Толкает усталой ногою.

Хладеет пришелец - кольчуги звучат.
Погибшего грозно в них кости стучат,
По камням шелом покатился,
Скрывался в нем череп... при звуке глухом
Заржал конь ретивый - скок лётом на холм -
Взглянул... и главою склонился.

Уж путник далече в тьме бродит ночной,
Всё мнится, что кости хрустят под ногой...
Но утро денница выводит -
Сраженный во брани на холме лежит,
И латы недвижны, и шлем не стучит,
И конь вкруг погибшего, ходит.



К ДЕЛЬВИГУ.

Послушай, муз невинных
Лукавый духовник:
Жилец полей пустынных,
Поэтов грешный лик
Умножил я собою,
И я главой поник
Пред милою мечтою;
Мой дядюшка-поэт
На то мне дал совет
И с музами сосватал.
Сначала я шалил,
Шутя стихи кроил,
А там их напечатал,
И вот теперь я брат
Бестолкову пустому,
Тому, сему, другому
Да я ж и виноват!

Спасибо за посланье -
Но что мне пользы в том?
На грешника потом
Ведь станут в посмеянье
Указывать перстом! -
Изменник! с Аполлоном
Ты, видно, заодно;
А мне прослыть Прадоном
Отныне суждено.
Везде беды застану!
Увы, мне, метроману,
Куда сокроюсь я?
Предатели-друзья
Невинное творенье
Украдкой в город шлют
И плод уединенья
Тисненью предают, -
Бумагу убивают!
Поэта окружают
С улыбкой остряки.
"Ах, сударь! мне сказали,
Вы пишете стишки;
Увидеть их не льзя ли?
Вы в них изображали,
Конечно, ручейки,
Конечно, василечик,
Иль тихой ветерочик,
И рощи, и цветки...."

О Дельвиг! начертали
Мне Музы мой удел;
Но ты ль мои печали
Умножить захотел?
В объятиях Морфея
Беспечный дух лелея,
Еще хоть год один
Позволь мне полениться
И негой насладиться, -
Я, право, неги сын!
А там, хоть нет охоты,
Но придут уж заботы
Со всех ко мне сторон:
И буду принужден
С журналами сражаться,
С газетой торговаться,
С Графовым восхищаться...
Помилуй, Аполлон!



РОЗА.

Где наша роза?
Друзья мои!
Увяла роза,
Дитя зари!...
Не говори:
Вот жизни младость,
Не повтори:
Так вянет радость,
В душе скажи:
Прости! жалею.....
И на лилею
Нам укажи.



НА ВОЗВРАЩЕНИЕ ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА
ИЗ ПАРИЖА В 1815 ГОДУ.

Утихла брань племен: в пределах отдаленных
Не слышен битвы шум и голос труб военных;
С небесной высоты, при звуке стройных лир,
На землю мрачную нисходит светлый Мир.
Свершилось!.. Русской царь, достиг ты славной цели!
Вотще надменные на родину летели;
Вотще впреди знамен бесчисленных дружин
В могущей дерзости венчанный исполин
На гибель грозно шел, влек цепи за собою:
Меч огненный блеснул за дымною Москвою!
Звезда губителя потухла в вечной мгле,
И пламенный венец померкнул на челе!
Содрогся счастья сын, и, брошенный судьбою,
Он землю русскую не взвидел под собою. -
Бежит... и мести гром слетел ему во след;
И с трона гордый пал... и вновь восстал... и нет!

Тебе, наш храбрый царь, хвала, благодаренье!
Когда полки врагов покрыли отдаленье,
Во броню ополчась, взложив пернатый шлем,
Колена преклонив пред вышним алтарем,
Ты браней меч извлек и клятву дал святую
От ига оградить страну свою родную.
Мы вняли клятве сей; и гордые сердца
В восторге пламенном летели вслед отца
И смертью роковой горели и дрожали;
И россы пред врагом твердыней грозной стали!...

"К мечам!" раздался клик, и вихрем понеслись;
Знамены, восшумев, по ветру развились;
Обнялся с братом брат: и милым дали руку
Младые ратники на грустную разлуку;
Сразились. Воспылал свободы ярый бой,
И смерть хватала их холодною рукой!...
А я.... вдали громов, в сени твоей надежной...
Я тихо расцветал, беспечный, безмятежный!
Увы! мне не судил таинственный предел
Сражаться за тебя под градом вражьих стрел!....
Сыны Бородина, о Кульмские герои!
Я видел, как на брань летели ваши строи;
Душой восторженной за братьями спешил.
Почто ж на бранный дол я крови не пролил?
Почто, сжимая меч младенческой рукою,
Покрытый ранами, не пал я пред тобою
И славы под крылом наутре не почил?
Почто великих дел свидетелем не был?

О, сколь величествен, бессмертный, ты явился
Когда на сильного с сынами устремился;
И, челы приподняв из мрачности гробов,
Народы, падшие под бременем оков,
Тяжелой цепию с восторгом потрясали
И с робкой радостью друг друга вопрошали:
"Ужель свободны мы?.... Ужели грозный пал...
Кто смелый? Кто в громах на севере восстал?.."
И ветхую главу Европа преклонила,
Царя-спасителя колена окружила
Освобожденною от рабских уз рукой,
И власть мятежная исчезла пред тобой!

И ныне ты к сынам, о царь наш, возвратился,
И край полуночи восторгом озарился!
Склони на свой народ смиренья полный взгляд -
Все лица радостью, любовию блестят.
Внемли - повсюду весть отрадная несется,
Повсюду гордый клик веселья раздается;
По стогнам шум, везде сияет торжество,
И ты среди толпы, России божество!
Встречать вождя побед летят твои дружины.
Старик, счастливый век забыв Екатерины,
Взирает на тебя с безмолвною слезой.
Ты наш, о русской царь! оставь же шлем стальной
И грозный меч войны, и щит - ограду нашу;
Излей пред Янусом священну мира чашу,
И, брани сокрушив могущею рукой,
Вселенну осени желанной тишиной!...
И придут времена спокойствия златые,
Покроет шлемы ржа, и стрелы каленые,
В колчанах скрытые, забудут свой полет;
Счастливый селянин, не зная бурных бед,
По нивам повлечет плуг, миром изощренный;
Суда летучие, торговлей окриленны,
Кормами рассекут свободный океан,
И юные сыны воинственных славян
Спокойной праздности с досадой предадутся,
И молча некогда вкруг старца соберутся,
Преклонят жадный слух, и ветхим костылем
И стан, и ратный строй, и дальний бор с холмом
На прахе начертит он медленно пред ними,
Словами истины, свободными, простыми,
Им славу прошлых лет в рассказах оживит
И доброго царя в слезах благословит.



* * *

Итак я счастлив был, итак я наслаждался,
Отрадой тихою, восторгом упивался...
И где веселья быстрый день?
Промчался лётом сновиденья,
Увяла прелесть наслажденья,
И снова вкруг меня угрюмой скуки тень!



СЛЕЗА.

Вчера за чашей пуншевою
С гусаром я сидел,
И молча с мрачною душою
На дальний путь глядел.

"Скажи, что смотришь на дорогу? -
Мой храбрый вопросил. -
Еще по ней ты, слава богу,
Друзей не проводил".

К груди поникнув головою,
Я скоро прошептал:
"Гусар! уж нет ее со мною!..."
Вздохнул - и замолчал.

Слеза повисла на реснице
И канула в бокал. -
"Дитя! ты плачешь о девице.
Стыдись!" - он закричал.

"Оставь, гусар... ох! сердцу больно.
Ты, знать, не горевал.
Увы! одной слезы довольно,
Чтоб отравить бокал!...."



* * *

Угрюмых тройка есть певцов -
Шихматов, Шаховской, Шишков,
Уму есть тройка супостатов -
Шишков наш, Шаховской, Шихматов,
Но кто глупей из тройки злой?
Шишков, Шихматов, Шаховской!



К БАР. М. А. ДЕЛЬВИГ.

Вам восемь лет, а мне семнадцать било.
И я считал когда-то восемь лет;
Они прошли. - В судьбе своей унылой,
Бог знает как, я ныне стал поэт.
Не возвратить уже того, что было,
Уже я стар, мне незнакома ложь:
Так верьте мне - мы спасены лишь верой.
Послушайте: Амур, как вы, хорош;
Амур дитя, Амур на вас похож -
В мои лета вы будете Венерой.
Но если только буду жив,
Всевышней благостью Зевеса,
И столько же красноречив -
Я напишу вам, баронесса,
В латинском вкусе мадригал,
Чудесный, вовсе без искусства -
Не много истинных похвал,
Но много истинного чувства.
Скажу я: "Ради ваших глаз,
О баронесса! ради балов,
Когда мы все глядим на вас,
Взгляните на меня хоть раз
В награду прежних мадригалов
Когда ж Амур и Гименей
В прелестной Марии моей
Поздравят молодую даму -
Удастся ль мне под старость дня,
Вам посвятить эпиталаму?



МОЕМУ АРИСТАРХУ.

Помилуй, трезвый Аристарх
Моих бахических посланий,
Не осуждай моих мечтаний
И чувства в ветренных стихах:
Плоды веселого досуга,
Не для бессмертья рождены,
Но разве так сбережены
Для самого себя, для друга,
Или для Хлои молодой.
Помилуй, сжалься надо мной -
Не нужны мне твои уроки.
Я знаю сам свои пороки.
Конечно беден гений мой:
За рифмой часто холостой,
На зло законам сочетанья,
Бегут трестопные толпой
На аю, ает и на ой. -
Еще немногие признанья:
Я ставлю (кто же без греха?)
Пустые часто восклицанья,
И сряду лишних три стиха;
Нехорошо, но оправданья
Не льзя ли скромно принести?
Мои летучие посланья
В потомстве будут ли цвести?
Не думай, цензор мой угрюмый,
Что я, беснуясь по ночам,
Окован стихотворной думой,
Покоем жертвую стихам;
Что, бегая по всем углам,
Ерошу волосы клоками,
Подобно Фебовым жрецам
Сверкаю грозными очами,
Едва дыша, нахмуря взор,
И засветив свою лампаду,
За шаткой стол, кряхтя, засяду,
Сижу, сижу три ночи сряду
И высижу - трестопный вздор...
Так пишет (молвить не в укор)
Конюший дряхлого Пегаса
Свистов, Хлыстов или Графов,
Служитель отставной Парнасса,
Родитель стареньких стихов,
И од не слишком громозвучных,
И сказочек довольно скучных.

Люблю я праздность и покой,
И мне досуг совсем не бремя;
И есть и пить найду я время.
Когда ж нечаянной порой
Стихи кропать найдет охота,
На славу Дружбы иль Эрота, -
Тотчас я труд окончу свой.
Сижу ли с добрыми друзьями
Лежу ль в постеле пуховой,
Брожу ль над тихими водами
В дубраве темной и глухой,
Задумаюсь - взмахну руками
На рифмах вдруг заговорю -
И никого уж не морю
Моими резвыми стихами...
Но ежели когда-нибудь,
Желая в неге отдохнуть,
Расположась перед камином,
Один, свободным господином,
Поймаю прежню мысль мою, -
То не для имени поэта
Мараю два иль три куплета,
И их вполголоса пою.

Но знаешь ли, о мой гонитель,
Как я беседую с тобой?
Беспечный Пинда посетитель,
Я с Музой нежусь молодой...
Уж утра яркое светило
Поля и рощи озарило;
Давно пропели петухи;
В полглаза дремля - и зевая,
Шапеля в песнях призывая,
Пишу короткие стихи,
Среди приятного забвенья
Склонясь в подушку головой,
И в простоте, без украшенья,
Мои слагаю извиненья
Немного сонною рукой.
Под сенью лени неизвестной
Так нежился певец прелестный,
Когда Вер-Вера воспевал,
Или с улыбкой рисовал
В непринужденном упоеньи
Уединенный свой чердак.
В таком ленивом положеньи
Стихи текут и так и сяк.
Возможно ли в свое творенье,
Уняв веселых мыслей шум,
Тогда вперять холодный ум,
Отделкой портить небылицы,
Плоды бродящих резвых дум,
И сокращать свои страницы? -

Анакреон, Шолье, Парни,
Враги труда, забот, печали,
Не так, бывало, в прежни дни
Своих любовниц воспевали.
О вы, любезные певцы,
Сыны беспечности ленивой,
Давно вам отданы венцы
От музы праздности счастливой,
Но не блестящие дары
Поэзии трудолюбивой.
На верьх Фессальския горы
Вели вас тайные извивы;
Веселых Граций перст игривый
Младые лиры оживлял,
И ваши челы обвивал
Детей Пафосских рой шутливый.
И я - неопытный поэт -
Небрежный ваших рифм наследник,
За вами крадуся вослед...
А ты, мой скучный проповедник,
Умерь ученый вкуса гнев!
Поди, кричи, брани другого
И брось ленивца молодого,
Об нем тихонько пожалев.



ТЕНЬ ФОН-ВИЗИНА.

В раю, за грустным Ахероном,
Зевая в рощице густой,
Творец, любимый Алоллоном,
Увидеть вздумал мир земной.
То был писатель знаменитый,
Известный русской весельчак,
Насмешник, лаврами повитый,
Денис, невежде бич и страх.
"Позволь на время удалиться, -
Владыке ада молвил он, -
Постыл мне мрачный Флегетон,
И к людям хочется явиться".
"Ступай!" в ответ ему Плутон;
И видит он перед собою:
В ладье с мелькающей толпою
Гребет наморщенный Харон
Челнок ко брегу; с подорожной
Герой поплыл в ладье порожной
И вот - выходит к нам на свет.
Добро пожаловать, поэт!

Мертвец в России очутился,
Он ищет новости какой,
Но свет ни в чем не пременился.
Всё идет той же чередой;
Всё так же люди лицемерят,
Всё те же песенки поют,
Клеветникам как прежде верят,
Как прежде все дела текут;
В окошки миллионы скачут,
Казну все крадут у царя.
Иным житье, другие плачут,
И мучат смертных лекаря,
Спокойно спят архиереи,
Вельможи, знатные злодеи,
Смеясь в бокалы льют вино,
Невинных жалобе не внемлют,
Играют ночь, в сенате дремлют,
Склонясь на красное сукно;
Всё столько ж трусов и нахалов,
Рублевых столько же Киприд,
И столько ж глупых генералов,
И столько ж старых волокит.

Вздохнул Денис: "О боже, боже!
Опять я вижу то ж да то же.
Передних грозный Демосфен,
Ты прав, оратор мой Петрушка:
Весь свет бездельная игрушка,
И нет в игрушке перемен.
Но где же братии-поэты.
Мои парнасские клевреты,
Питомцы Граций молодых? -
Желал бы очень видеть их".
Небес оставя светлы сени,
С крылатой шапкой на бекрене,
Богов посланник молодой
Слетает вдруг к нему стрелой.
"Пойдем, - сказал Эрмий поэту, -
Я здесь твоим проводником,
Сам Феб меня просил о том;
С тобой успеем до рассвету
Певцов российских посетить,
Иных - лозами наградить.
Других - венком увить свирели".
Сказал, взвились и полетели.

Уже сокрылся ясный день,
Уже густела мрачна тень,
Уж вечер к ночи уклонялся,
Мелькал в окошки лунный свет,
И всяк, кто только не поэт,
Морфею сладко предавался.
Эрмий с веселым мертвецом
Влетели на чердак высокой;
Там Кропов в тишине глубокой
С бумагой, склянкой и пером
Сидел в раздумьи за столом
На стуле ветхом и треногом
И площадным, раздутым слогом
На наши смертные грехи
Ковал и прозу и стихи. -
"Кто он?" - "Издатель "Демокрита"!
Издатель право пресмешной,
Не жаждет лавров он пиита,
Лишь был бы только пьян порой.
Стихи читать его хоть тяжко,
А проза, ох! горька для всех;
Но что ж? смеяться над бедняжкой,
Ей богу. братец, страшный грех;
Не лучше ли чердак оставить,
И далее полет направить
К певцам российским записным?" -
"Быть так, Меркурий, полетим".
И оба путника пустились
И в две минуты опустились
Хвостову прямо в кабинет.
Он не спал; добрый наш поэт
Унизывал на случай оду,
Как божий мученик кряхтел,
Чертил, вычеркивал, потел,
Чтоб стать посмешищем народу.
Сидит; перо в его зубах,
На ленте Анненской табак,
Повсюду разлиты чернилы,
Сопит себе Хвостов унылый.
"Ба! в полночь кто катит ко мне?
Не брежу, полно ль, я во сне!
Что сталось с бедной головою!
Фон-Визин! ты ль передо мною?
Помилуй! ты... конечно он!"
- "Я, точно я, меня Плутон
Из мрачного теней жилища
С почетным членом адских сил
Сюда на время отпустил.
Хвостов! старинный мой дружище!
Скажи, как время ты ведешь?
Здорово ль, весело ль живешь?"
- "Увы! несчастному поэту, -
Нахмурясь отвечал Хвостов, -
Давно ни в чем удачи нету.
Скажу тебе без дальних слов:
По мне с парнасского задору
Хоть удавись - так в ту же пору.
Что я хорош, в том клясться рад,
Пишу, пою на всякой лад,
Хвалили гений мой в газетах,
В "Аспазии" боготворят.
А всё последний я в поэтах,
Меня бранит и стар и млад,
Читать стихов моих не хочут,
Куда ни сунусь, всюду свист -
Мне враг последний журналист,
Мальчишки надо мной хохочут.
Анастасевич лишь один,
Мой верный крестник, чтец и сын,
Своею прозой уверяет,
Что истукан мой увенчает
Потомство лавровым венцом.
Никто не думает о том.
Но я - поставлю на своем.
Пускай мой перукмахер снова
Завьет у бедного Хвостова
Его поэмой заказной
Волос остаток уж седой,
Геройской воружась отвагой,
И жизнь я кончу над бумагой
И буду в аде век писать
И притчи дьяволам читать".
Денис на то пожал плечами;
Курьер богов захохотал
И, над свечей взмахнув крылами,
Во тьме с Фон-Визиным пропал.
Хвостов не слишком изумился,
Спокойно свечку засветил -
Вздохнул, зевнул, перекрестился,
Свой труд доканчивать пустился,
По утру оду смастерил,
И ею город усыпил.

Меж тем поклон отдав Хвостову,
Творец, списавший Простакову,
Три ночи в мрачных чердаках
В больших и малых городах
Пугал российских стиходеев.
В своем боскете князь Шальной,
Краса писателей-Морфеев,
Сидел за книжкой записной,
Рисуя в ней цветки, кусточки,
И, движа вздохами листочки,
Мочил их нежною слезой;
Когда же призрак столь чудесный
Очам влюбленного предстал,
За платье ухватясь любезной,
О страх! он в обморок упал.
И ты Славяно-Росс надутый,
О Безглагольник пресловутый,
И ты едва не побледнел,
Как будто от Шишкова взгляда;
Из рук упала Петриада,
И дикой взор оцепенел.
И ты, попами воскормленный,
Дьячком псалтире обученный,
Ужасный критикам старик!
Ты видел тени грозный лик,
Твоя невинная другиня,
Уже поблекший цвет певиц,
Вралих Петрополя богиня,
Пред ним со страхом пала ниц.
И ежемесячный вздыхатель,
Что в свет бесстыдно издает
Кокетки старой кабинет,
Безграмотный школяр-писатель,
Был строгой тенью посещен;
Не спас ребенка Купидон:
Блюститель чести муз усердный
Его журил немилосердно
И уши выдрал бедняка;
Страшна Фон-Визина рука!

"Довольно! нет во мне охоты, -
Сказал он, - у худых писцов
Лишь время тратить; от зевоты
Я снова умереть готов;
Но где певец Екатерины?"
- "На берегах поет Невы". -
"Итак стигийския долины
Еще не видел он?" - "Увы!" -
"Увы? скажи, что значит это?"
- "Денис! полнощный лавр отцвел,
Прошла весна, прошло и лето,
Огонь поэта охладел;
Ты всё увидишь сам собою;
Слетим к певцу под сединою
На час послушать старика".
Они летят, и в три мига
Среди разубранной светлицы
Увидели певца Фелицы.
Почтенный старец их узнал.
Фон-Визин тотчас рассказал
Свои в том мире похожденья.
"Так ты здесь в виде привиденья?... -
Сказал Державин, - очень рад;
Прими мои благословенья...
Брысь, кошка!.. сядь, усопший брат;
Какая тихая погода!...
Но кстати вот на славу ода, -
Послушай, братец" - и старик,
Покашляв, почесав парик,
Пустился петь свое творенье,
Статей библейских преложенье;
То был из гимнов гимн прямой.
Чета бесплотных в удивленьи
Внимала молча песнопенье,
Поникнув долу головой:

"Открылась тайн священных „дверь!
Из бездн исходит Луцифер,
Смиренный, но челоперунный.
Наполеон! Наполеон!
Париж, и новый Вавилон,
И кроткий агнец белорунный,
Превосходясь, как дивий Гог,
Упал как дух Сатанаила,
Исчезла демонская сила!...
Благословен господь наш бог!".....

"Ого! - насмешник мой воскликнул, -
Что лучше эдаких стихов?
В них смысла сам бы не проникнул
Покойный господин Бобров;
Что сделалось с тобой, Державин?
И ты судьбой Невтону равен,
Ты бог - ты червь, ты свет - ты ночь...
Пойдем, Меркурий, сердцу больно;
Пойдем - бешуся я невольно".
И мигом отлетел он прочь.

"Какое чудное явленье!"
Фон-Визин спутнику сказал.
- "Оставь пустое удивленье, -
Эрмий с усмешкой отвечал. -
На Пинде славный Ломоносов
С досадой некогда узрел,
Что звучной лирой в сонме россов
Татарин бритый возгремел,
И гневом Пиндар Холмогора,
И тайной завистью горел.
Но Феб услышал глас укора,
Его спокоить захотел,
И спотыкнулся мой Державин
Апокалипсис преложить -
Денис! он вечно будет славен,
Но, ах, почто так долго жить?"

"Пора домой, - вещал Эрмию
Ужасный рифмачам мертвец, -
Оставим наскоро Россию:
Бродить устал я наконец".
Но вдруг близь мельницы стучащей,
Средь рощи сумрачной, густой,
На берегу реки шумящей
Шалаш является простой:
К калитке узкая дорога;
В окно склонился древний клен,
И Фальконетов Купидон
Грозит с усмешкой у порога.
"Конечно, здесь живет певец, -
Сказал обрадуясь мертвец, -
Взойдем!" Взошли и что ж узрели?
В приятной неге, на постеле
Певец Пенатов молодой
С венчанной розами главой,
Едва прикрытый одеялом
С прелестной Лилою дремал
И подрумяненный фиалом
В забвеньи сладостном шептал. -
Фон-Визин смотрит изумленный.
"Знакомый вид; но кто же он?
Уж не Парни ли несравненный,
Иль Клейст? иль сам Анакреон?"
"Он стоит их, - сказал Меркурий, -
Эрата, Грации, Амуры
Венчали миртами его,
И Феб цевницею златою
Почтил любимца своего;
Но лени связанный уздою,
Он только пьет, смеется, спит
И с Лилой нежится младою,
Забыв совсем, что он пиит". -
"Так я же разбужу повесу,"
Сказал Фон-Визин рассердясь
И в миг отдернул занавесу.
Певец, услыша вещий глас,
С досадой весь в пуху проснулся,
Лениво руки протянул,
На свет насилу проглянул,
Потом в сторонку обернулся
И снова крепким сном заснул.
Что делать нашему герою?
Повеся нос, итти к покою
И только про себя ворчать.
Я слышал, будто бы с досады
Бранил он русских без пощады
И вот изволил что сказать:
"Когда Хвостов трудиться станет,
А Батюшков спокойно спать,
Наш гений долго не восстанет,
И дело не пойдет на лад".



ГРОБ АНАКРЕОНА.

Всё в таинственном молчаньи,
Холм оделся темнотой,
Ходит в облачном сияньи
Полумесяц молодой.
Темных миртов занавеса
Наклонилася к водам;
В их сени, у входа леса,
Чью гробницу вижу там?
Розы юные алеют
Камня древнего кругом,
И Зефиры их не смеют
Свеять трепетным крылом.
Вижу: лира над могилой
Дремлет в сладкой тишине,
Лишь порою звон унылый,
Будто лени голос милый,
В мертвой слышится струне.
Вижу: горлица на лире,
В розах кубок и венец...
Други, други! в вечном мире
Здесь Теосской спит мудрец.
Посмотрите: на гробнице
Сын отрад изображен.
Здесь на ветреной цевнице
Резвый наш Анакреон,
Красотой очарованный,
Нежно гимны ей поет,
Виноградом увенчанный,
В чашу сок его лиет.
Здесь он в зеркало глядится,
Говоря: "Я сед и стар;
Жизнью дайте ж насладиться -
Жизнь, увы! не вечный дар!.."
Здесь, на лиру кинув длани
И нахмуря важно бровь,
Хочет петь он бога брани,
Но поет одну любовь. -
Здесь готовится природе
Тяжкой долг он заплатить;
Старый пляшет в хороводе,
Жажду просит утолить:
Вкруг философа седого
Девы пляшут и поют;
Он у времени скупого
Крадет несколько минут.
Вот и музы, и хариты
В гроб любимца увели,
Плющем, розами повиты,
Игры, смехи вслед ушли;
Он исчез, как наслажденье,
Как невнятный вздох любви.
Смертный! век твой - сновиденье:
Счастье резвое лови,
Наслаждайся! наслаждайся!
Чаще кубок наливай,
Страстью нежной утомляйся,
А за чашей отдыхай.



ПОСЛАНИЕ К ЮДИНУ.

Ты хочешь, милый друг, узнать
Мои мечты, желанья, цели
И тихой глас простой свирели
С улыбкой дружества внимать.
Но можно ль резвости поэту,
Невольнику мечты младой,
В картине быстрой и живой
Изобразить в порядке свету
Всё то, что в юности златой
Воображение мне кажет?

Теперь, когда в покое лень,
Укрыв меня в пустынну сень,
Своею цепью чувства вяжет,
И век мой тих, как ясный день,
Пустого неги украшенья
Не видя в хижине моей,
Смотрю с улыбкой сожаленья
На пышность бедных богачей
И, счастливый самим собою,
Не жажду горы серебра,
Не знаю завтра, ни вчера,
Доволен скромною Судьбою
И думаю: "К чему певцам
Алмазы, яхонты, топазы,
Порфирные пустые вазы,
Драгие куклы по углам?
К чему им сукны Альбиона
И пышные чехлы Лиона
На модных креслах и столах,
И ложе шалевое в спальней?
Не лучше ли в деревне дальней,
Или в смиренном городке,
Вдали столиц, забот и грома,
Укрыться в мирном уголке,
С которым роскошь незнакома,
Где можно в праздник отдохнуть!"
О, если бы когда-нибудь
Сбылись поэта сновиденья!
Ужель отрад уединенья
Ему вкушать не суждено?
Мне видится мое селенье,
Мое Захарово; оно
С заборами в реке волнистой
С мостом и рощею тенистой
Зерцалом вод отражено.
На холме домик мой: с балкона
Могу сойти в веселый сад,
Где вместе Флора и Помона
Цветы с плодами мне дарят,
Где старых кленов темный ряд
Возносится до небосклона,
И глухо тополы шумят -
Туда зарею поспешаю
С смиренным заступом в руках,
В лугах тропинку извиваю,
Тюльпан и розу поливаю -
И счастлив в утренних трудах:
Вот здесь под дубом наклоненным,
С Горацием и Лафонтеном
В приятных погружен мечтах.
Вблизи ручей шумит и скачет,
И мчится в влажных берегах,
И светлый ток с досадой прячет
В соседних рощах и лугах. -
Но вот уж полдень. - В светлой зале
Весельем круглый стол накрыт;
Хлеб-соль на чистом покрывале,
Дымятся щи, вино в бокале,
И щука в скатерьти лежит.
Соседи шумною толпою
Взошли, прервали тишину,
Садятся; чаш внимаем звону:
Все хвалят Вакха и Помону
И с ними красную весну...

Вот кабинет уединенный,
Где я, Москвою утомленный,
Вдали обманчивых красот,
Вдали нахмуренных забот
И той волшебницы лукавой,
Которая весь мир вертит,
В трубу немолчную гремит,
И - помнится - зовется Славой -
Живу с природной простотой,
С философической забавой
И с музой резвой и младой...
Вот мой камин - под вечер темный,
Осенней бурною порой,
Люблю под сению укромной
Пред ним задумчиво мечтать,
"Вольтера, Виланда читать,
Или в минуту вдохновенья
Небрежно стансы намарать
И жечь потом свои творенья...
Вот здесь... но быстро привиденья,
Родясь в волшебном фонаре,
На белом полотне мелькают;
Мечты находят, исчезают,
Как тень на утренней заре. -
Меж тем, как в келье молчаливой
Во плен отдался я мечтам,
Рукой беспечной и ленивой
Разбросив рифмы здесь и там,
Я слышу топот, слышу ржанье. -
Блеснув узорным чепраком,
В блестящем ментии сияньи
Гусар промчался под окном...
И где вы, мирные картины
Прелестной сельской простоты?
Среди воинственной долины
Ношусь на крыльях я мечты,
Огни во стане догорают;
Меж них, окутанный плащом,
С седым, усатым казаком
Лежу - вдали штыки сверкают,
Лихие ржут, бразды кусают,
Да изредка грохочет гром,
Летя с высокого раската...
Трепещет бранью грудь моя,
При блеске бранного булата,
Огнем пылает взор, - и я
Лечу на гибель супостата. -
Мой конь в ряды врагов орлом
Несется с грозным седоком -
С размаха сыплются удары.
О вы, отеческие Лары,
Спасите юношу в боях!
Там свищ
Зальт 2019-12-29 00:44:57 #
Книговик 2019-12-29 00:46:03 #
СТИХОТВОРЕНИЯ 1816



Заутра с свечкой грошевою
Явлюсь пред образом святым:
Мой друг! остался я живым,
Но был уж смерти под косою:
Сазонов был моим слугою,
А Пешель - лекарем моим.



УСЫ.
ФИЛОСОФИЧЕСКАЯ ОДА.

Глаза скосив на ус кудрявый,
Гусар с улыбкой величавой
На палец завитки мотал;
Мудрец с обритой бородою,
Качая тихо головою,
Со вздохом усачу сказал:

"Гусар! всё тленно под луною;
Как волны следом за волною,
Проходят царства и века.
Скажи, где стены Вавилона?
Где драмы тощие Клеона?
Умчала всё времен река.

За уши ус твой закрученный,
Вином и ромом окропленный,
Гордится юной красотой,
Не знает бритвы; выписною
Он вечно лоснится сурьмою,
Расправлен гребнем и рукой. -

Чтобы не смять уса лихого,
Ты к ночи одою Хвостова
Его тихонько обвернешь,
В подушку носом лечь не смеешь,
И в крепком сне его лелеешь,
И утром вновь его завьешь. -

На долгих ужинах веселых,
В кругу гусаров поседелых
И черноусых удальцов,
Веселый гость, любовник пылкий,
За чье здоровье бьешь бутылки?
Коня, красавиц и усов.

Сраженья страшный час настанет,
В ряды ядро со треском грянет;
А ты, над ухарским седлом,
Рассудка, памяти не тратишь:
Сперва кудрявый ус ухватишь,
А саблю верную потом.

Окованный волшебной силой,
Наедине с красоткой милой
Ты маешься - одной рукой,
В восторгах неги сладострастной,
Блуждаешь по груди прекрасной,
А грозный ус крутишь другой.

Гордись, гусар! но помни вечно,
Что всё на свете скоротечно -
Летят губительны часы,
Румяны щеки пожелтеют,
И черны кудри поседеют,
И старость выщиплет усы".



<ИЗ ПИСЬМА К КН. П. А. ВЯЗЕМСКОМУ>

Блажен, кто в шуме городском
Мечтает об уединеньи,
Кто видит только в отдаленьи
Пустыню, садик, сельской дом,
Холмы с безмолвными лесами,
Долину с резвым ручейком
И даже... стадо с пастухом!
Блажен, кто с добрыми друзья
Сидит до ночи за столом,
И над славенскими глупцами
Смеется русскими стихами;
Блажен, кто шумную Москву
Для хижинки не покидает...
И не во сне, а на яву
Свою любовницу ласкает!..



ИЗ ПИСЬМА К В. Л. ПУШКИНУ.

Христос воскрес, питомец Феба!
Дай бог, чтоб милостию неба
Рассудок на Руси воскрес;
Он что-то, кажется, исчез.
Дай бог, чтобы во всей вселенной
Воскресли мир и тишина,
Чтоб в Академии почтенной
Воскресли члены ото сна;
Чтоб в наши грешны времена
Воскресла предков добродетель;
Чтобы Шихматовым на зло
Воскреснул новый Буало -
Расколов, глупости свидетель;
А с ним побольше серебра
И золота et caetera.

Но да не будет воскресенья
Усопшей прозы и стихов.
Да не воскреснут от забвенья
Покойный господин Бобров,
Хвалы газетчика достойный,
И Николев, поэт покойный,
И беспокойный граф Хвостов,
И все, которые на свете
Писали слишком мудрено,
То есть, и хладно и темно,
Что очень стыдно и грешно!



ПРИНЦУ ОРАНСКОМУ.

Довольно битвы мчался гром,
Тупился меч окровавленный,
И смерть погибельным крылом
Шумела грозно над вселенной!

Свершилось... взорами царей
Европы твердый мир основан;
Оковы свергнувший злодей
Могущей бранью снова скован.

Узрел он в пламени Москву -
И был низвержен ужас мира,
Покрыло падшего главу
Благословенного порфира.

И мглой повлекся окружен;
Притек, и с буйной вдруг изменой
Уж воздвигал свой шаткой трон...
И пал отторжен от вселенной.

Утихло всё. - Не мчится гром,
Не блещет меч окровавленный,
И брань погибельным крылом
Не мчится грозно над вселенной.

Хвала, о юноша герой!
С героем дивным Альбиона
Он верных вел в последний бой
И мстил за лилии Бурбона.

Пред ним мятежных гром гремел,
Текли во след щиты кровавы;
Грозой он в бранной мгле летел
И разливал блистанье славы.

Его текла младая кровь,
На нем сияет язва чести:
Венчай, венчай его, любовь!
Достойный был он воин мести.



СОН.
(ОТРЫВОК).

Пускай Поэт с кадильницей наемной
Гоняется за счастьем и молвой,
Мне страшен свет, проходит век мой темный
В безвестности, заглохшею тропой.
Пускай певцы гремящими хвалами
Полубогам бессмертие дают,
Мой голос тих, и звучными струнами
Не оглашу безмолвия приют.
Пускай любовь Овидии поют,
Мне не дает покоя Цитерея,
Счастливых дней Амуры мне не вьют:
Я сон пою, бесценный дар Морфея -
И научу, как должно в тишине
Покоиться в приятном, крепком сне.

Приди, о Лень! приди в мою пустыню.
Тебя зовут прохлада и покой;
В одной тебе я зрю свою богиню;
Готово всё для гостьи молодой.
Всё тихо здесь - докучный шум укрылся
За мой порог; на светлое окно
Прозрачное спустилось полотно,
И в темный ниш, где сумрак воцарился,
Чуть крадется неверный свет дневной.
Вот мой диван. Приди ж в обитель мира;
Царицей будь, я пленник ныне твой.
Всё, всё твое: вот краски, кисть и Лира, -
Учи меня, води моей рукой.

А вы, друзья моей прелестной музы,
Которыми любви забыты узы,
Которые владычеству земли
Конечно сон спокойный предпочли,
О мудрецы! дивиться вам умея,
Для вас одних я ныне трон Морфея
Поэзии цветами обовью,
Для вас одних блаженство воспою.
Внемлите же с улыбкой снисхожденья
Моим стихам, урокам наслажденья.

В назначенный природой неги час
Хотите ли забыться каждый раз
В ночной тиши, средь общего молчанья,
В объятиях игривого мечтанья?
Спешите же под сельской мирный кров,
Там можно жить и праздно и беспечно,
Там прямо рай; но прочь от городов,
Где крик и шум ленивцев мучит вечно.
Согласен я: в них можно целый день
С прелестницей ловить веселья тень;
В платок зевать, блистая в модном свете:
На бале в ночь вертеться на паркете,
Но можно ли вкушать отраду снов?
Настала тень, - уснуть лишь я готов,
Обманутый призраками ночными,
И вот уже, при свете фонарей,
На бешеной четверке лошадей.
Стуча, гремя колесами златыми,
Катится Спесь под окнами моими.
Я дремлю вновь, вновь улица дрожит -
На скучный бал Рассеянье летит...
О боже мой! ужели здесь ложатся,
Чтобы всю ночь бессонницей терзаться
Еще стучат, а там уже светло,
И где мой сон? не лучше ли в село?
Там рощица листочков трепетаньем,
В лугу поток таинственным журчаньем,
Златых полей, долины тишина:
В деревне всё к томленью клонит сна.
О сладкой сон, ничем не возмущенный!
Один петух, зарею пробужденный,
Свой резкой крик подымет, может быть:
Опасен он - он может разбудить.
Итак, пускай, в сералях удаленны,
Султаны кур гордятся заключенны
Иль поселян сзывают на поля:
Мы спать хотим, любезные друзья.
Стократ блажен, кто может сном забыться
Вдали столиц, карет и петухов!
Но сладостью веселой ночи снов
Не думайте вы даром насладиться
Средь мирных сёл, без всякого труда.
Что ж надобно? - Движенье, господа!

Похвальна лень, но есть всему пределы.
Смотрите: Клит, в подушках поседелый,
Размученный, изнеженный, больной,
Весь век сидит с подагрой и тоской.
Наступит день; несчастный, задыхаясь,
Кряхтя, ползет с постели на диван;
Весь день сидит; когда ж ночной туман
Подернет свет, во мраке расстилаясь,
С дивана Клит к постеле поползет.
И как же ночь несчастный проведет?
В покойном сне, в приятном сновиденье?
Нет! сон ему не радость, а мученье;
Не маками, тяжелою рукой
Ему Морфей закроет томны очи,
И медленной проходят чередой
Для бедного часы угрюмой ночи.
Я не хочу, как общий друг Берту,
Предписывать вам тяжкие движенья:
Упрямый плуг, охоты наслажденья.
Нет, в рощи я ленивца приглашу:
Друзья мои, как утро здесь прекрасно!
В тиши полей, сквозь тайну сень дубрав,
Как юный день сияет гордо, ясно!
Светлеет всё: друг друга перегнав,
Журчат ручьи, блестят брега безмолвны;
Еще роса над свежей муравой;
Златых озер недвижно дремлют волны.
Друзья мои! возьмите посох свой,
Идите в лес, бродите по долине,
Крутых холмов устаньте на вершине,
И в долгу ночь глубок ваш будет сон.

Как только тень оденет небосклон,
Пускай войдет отрада жизни нашей,
Веселья бог с широкой, полной чашей,
И царствуй, Вакх, со всем двором своим.
Умеренно пируйте, други, с ним:
Стакана три шипящими волнами
Румяных вин налейте вы полней;
Но толстый Ком с надутыми щеками,
Не приходи стучаться у дверей.
Я рад ему, но только за обедом,
И дружески я в полдень уберу
Его дары; но, право, ввечеру
Гораздо я дружней с его соседом.
Не ужинать - святой тому закон,
Кому всего дороже легкий сон.
Брегитесь вы, о дети мудрой лени!
Обманчивой успокоенья тени.
Не спите днем: о горе, горе вам,
Когда дремать привыкли по часам!
Что ваш покой? бесчувствие глубоко.
Сон истинный от вас уже далёко.
Не знаете веселой вы мечты;
Ваш целый век - несносное томленье,
И скучен сон, и скучно пробужденье,
И дни текут средь вечной темноты.

Но ежели в глуши, близ водопада,
Что под горой клокочет и кипит,
Прелестный сон, усталости награда,
При шуме волн на дикой брег слетит,
Покроет взор туманной пеленою,
Обнимет вас, и тихою рукою
На мягкой мох преклонит, осенит:
О! сладостно близ шумных вод забвенье.
Пусть долее продлится ваш покой,
Завидно мне счастливца наслажденье.

Случалось ли ненастной вам порой
Дня зимнего, при позднем, тихом свете,
Сидеть одним, без свечки в кабинете:
Всё тихо вкруг; березы больше нет;
Час-от-часу темнеет окон свет;
На потолке какой-то призрак бродит;
Бледнеет угль, и синеватый дым,
Как легкий пар, в трубу виясь уходит;
И вот, жезлом невидимым своим
Морфей на всё неверный мрак наводит.
Темнеет взор; "Кандид" из ваших рук,
Закрывшися, упал в колени вдруг;
Вздохнули вы; рука на стол валится,
И голова с плеча на грудь катится,
Вы дремлете! над вами мира кров:
Нежданный сон приятней многих снов!

Душевных мук волшебный исцелитель,
Мой друг Морфей, мой давный утешитель!
Тебе всегда я жертвовать любил,
И ты жреца давно благословил:
Забуду ли то время золотое,
Забуду ли блаженный неги час,
Когда, в углу под вечер притаясь,
Я призывал и ждал тебя в покое...
Я сам не рад болтливости своей,
Но детских лет люблю воспоминанье.
Ах! умолчу ль о мамушке моей,
О прелести таинственных ночей,
Когда в чепце, в старинном одеянье,
Она, духов молитвой уклоня,
С усердием перекрестит меня
И шопотом рассказывать мне станет
О мертвецах, о подвигах Бовы...
От ужаса не шелохнусь бывало,
Едва дыша, прижмусь под одеяло,
Не чувствуя ни ног, ни головы.
Под образом простой ночник из глины
Чуть освещал глубокие морщины,
Драгой антик, прабабушкин чепец
И длинный рот, где зуба два стучало, -
Всё в душу страх невольный поселяло.
Я трепетал - и тихо наконец
Томленье сна на очи упадало.
Тогда толпой с лазурной высоты
На лотке роз крылатые мечты,
Волшебники, волшебницы слетали,
Обманами мой сон обворожали.
Терялся я в порыве сладких дум;
В глуши лесной, средь муромских пустыней
Встречал лихих Полканов и Добрыней,
И в вымыслах носился юный ум...

Но вы прошли, о ночи безмятежны!
И юности уж возраст наступил...
Подайте мне Альбана кисти нежны,
И я мечту младой любви вкусил.
И где ж она? Восторгами родилась,
И в тот же миг восторгом истребилась.
Проснулся я; ищу на небе день,
Но всё молчит; луна во тьме сокрылась
И вкруг меня глубокой ночи тень.
Но сон мой тих! беспечный сын Парнаса
В ночной тиши я с рифмою не бьюсь,
Не вижу ввек ни Феба, ни Пегаса,
Ни старый двор каких-то старых муз.

Я не герой, по лаврам не тоскую:
Спокойствием и негой не торгую,
Не чудится мне ночью грозный бой;
Я не богач - и лаем пес привратный
Не возмущал мечты моей приятной;
Я не злодей, с волненьем и тоской
Не зрю во сне кровавых приведений,
Убийственных детей предрассуждений
И в поздний час ужасный бледный Страх
Не хмурится угрюмо в головах.



КЖ. В. М. ВОЛКОНСКОЙ.

On peut trиs bien, mademoiselle,
Vous prendre pour une maquerelle,
Ou pour une vieille guenon,
Mais pour une grвce, - oh, mon Dieu, non.



ЭКСПРОМПТ НА АГАРЕВУ.

В молчаньи пред тобой сижу.
Напрасно чувствую мученье,
Напрасно на тебя гляжу:
Того уж верно не скажу,
Что говорит воображенье.



ОКНО.

Недавно темною порою,
Когда пустынная луна
Текла туманною стезею,
Я видел - дева у окна
Одна задумчиво сидела,
Дышала в тайном страхе грудь,
Она с волнением глядела
На темный под холмами путь.

Я здесь! - шепнули торопливо.
И дева трепетной рукой
Окно открыла боязливо.....
Луна покрылась темнотой. -
"Счастливец! - молвил я с тоскою:
Тебя веселье ждет одно.
Когда ж вечернею порою
И мне откроется окно?"



К ЖУКОВСКОМУ.

Благослови, поэт!... В тиши Парнасской сени
Я с трепетом склонил пред музами колени:
Опасною тропой с надеждой полетел,
Мне жребий вынул Феб, и лира мой удел.
Страшусь, неопытный, бесславного паденья,
Но пылкого смирить не в силах я влеченья,
Не грозный приговор на гибель внемлю я:
Сокрытого в веках священный судия,*
Страж верный прошлых лет, наперсник Муз любимый
И бледной зависти предмет неколебимый
Приветливым меня вниманьем ободрил;
И Дмитрев слабый дар с улыбкой похвалил;
И славный старец наш, царей певец избранный,**
Крылатым Гением и Грацией венчанный,
В слезах обнял меня дрожащею рукой
И счастье мне предрек, незнаемое мной.
И ты, природою на песни обреченный!
Не ты ль мне руку дал в завет любви священный?
Могу ль забыть я час, когда перед тобой
Безмолвный я стоял, и молнийной струей -
Душа к возвышенной душе твоей летела
И, тайно съединясь, в восторгах пламенела, -
Нет, нет! решился я - без страха в трудный путь
Отважной верою исполнилася грудь.
Творцы бессмертные, питомцы вдохновенья!...
Вы цель мне кажете в туманах отдаленья,
Лечу к безвестному отважною мечтой,
И, мнится, Гений ваш промчался надо мной!

Но что? Под грозною Парнасскою скалою
Какое зрелище открылось предо мною?
В ужасной темноте пещерной глубины
Вражды и Зависти угрюмые сыны,
Возвышенных творцов Зоилы записные
Сидят - Бессмыслицы дружины боевые.
Далеко диких лир несется резкой вой,
Варяжские стихи визжит Варягов строй.
Смех общий им ответ; над мрачными толпами
Во мгле два призрака склонилися главами.
Один на груды сел и прозы и стихов -
Тяжелые плоды полунощных трудов,
Усопших од, поэм забвенные могилы!
С улыбкой внемлет вой стопосложитель хилый:
Пред ним растерзанный стенает Тилимах;
Железное перо скрыпит в его перстах
И тянет за собой Гекзаметры сухие,
Спондеи жесткие и Дактилы тугие.
Ретивой Музою прославленный певец,
Гордись - ты Мевия надутый образец!
Но кто другой, в дыму безумного куренья,
Стоит среди толпы друзей непросвещенья?
Торжественной хвалы к нему несется шум:
А он - он рифмою попрал и Вкус и Ум;
Ты ль это, слабое дитя чужих уроков,
Завистливый гордец, холодный Сумароков,
Без силы, без огня, с посредственным умом,
Предрассуждениям обязанный венцом
И с Пинда сброшенный и проклятый Расином?
Ему ли, карлику, тягаться с исполином?
Ему ль оспоривать тот лавровый венец,
В котором возблистал бессмертный наш певец,
Веселье россиян, полунощное диво?..***
Нет! в тихой Лете он потонет молчаливо,
Уж на челе его забвения печать,
Предбудущим векам что мог он передать?
Страшилась Грация цинической свирели,
И персты грубые на лире костенели.
Пусть будет Мевием в речах превознесен -
Явится Депрео, исчезнет Шапелен.

И что ж? всегда смешным останется смешное;
Невежду пестует Невежество слепое.
Оно сокрыло их во мрачный свой приют;
Там прозу и стихи отважно все куют,
Там все враги Наук, все глухи - лишь не немы,
Те слогом Никона печатают поэмы,
Одни славянских од громады громоздят,
Другие в бешеных Трагедиях хрипят,
Тот, верный своему мятежному союзу,
На сцену возведя зевающую Музу,
Бессмертных Гениев сорвать с Парнасса мнит.
Рука содрогнулась, удар его скользит,
Вотще бросается с завистливым кинжалом,
Куплетом ранен он, низвержен в прах Журналом, -
При свистах Критики к собратьям он бежит....
И маковый венец Феспису ими свит.
Все, руку положив на том "Тилимахиды",
Клянутся отомстить сотрудников обиды,
Волнуясь восстают неистовой толпой.
Беда, кто в свет рожден с чувствительной душой!
Кто тайно мог пленить красавиц нежной лирой,
Кто смело просвистал шутливою сатирой,
Кто выражается правдивым языком,
И русской Глупости не хочет бить челом!.
Он враг Отечества, он сеятель разврата!
И речи сыплются дождем на сопостата.

И вы восстаньте же, Парнасские жрецы
Природой и трудом воспитанны певцы
В счастливой ереси и Вкуса и Ученья,
Разите дерзостных друзей Непросвещенья.
Отмститель Гения, друг истинны, поэт!
Лиющая с небес и жизнь и вечный свет,
Стрелою гибели десница Аполлона
Сражает наконец ужасного Пифона.
Смотрите: поражен враждебными стрелами,
С потухшим факелом, с недвижными крылами
К вам Озерова дух взывает: други! месть!..
Вам оскорбленный вкус, вам Знанья дали весть -
Летите на врагов: и Феб и Музы с вами!
Разите варваров кровавыми стихами;
Невежество, смирясь, потупит хладный взор,
Спесивых риторов безграмотный собор...

Но вижу: возвещать нам истины опасно,
Уж Мевий на меня нахмурился ужасно,
И смертный приговор талантам возгремел.
Гонения терпеть ужель и мой удел?
Что нужды? смело в даль, дорогою прямою,
Ученью руку дав, поддержанный тобою,
Их злобы не страшусь; мне твердый Карамзин,
Мне ты пример. Что крик безумных сих дружин?
Пускай беседуют отверженные Феба;
Им прозы, ни стихов не послан дар от неба.
Их слава - им же стыд; творенья - смех уму;
И в тьме возникшие низвергнутся во тьму.

* Карамзин.
** Державин.
*** Ломоносов.



ОСЕННЕЕ УТРО.

Поднялся шум; свирелью полевой
Оглашено мое уединенье,
И с образом любовницы драгой
Последнее слетело сновиденье.
С небес уже скатилась ночи тень
Взошла заря, блистает бледный день -
А вкруг меня глухое запустенье...
Уж нет ее.... я был у берегов,
Где милая ходила в вечер ясный;
На берегу, на зелени лугов
Я не нашел чуть видимых следов,
Оставленных ногой ее прекрасной;
Задумчиво бродя в глуши лесов,
Произносил я имя несравненной;
Я звал ее - и глас уединенный
Пустых долин позвал ее в дали.
К ручью пришел, мечтами привлеченный;
Его струи медлительно текли,
Не трепетал в них образ незабвенный. -
Уж нет ее!... До сладостной весны
Простился я с блаженством и с душою. -
Уж осени холодною рукою
Главы берез и лип обнажены,
Она шумит в дубравах опустелых;
Там день и ночь кружится желтый лист,
Стоит туман на волнах охладелых,
И слышится мгновенный ветра свист.
Поля, холмы, знакомые дубравы!
Хранители священной тишины!
Свидетели моей тоски, забавы!
Забыты вы.... до сладостной весны!



РАЗЛУКА.

Когда пробил последний счастью час,
Когда в слезах над бездной я проснулся,
И, трепетный, уже в последний раз
К руке твоей устами прикоснулся -
Да! помню всё; я сердцем ужаснулся,
Но заглушал несносную печаль;
Я говорил: "Не вечная разлука
Все радости уносит ныне в даль.
Забудемся, в мечтах потонет мука;
Уныние, губительная скука
Пустынника приют не посетят;
Мою печаль усладой Муза встретит;
Утешусь я - и дружбы тихой взгляд
Души моей холодный мрак осветит".

Как мало я любовь и сердце знал!
Часы идут, за ними дни проходят,
Но горестям отрады не приводят
И не несут забвения фиал.
О милая, повсюду ты со мною:
Но я уныл и в тайне я грущу.
Блеснет ли день за синею горою,
Взойдет ли ночь с осеннею луною -
Я всё тебя, прелестный друг, ищу;
Засну ли я, лишь о тебе мечтаю, -
Одну тебя в неверном вижу сне;
Задумаюсь - невольно призываю,
Заслушаюсь - твой голос слышен мне.
Рассеянный сижу между друзьями,
Невнятен мне их шумный разговор,
Гляжу на них недвижными глазами,
Не узнает уж их мой хладный взор!

И ты со мной, о Лира, приуныла
Наперсница души моей больной! -
Твоей струны печален звон глухой,
И лишь любви ты голос не забыла!..
О верная, грусти, грусти со мной,
Пускай твои небрежные напевы
Изобразят уныние мое,
И, слушая бряцание твое,
Пускай вздохнут задумчивые девы.



ИСТИНА.

Издавна мудрые искали
Забытых Истины следов
И долго, долго толковали
Давнишни толки стариков.
Твердили: "Истина нагая
В колодез убралась тайком",
И, дружно воду выпивая,
Кричали: "Здесь ее найдем!"

Но кто-то, смертных благодетель
(И чуть ли не старик Силен),
Их важной глупости свидетель,
Водой и криком утомлен,
Оставил невидимку нашу,
Подумал первый о вине
И, осушив до капли чашу,
Увидел Истину на дне.



НА ПУЧКОВУ.

Зачем кричишь ты, что ты дева
На каждом девственном стихе?
О, вижу я, певица Эва,
Хлопочешь ты о женихе.



ДЯДЕ, НАЗВАВШЕМУ СОЧИНИТЕЛЯ БРАТОМ.

Я не совсем еще рассудок потерял
От рифм бахических - шатаясь на Пегасе -
Я не забыл себя, хоть рад, хотя не рад.
Нет, нет - вы мне совсем не брат:
Вы дядя мне и на Парнасе.



НАЕЗДНИКИ.

Глубокой ночи на полях
Давно лежали покрывала,
И слабо в бледных облаках
Звезда пустынная сияла.
При умирающих огнях,
В неверной темноте тумана,
Безмолвно два стояли стана
На помраченных высотах.
Всё спит; лишь волн мятежный ропот
Разносится в тиши ночной,
Да слышен из дали глухой
Булата звон и конской топот. -
Толпа наездников младых
В дубраве едет молчаливой,
Дрожат и пышут кони их,
Главой трясут нетерпеливой.
Уж полем всадники спешат,
Дубравы кров покинув зыбкой,
Коней ласкают и смирят
И с гордой шепчутся улыбкой. -
Их лица радостью горят,
Огнем пылают гневны очи:
Лишь ты, воинственный поэт,
Уныл, как сумрак полуночи,
И бледен, как осенний свет.
С главою, мрачно преклоненной,
С укрытой горестью в груди,
Печальной думой увлеченный,
Он едет молча впереди. -

"Певец угрюмый, что с тобою?
Один пред боем ты уныл;
Поник бесстрашною главою,
Бразды и саблю опустил!
Ужель, невольник праздной неги,
Отрадней мир душе твоей,
Чем наши бурные набеги
И ночью бранный стук мечей? -
Стезя войны пускай опасна,
Завиден гордый наш удел.
Тебе ли ныне смерть ужасна?
Ты ввек средь боев не бледнел.
Тебя мы зрели под мечами
С спокойным, дерзостным челом,
Всегда меж первыми рядами,
Всё там, где битвы падал гром.
С победным съединяясь кликом.
Твой голос нашу славу пел -
А ныне ты в уныньи диком,
Как беглый ратник, онемел". -

Но медленно певец печальный
Главу и взоры приподнял,
Взглянул угрюмо в сумрак дальный
И вздохом грудь поколебал.

"Глубокой сон в долине бранной;
Одни мы мчимся в тьме ночной,
Предчувствую конец желанный!
Меня зовет последний бой!
Расторгну цепь судьбы жестокой,
Влечу я с братьями в огонь,
Влечу грозой! - и одинокой
В долину выбежит мой конь.

О вы, которым здесь со мною
Предел могильный положен,
Скажите: милая слезою
Ваш усладит ли долгой сон?
Но для меня никто не дышит,
Меня настигнет тишина...
Эльвина смерти весть услышит
И втайне не вздохнет она. -

А вы, хранимые Судьбами
Для счастья жизненных отрад,
Пускай любовницы слезами
Благословится ваш возврат!
За чашей сладкого спасенья,
О братья! вспомните певца,
Его любовь, его мученья
И славу грозного конца!"



ЭЛЕГИЯ.

Счастлив, кто в страсти сам себе
Без ужаса признаться смеет;
Кого в неведомой судьбе
Надежда робкая лелеет;
Кого луны туманный луч
Ведет в полночи сладострастной;
Кому тихонько верный ключ
Отворит дверь его прекрасной!

Но мне в унылой жизни нет
Отрады тайных наслаждений;
Увял надежды ранний цвет:
Цвет жизни сохнет от мучений!
Печально младость улетит,
Услышу старости угрозы,
Но я, любовью позабыт,
Моей любви забуду ль слезы!



МЕСЯЦ.

Зачем из облака выходишь,
Уединенная луна,
И на подушки, сквозь окна,
Сиянье тусклое наводишь?
Явленьем пасмурным своим
Ты будишь грустные мечтанья,
Любви напрасные страданья
И гордым разумом моим
Чуть усыпленные желанья.
Летите прочь, воспоминанья!
Засни, несчастная любовь!
Уж не бывать той ночи вновь,
Когда спокойное сиянье
Твоих таинственных лучей
Сквозь темный ясень проницало,
И бледно, бледно озаряло
Красу любовницы моей.
Что вы, восторги сладострастья,
Пред тайной прелестью отрад
Прямой любви, прямого счастья
Примчатся ль радости назад?
Почто, минуты, вы летели
Тогда столь быстрой чередой?
И тени легкие редели
Пред неожиданной зарей?
Зачем ты, месяц, укатился
И в небе светлом утонул?
Зачем луч утренний блеснул?
Зачем я с милою простился?



ПЕВЕЦ.

Слыхали ль вы за рощей глас ночной
Певца любви, певца своей печали?
Когда поля в час утренний молчали,
Свирели звук унылый и простой -
Слыхали ль вы?

Встречали ль вы в пустынной тьме лесной
Певца любви, певца своей печали?
Прискорбную ль улыбку замечали,
Иль тихий взор, исполненный тоской, -
Встречали вы?

Вздохнули ль вы, внимая тихой глас
Певца любви, певца своей печали?
Когда в лесах вы юношу видали,
Встречая взор его потухших глаз -
Вздохнули ль вы?



К СНУ.

Знакомец милый и старинный,
О сон, хранитель добрый мой!
Где ты? Под кровлею пустынной
Мне ложе стелет уж покой
В безмолвной тишине ночной.
Приди, задуй мою лампаду,
Мои мечты благослови,
До утра только дай отраду
Моей мучительной любви.
Сокрой от памяти унылой
Разлуки грустный приговор,
Пускай увижу милый взор,
Пускай услышу голос милый.
Когда ж умчится ночи мгла,
И ты мои покинешь очи, -
О, если бы душа могла
Забыть любовь до новой ночи.



СЛОВО МИЛОЙ.

Я Лилу слушал у клавира;
Ее прелестный, томный глас
Волшебной грустью нежит нас,
Как ночью веянье Зефира.
Упали слезы из очей,
И я сказал певице милой:
"Волшебен голос твой унылый,
Но слово милыя моей
Волшебней нежных песен Лилы".



* * *

Любовь одна - веселье жизни хладной,
Любовь одна - мучение сердец.
Она дарит один лишь миг отрадный,
А горестям не виден и конец.
Стократ блажен, кто в юности прелестной
Сей быстрый миг поймает на лету;
Кто к радостям и неге неизвестной
Стыдливую преклонит красоту!

Но кто любви не жертвовал собою?
Вы, чувствами свободные певцы!
Пред милыми смирялись вы душою,
Вы пели страсть - и гордою рукою
Красавицам несли свои венцы.
Слепой Амур, жестокий и пристрастный,
Вам терния и мирты раздавал;
С Пермесскими царицами согласный,
Иным из вас на радость указал;
Других навек печалями связал
И в дар послал огонь любви несчастной.

Наследники Тибулла и Парни!
Вы знаете бесценной жизни сладость;
Как утра луч, сияют ваши дни.
Певцы любви! младую пойте радость,
Склонив уста к пылающим устам,
В объятиях любовниц умирайте;
Стихи любви тихонько воздыхайте!
Завидовать уже не смею вам.

Певцы любви! вы ведали печали,
И ваши дни по терниям текли;
Вы свой конец с волненьем призывали;
Пришел конец, и в жизненной дали
Не зрели вы минутную забаву;
Но, не нашед блаженства ваших дней,
Вы встретили по крайней мере славу,
И мукою бессмертны вы своей!

Не тот удел судьбою мне назначен:
Под сумрачным навесом облаков,
В глуши долин, в печальной тьме лесов,
Один, один брожу уныл и мрачен.
В вечерний час над озером седым
В тоске, слезах, нередко я стенаю;
Но ропот волн стенаниям моим
И шум дубрав в ответ лишь я внимаю.
Прервется ли души холодный сон,
Поэзии зажжется ль упоенье, -
Родится жар, и тихо стынет он:
Бесплодное проходит вдохновенье
Пускай она прославится другим,
Один люблю, - он любит и любим!...
Люблю, люблю!... но к ней уж не коснется
Страдальца глас; она не улыбнется
Его стихам небрежным и простым.
К чему мне петь? под кленом полевым
Оставил я пустынному зефиру
Уж навсегда покинутую лиру,
И слабый дар как легкий скрылся дым.



ЭЛЕГИЯ.

Я видел смерть; она в молчаньи села
У мирного порогу моего;
Я видел гроб; открылась дверь его;
Душа, померкнув, охладела...
Покину скоро я друзей,
И жизни горестной моей
Никто следов уж не приметит;
Последний взор моих очей
Луча бессмертия не встретит,
И погасающий светильник юных дней
Ничтожества спокойный мрак осветит.
........................................................
Прости, печальный мир, где темная стезя
Над бездной для меня лежала -
Где вера тихая меня не утешала,
Где я любил, где мне любить нельзя!

Прости, светило дня, прости, небес завеса,
Немая ночи мгла, денницы сладкий час,
Знакомые холмы, ручья пустынный глас,
Безмолвие таинственного леса,
И всё. . . . прости в последний раз.

А ты, которая была мне в мире богом,
Предметом тайных слез и горестей залогом,
Прости! минуло всё..... Уж гаснет пламень мой,
Схожу я в хладную могилу,
И смерти сумрак роковой
С мученьями любви покроет жизнь унылу.

А вы, друзья, когда лишенный сил,
Едва дыша, в болезненном бореньи,
Скажу я вам: "О друга! я любил!..."
И тихой дух умрет в изнеможеньи,
Друзья мои, - тогда подите к ней:
Скажите: взят он вечной тьмою...
И, может быть, об участи моей
Она вздохнет над урной гробовою.



ЖЕЛАНИЕ.

Медлительно влекутся дни мои,
И каждый миг в унылом сердце множит
Все горести несчастливой любви
И все мечты безумия тревожит.
Но я молчу; не слышен ропот мой;
Я слезы лью; мне слезы утешенье;
Моя душа, плененная тоской,
В них горькое находит наслажденье.
О жизни час! лети, не жаль тебя,
Исчезни в тьме, пустое привиденье;
Мне дорого любви моей мученье -
Пускай умру, но пусть умру любя!



ДРУЗЬЯМ.

К чему, веселые друзья,
Мое тревожить вам молчанье?
Запев последнее прощанье,
Уж Муза смолкнула моя:
Напрасно лиру брал я в руки
Бряцать веселье на пирах
И на ослабленных струнах
Искал потерянные звуки...
Богами вам еще даны
Златые дни, златые ночи,
И на любовь устремлены
Огнем исполненные очи;
Играйте, пойте, о друзья,
Утратьте вечер скоротечный;
И вашей радости беспечной
Сквозь слезы улыбнуся я.



ЭЛЕГИЯ.

Я думал, что любовь погасла навсегда,
Что в сердце злых страстей умолкнул глас мятежный,
Что дружбы наконец отрадная звезда
Страдальца довела до пристани надежной.
Я мнил покоиться близ верных берегов,
Уж издали смотреть, указывать рукою
На парус бедственный пловцов,
Носимых яростной грозою.
И я сказал: "Стократ блажен,
Чей век, свободный и прекрасный,
Как век весны промчался ясной
И страстью не был омрачен,
Кто не страдал в любви напрасной,
Кому неведом грустный плен.
Блажен! но я блаженней боле.
Я цепь мученья разорвал,
Опять я дружбе - я на воле -
И жизни сумрачное поле
Веселый блеск очаровал!"
Но что я говорил..... несчастный!
Минуту я заснул в неверной тишине,
Но мрачная любовь таилася во мне,
Не угасал мой пламень страстный.
Весельем позванный в толпу друзей моих,
Хотел на прежний лад настроить резву лиру,
Хотел еще воспеть прелестниц молодых,
Веселье, Вакха и Дельфиру.
Напрасно!... я молчал; усталая рука
Лежала, томная, на лире непослушной,
Я всё еще горел - и в грусти равнодушной
На игры младости взирал из далека.
Любовь, отрава наших дней,
Беги с толпой обманчивых мечтаний.
Не сожигай души моей,
Огонь мучительных желаний.
Летите, призраки . .. .. Амур, уж я не твой,
Отдай мне радости, отдай мне мой покой...
Брось одного меня в бесчувственной природе,
Иль дай еще летать Надежды на крылах,
Позволь еще заснуть и в тягостных цепях
Мечтать о сладостной свободе.



НАСЛАЖДЕНЬЕ.

В неволе скучной увядает
Едва развитый жизни цвет,
Украдкой младость отлетает,
И след ее - печали след.
С минут бесчувственных рожденья
До нежных юношества лет
Я всё не знаю наслажденья,
И счастья в томном сердце нет.

С порога жизни в отдаленье
Нетерпеливо я смотрел:
"Там, там, - мечтал я, - наслажденье!"
Но я за призраком летел.
Златые крылья развивая,
Волшебной нежной красотой
Любовь явилась молодая
И полетела предо мной.

Я вслед.... но цели отдаленной,
Но цели милой не достиг!....
Когда ж весельем окриленный
Настанет счастья быстрый миг?
Когда в сияньи возгорится
Светильник тусклый юных дней
И мрачный путь мой озарится
Улыбкой спутницы моей?



К МАШЕ.

Вчера мне Маша приказала
В куплеты рифмы набросать
И мне в награду обещала
Спасибо в прозе написать.

Спешу исполнить приказанье,
Года не смеют погодить:
Еще семь лет - и обещанье
Ты не исполнишь, может быть.

Вы чинно, молча, сложа руки,
В собраньях будете сидеть
И, жертвуя богине Скуки,
С воксала в маскерад лететь -

И уж не вспомните поэта!...
О Маша, Маша, поспеши -
И за четыре мне куплета
Мою награду напиши!



ЗАЗДРАВНЫЙ КУБОК.

Кубок янтарный
Полон давно -
Пеною парной
Блещет вино;
Света дороже
Сердцу оно:
Ну! за кого же
Выпью вино?

Пейте за славу.
Славы друзья!
Браней забаву
Любит не я.
Это веселье
Не веселит,
Дружбы похмелье
Грома бежит.

Вы, Геликона
Давни жильцы!
За Аполлона
Пейте, певцы!
Резвой Камены
Ласки - беда;
Ток Иппокрены,
Други, вода.

Пейте за радость
Юной любви -
Скроется младость,
Дети мои...
Кубок янтарный
Полон давно.
Я - благодарный -
Пью за вино.



ПОСЛАНИЕ ЛИДЕ.

Тебе, наперсница Венеры,
Тебе, которой Купидон
И дети резвые Цитеры
Украсили цветами трон,
Которой нежные примеры,
Улыбка, взоры, нежный тон
Красноречивей, чем Вольтеры,
Нам проповедают закон
И Аристипов, и Глицеры, -
Тебе приветливый поклон,
Любви венок и лиры звон.
Презрев Платоновы химеры,
Твоей я святостью спасен,
И стал апостол мудрой веры
Анакреонов и Нинон:
Всего.... но лишь известной меры. -
Я вижу: хмурится Зенон,
И вся его седая свита:
И мудрый друг вина Катон,
И скучный раб Эпафродита,
Сенека, даже Цицерон
Кричат: "Ты лжешь, профан! мученье -
Прямое смертных наслажденье!"
Друзья, согласен: плач и стон
Стократ, конечно, лучше смеха;
Терпеть великая утеха;
Совет ваш вовсе не смешон:
Но мне он, слышите ль, не нужен,
За тем, что слишком он мудрен;
Дороже мне хороший ужин
Философов трех целых дюжин:
Я вами, право, не прельщен. -
Собор угрюмый рассержен.
Но пусть кричат на супостата,
Их спор - лишь времени утрате
Кто их примером обольщен?
Люблю я доброго Сократа!
Он в мире жил, он был умен;
С своею важностью притворной
Любил пиры, театры, жен;
Он, между проччим, был влюблен
И у Аспазии в уборной
(Тому свидетель сам Платон),
Невольник робкий и покорный,
Вздыхал частехонько в хитон,
И ей с улыбкою придворной
Шептал: "Всё призрак, ложь и сон:
И мудрость, и народ, и Слава;
Что ж истинно? одна Забава,
Поверь: одна любовь не сон!"
Так ладан жег прекрасной он,
И ею..... бедная Ксантипа!
Твой муж, совместник Аристипа,
Бывал до неба вознесен.
Меж тем, на милых грозно лая.
Злой Циник, негу презирая,
Один всех радостей лишен,
Дышал от мира отлучен.
Но с бочкой странствуя пустою
Вослед за Мудростью слепою,
Пустой чудак был ослеплен;
И воду черпая рукою,
Не мог зачерпнуть счастья он.



АМУР И ГИМЕНЕЙ.
(СКАЗКА).

Сегодня, добрые мужья,
Повеселю вас новой сказкой.
Знавали ль вы, мои друзья,
Слепого мальчика с повязкой?
Слепого?... вот помилуй. Феб!
Амур совсем, друзья, не слеп,
Но шалости - его забавы:
Ему хотелось - о лукавый! -
Чтоб, людям на смех и на зло,
Его Дурачество вело.
Дурачество ведет Амура;
Но скоро богу моему
Наскучила богиня дура,
Не знаю верно почему.
Задумал новую затею:
Повязку с милых сняв очей,
Идет проказник к Гименею...
А что такое Гименей?
Он из Кипридиных детей,
Бедняжка, дряхлый и ленивый,
Холодный, грустный, молчаливый,
Ворчит и дремлет целый век,
И впрочем - добрый человек,
Да нрав имеет он ревнивый. -
От ревности печальный бог
Спокойно и заснуть не мог;
Всё трусил маленького брата,
За ним подсматривал тайком
И караулил сопостата,
Шатаясь вечно с фонарем.
Вот мальчик мой к нему подходит
И речь коварную заводит:
"Помилуй, братец Гименей!
Что это? Я стыжусь, любезный,
И нашей ссоры бесполезной,
И вечной трусости твоей:
Ну, помиримся, будь умней;
Забудем наш раздор постылый,
Но только навсегда - смотри!
Возьми ж повязку в память, милый,
А мне фонарь свой подари".
И что ж? Поверил бог унылый;
Амур от радости прыгнул,
И на глаза со всей он силы
Обнову брату затянул.
С тех пор таинственные взоры
Не страшны больше красотам,
Не страшны грустные дозоры,
Ни пробужденья по ночам.
Спокоен он, но брат коварный,
Шутя над честью и над ним,
Войну ведет, неблагодарный,
С своим союзником слепым.
Лишь сон на смертных налетает,
Амур в молчании ночном
Фонарь любовнику вручает,
И сам счастливца провождает
К уснувшему супругу в дом;
Сам от беспечного Гимена
Он охраняет тайну дверь...
Пожалуйста, мой друг Елена,
Премудрой повести поверь!



ФИАЛ АНАКРЕОНА.

Когда на поклоненье
Ходил я в древний Пафос,
Поверьте мне, я видел
В уборной у Венеры
Фиал Анакреона.
Он Вакхом был наполнен
Светлеющею влагой -
Кругом висели розы,
Зеленый плющ и мирты,
Сплетенные рукою
Царицы наслаждений.
На краюшке я видел
Коварного Амура -
Смотрел он пригорюнясь
На пенистую влагу.
"Что смотришь ты, проказник,
На пенистую влагу? -
Спросил я Купидона, -
Скажи, что так утихнул?
Иль хочется зачерпнуть
Тебе вина златого,
Да ручка не достанет?"
"Нет, - отвечал малютка, -
Резвясь, я в это море
Колчан, и лук, и стрелы
Все бросил не нарочно,
А плавать не умею:
Вон, вон на дне блистают;
Ох, жалко мне - послушай,
Достань мне их оттуда!"
"О, нет, - сказал я богу, -
Спасибо, что упали;
Пускай там остаются".



К ШИШКОВУ.

Шалун, увенчанный Эратой и Венерой,
Ты ль узника манишь в владения свои,
В поместье мирное меж Пиндом и Цитерой,
Где нежился Шолье с Мелецким и Парни?
Тебе, балованный питомец Аполлона,
С их пеньем соглашать игривую свирель:
Веселье резвое и Нимфы Геликона
Твою счастливую качали колыбель.
И ныне, в юности прекрасной,
С тобою верные сопутницы твои.
Бряцай, о Трубадур, на арфе сладострастной
Мечтанье раннее любви,
Пой сердца юного кипящее желанье,
Красавицы твоей упорство, трепетанье,
Со груди сорванный завистливый покров,
Стыдливости последнее роптанье
И страсти торжество на ложе из цветов, -
Пой. в неге устремив на деву томны очи.
Ее волшебные красы,
В объятиях любви утраченные ночи -
Блаженства быстрые часы...
Мой друг, она - твоя, она твоя награда.
Таинственной любви бесценная отрада!
Дерзну ль тебя я воспевать,
Когда гнетет меня страданье,
Когда на каждое мечтанье
Унынье черную кладет свою печать.
Нет, нет! Друзей любить открытою душою,
В молчаньи чувствовать, пленяться красотою -
Вот жребий мой: ему я следовать готов,
Покорствую судьбам, но сжалься надо мною,
Не требуй от меня стихов.
Не вечно нежиться в прелестном ослепленьи,
Уж хладной истинны докучный вижу свет.
По доброте души я верил в упоеньи
Волшебнице-Мечте, шепнувшей: ты поэт, -
И, презря мудрости угрозы и советы,
С небрежной легкостью нанизывал куплеты,
Игрушкою себя невинной веселил;
Угодник Бахуса, с веселыми друзьями
Бывало пел вино водяными стихами,
В дурных стихах дурных писателей бранил,
Иль Дружбе плел венок - и дружество зевало
И сонные стихи впросонках величало,
И даже, - каюсь я, - пустынник согрешил, -
Я первой пел любви невинное начало,
Но так таинственно, с таким разбором слов,
С такою скромностью стыдливой,
Что, не краснея боязливо,
Меня бы выслушал и девственный К<озлов>.
Но скрылись от меня парнасские забавы!..
Не долго был я усыплен,
Не долго снились мне мечтанья Муз и Славы:
Я строгим опытом невольно пробужден.
Уснув меж розами, на тернах я проснулся,
Увидел, что еще не гения печать -
Охота смертная на рифмах лепетать.
Сравнив стихи твои с моими, улыбнулся -
И полно мне писать.



ПРОБУЖДЕНИЕ.

Мечты, мечты,
Где ваша сладость?
Где ты, где ты,
Ночная радость?
Исчезнул он,
Веселый сон,
И одинокой
Во тьме глубокой
Я пробужден!...
Кругом постели
Немая ночь;
Вмиг охладели,
Вмиг улетели
Толпою прочь
Любви мечтанья;
Еще полна
Душа желанья
И ловит сна
Воспоминанья.
Любовь, любовь!
Пусть упоенный,
Усну я вновь,
Обвороженный,
И поутру,
Вновь утомленный,
Пускай умру,
Непробужденный!...



СТИХОТВОРЕНИЯ 1817



К КАВЕРИНУ.

Забудь, любезный мой Каверин,
Минутной резвости нескромные стихи.
Люблю я первый, будь уверен,
Твои гусарские грехи.
Прослыть апостолом Зенонова ученья,
Быть может, хорошо - но ни тебе, ни мне.
Я знаю, что страстей волненья
И шалости, и заблужденья
Пристали наших дней блистательной весне.
Пускай умно, хотя неосторожно,
Дурачиться мы станем иногда -
Пока без лишнего стыда
Дурачиться нам будет можно.
Всему пора, всему свой миг,
Всё чередой идет определенной:
Смешон и ветреный старик,
Смешон и юноша степенный.
Насытясь жизнию у юных дней в гостях,
Простимся навсегда с Веселием шумливым,
С Венерой пылкою, и с Вакхом прихотливым,
Вздохнем об них, как о друзьях,
И Старость удивим поклоном молчаливым.
Теперь в беспечности живи,
Люби друзей, храни об них воспоминанье,
Молись и Кому и Любви,
Минуту юности лови
И черни презирай ревнивое роптанье.
Она не ведает, что можно дружно жить
С стихами, с картами, с Платоном и с бокалом,
Что резвых шалостей под легким покрывалом
И ум возвышенный и сердце можно скрыть.



ЭЛЕГИЯ.

Опять я ваш, о юные друзья!
Туманные сокрылись дни разлуки:
И брату вновь простерлись ваши руки,
Ваш резвый круг увидел снова я.
Всё те же вы, но сердце уж не то же:
Уже не вы ему всего дороже,
Уж я не тот... невидимой стезей -
Ушла пора веселости беспечной,
Ушла навек, и жизни скоротечной
Луч утренний бледнеет надо мной. -
Веселие рассталося с душой.
Отверженный судьбиною ревнивой,
Улыбку, смех, и резвость, и покой -
Я всё забыл: печали молчаливой
Покров лежит над юною главой...
Напрасно вы беседою шутливой
И нежностью души красноречивой
Мой тяжкой сон хотите перервать,
Всё кончилось, - и резвости счастливой
В душе моей изгладилась печать.
Чтоб удалить угрюмые страданья,
Напрасно вы несете лиру мне;
Минувших дней погаснули мечтанья,
И умер глас в бесчувственной струне.
Перед собой одну печаль я вижу!
Мне страшен мир, мне скучен дневный свет;
Пойду в леса, в которых жизни нет,
Где мертвый мрак - я радость ненавижу;
Во мне застыл ее минутный след.
Опали вы, листы вчерашней розы!
Не доцвели до месячных лучей.
Умчались вы, дни радости моей!
Умчались вы - невольно льются слезы,
И вяну я на темном утре дней.

О Дружество! предай меня забвенью;
В безмолвии покорствую судьбам,
Оставь меня сердечному мученью,
Оставь меня пустыням и слезам.



К МОЛОДОЙ ВДОВЕ.

Лида, друг мой неизменный,
Почему сквозь легкой сон
Часто, негой утомленный,
Слышу я твой тихой стон?
Почему, в любви счастливой
Видя страшную мечту,
Взор недвижный, боязливый
Устремляешь в темноту?
Почему, когда вкушаю
Быстрый обморок любви,
Иногда я замечаю
Слезы тайные твои?
Ты рассеянно внимаешь
Речи пламенной моей,
Хладно руку пожимаешь,
Хладен взор твоих очей...
О бесценная подруга!
Вечно ль слезы проливать,
Вечно ль мертвого супруга
Из могилы вызывать?
Верь мне: узников могилы
Там объемлет вечный сон;
Им не мил уж голос милый,
Не прискорбен скорби стон;
Не для них - весенни розы,
Сладость утра, шум пиров,
Откровенной дружбы слезы
И любовниц робкий зов...
Рано друг твой незабвенный
Вздохом смерти воздохнул
И блаженством упоенный
На груди твоей уснул.
Спит увенчанный счастливец;
Верь любви - невинны мы.
Нет, разгневанный ревнивец
Не придет из вечной тьмы;
Тихой ночью гром не грянет,
И завистливая тень
Близ любовников не станет,
Вызывая спящий день.



БЕЗВЕРИЕ.

О вы, которые с язвительным упреком,
Считая мрачное безверие пороком,
Бежите в ужасе того, кто с первых лет
Безумно погасил отрадный сердцу свет;
Смирите гордости жестокой исступленье:
Имеет он права на ваше снисхожденье,
На слезы жалости; внемлите брата стон,
Несчастный не злодей, собою страждет он.
Кто в мире усладит души его мученья?
Увы! он первого лишился утешенья!
Взгляните на него - не там, где каждый день
Тщеславие на всех наводит ложну тень,
Но в тишине семьи, под кровлею родною,
В беседе с дружеством иль темною мечтою.
Найдите там его, где илистый ручей
Проходит медленно среди нагих полей;
Где сосен вековых таинственные сени,
Шумя, на влажный мох склонили вечны тени.
Взгляните - бродит он с увядшею душой,
Своей ужасною томимый пустотой,
То грусти слезы льет, то слезы сожаленья.
Напрасно ищет он унынью развлеченья;
Напрасно в пышности свободной простоты
Природы перед ним открыты красоты;
Напрасно вкруг себя печальный взор он водит:
Ум ищет божества, а сердце не находит.

Настигнет ли его глухих Судеб удар,
Отъемлется ли вдруг минутный счастья дар,
В любви ли, в дружестве обнимет он измену
И их почувствует обманчивую цену:
Лишенный всех опор отпадший веры сын
Уж видит с ужасом, что в свете он один,
И мощная рука к нему с дарами мира
Не простирается из-за пределов мира...

Несчастия, Страстей и Немощей сыны,
Мы все на страшный гроб родясь осуждены.
Всечасно бренных уз готово разрушенье;
Наш век - неверный день, всечасное волненье.
Когда, холодной тьмой объемля грозно нас,
Завесу вечности колеблет смертный час,
Ужасно чувствовать слезы последней Муку -
И с миром начинать безвестную разлуку!
Тогда, беседуя с отвязанной душой,
О Вера, ты стоишь у двери гробовой,
Ты ночь могильную ей тихо освещаешь,
И ободренную с Надеждой отпускаешь...
Но, други! пережить ужаснее друзей!
Лишь Вера в тишине отрадою своей
Живит унывший дух и сердца ожиданье.
"Настанет! - говорит,- назначено свиданье!"

А он (слепой мудрец!), при гробе стонет он,
С усладой бытия несчастный разлучен,
Надежды сладкого не внемлет он привета,
Подходит к гробу он, взывает... нет ответа!

Видали ль вы его в безмолвных тех местах,
Где кровных и друзей священный тлеет прах?
Видали ль вы его над хладною могилой,
Где нежной Делии таится пепел милый?
К почившим позванный вечерней тишиной,
К кресту приникнул он бесчувственной главой
Стенанья изредка глухие раздаются,
Он плачет - но не те потоки слез лиются,
Которы сладостны для страждущих очей
И сердцу дороги свободою своей;
Но слез отчаянья, но слез ожесточенья.
В молчаньи ужаса, в безумстве исступленья
Дрожит, и между тем под сенью темных ив,
У гроба матери колена преклонив,
Там дева юная в печали безмятежной
Возводит к небу взор болезненный и нежный,
Одна, туманною луной озарена,
Как ангел горести является она;
Вздыхает медленно, могилу обнимает -
Всё тихо вкруг его, а, кажется, внимает.
Несчастный на нее в безмолвии глядит,
Качает головой, трепещет и бежит,
Спешит он далее, но вслед унынье бродит.

Во храм ли вышнего с толпой он молча входит,
Там умножает лишь тоску души своей.
При пышном торжестве старинных алтарей,
При гласе пастыря, при сладком хоров пенье,
Тревожится его безверия мученье.
Он бога тайного нигде, нигде не зрит,
С померкшею душой святыне предстоит,
Холодный ко всему и чуждый к умиленью
С досадой тихому внимает он моленью.
"Счастливцы! - мыслит он, - почто не можно мне
Страстей бунтующих в смиренной тишине,
Забыв о разуме и немощном и строгом,
С одной лишь верою повергнуться пред богом!"

Напрасный сердца крик! нет, нет! не суждено
Ему блаженство знать! Безверие одно,
По жизненной стезе во мраке вождь унылый,
Влечет несчастного до хладных врат могилы.
И что зовет его в пустыне гробовой -
Кто ведает? но там лишь видит он покой.



К ДЕЛЬВИГУ.

Блажен, кто с юных лет увидел пред собою
Извивы темные двухолмной высоты,
Кто жизни в тайный путь с невинною душою
Пустился пленником мечты!
Наперснику богов безвестны бури злые,
Над ним их промысел, безмолвною порой
Его баюкают Камены молодые
И с перстом на устах хранят певца покой.
Стыдливой Грации внимает он советы
И, чувствуя в груди огонь еще младой,
Восторженный поет на лире золотой.
О Дельвиг! счастливы поэты!

Мой друг, и я певец! и мой смиренный путь
В цветах украсила богиня песнопенья,
И мне в младую боги грудь
Влияли пламень вдохновенья.
В младенчестве моем я чувствовать умел,
Всё жизнью вкруг меня дышало,
Всё резвый ум обворожало.
И первую черту я быстро пролетел.
С какою тихою красою
Минуты детства протекли;
Хвала, о боги! вам, вы мощною рукою
От ярых гроз мирских невинность отвели.
Но всё прошло - и скрылись в темну даль
Свобода, радость, восхищенье;
Другим и юность наслажденье:
Она мне мрачная печаль!
Так рано зависти увидеть зрак кровавый
И низкой клеветы во мгле сокрытый яд.
Нет, нет! ни счастием, ни славой
Не буду ослеплен. Пускай они манят
На край погибели любимцев обольщенных.
Исчез священный жар!
Забвенью сладких песней дар
И голос струн одушевленных!
Во прах и лиру и венец!
Пускай не будут знать, что некогда певец,
Враждою, завистью на жертву обреченный,
Погиб на утре лет.
Как ранний на поляне цвет,
Косой безвременно сраженный.
И тихо проживу в безвестной тишине;
Потомство грозное не вспомнит обо мне,
И гроб несчастного, в пустыне мрачной, дикой,
Забвенья порастет ползущей повиликой!



СТАНСЫ.
(ИЗ ВОЛЬТЕРА).

Ты мне велишь пылать душою:
Отдай же мне протекши дни,
С моей вечернею зарею
Мое ты утро съедини!

Мой век невидимо проходит,
Из круга Смехов и Харит
Уж Время скрыться мне велит
И за руку меня выводит -

Не даст оно пощады нам.
Кто применяться не умеет
Своим изменчивым годам,
Тот их несчастья лишь имеет.

Счастливцам резвым, молодым
Оставим страсти заблужденья;
Живем мы в мире два мгновенья -
Одно рассудку отдадим.

Вы, услаждавшие печали
Минутной младости моей,
Любовь, мечтанья первых дней -
Ужель навек вы убежали?

Нам должно дважды умирать:
Проститься с сладостным мечтаньем -
Вот Смерть ужасная страданьем!
Что значит после не дышать?

На пасмурном моем закате,
Среди пустынной темноты,
Так сожалел я об утрате
Обманов милыя мечты.

Тогда на голос мой унылый
Мне Дружба руку подала,
Она Любви подобна милой
В одной лишь нежности была.

Я ей принес увядши розы
Отрадных юношества дней,
И вслед пошел, но лил я слезы
Что мог итти вослед лишь ей!



ПОСЛАНИЕ В. Л. ПУШКИНУ.

Скажи, парнасский мой отец,
Неужто верных муз любовник
Не может нежный быть певец
И вместе гвардии полковник?
Ужели тот, кто иногда
Жжет ладан Аполлону даром,
За честь не смеет без стыда
Жечь порох на войне с гусаром
И, если можно, города?
Беллона, Муза и Венера,
Вот, кажется, святая вера
Дней наших всякого певца.
Я шлюсь на русского Буфлера
И на Дениса храбреца,
Но не на Глинку офицера,
Довольно плоского певца;
Не нужно мне его примера...
Ты скажешь: "Перестань, болтун!
Будь человек, а не драгун;
Парады, караул, ученья -
Всё это оды не внушит,
А только душу иссушит,
И к Марину для награжденья,
Быть может, прямо за Коцит
Пошлют читать его творенья.
Послушай дяди, милый мой:
Ступай себе к слепой Фемиде
Иль к дипломатике косой!
Кропай, мой друг, посланья к Лиде,
Оставь военные грехи
И в сладостях успокоенья
Пиши сенатские решенья
И пятистопные стихи;
И не с гусарского корнета, -
Возьми пример с того поэта,
С того, которого рука
Нарисовала Ермака
В снегах незнаемого света,
И плен могучего Мегмета,
И мужа модного рога,
Который, милостию бога,
Министр и сладостный певец,
Был строгой чести образец,
Как образец он будет слога".
Всё так, почтенный дядя мой,
Почтен, кто глупости людской
Решит запутанные споры;
Умен, кто хитрости рукой
Переплетает меж собой
Дипломатические вздоры
И правит нашею судьбой.
Смешон, конечно, мирный воин,
И эпиграммы самой злой
В известных "Святках" он достоин.
Но что прелестней и живей
Войны, сражений и пожаров,
Кровавых и пустых полей,
Бивака, рыцарских ударов?
И что завидней бранных дней
Не слишком мудрых усачей,
Но сердцем истинных гусароь
Они живут в своих шатрах,
Вдали забав и нег и граций,
Как жил бессмертный трус Гораций
В тибурских сумрачных лесах;
Не знают света принужденья,
Не ведают, что скука, страх;
Дают обеды и сраженья,
Поют и рубятся в боях.
Счастлив, кто мил и страшен миру;
О ком за песни, за дела
Гремит правдивая хвала;
Кто славил Марса и Темиру
И бранную повесил лиру
Меж верной сабли и седла.
Но вы, враги трудов и славы,
Питомцы Феба и забавы,
Вы, мирной праздности друзья
Шепну вам на-ухо: вы правы,
И с вами соглашаюсь я!
Бог создал для себя природу,
Свой рай и счастие глупцам,
Злословие, мужчин и моду,
Конечно, для забавы дам,
Заботы знатному народу,
Дурачество для всех, - а нам
Уединенье и свободу!



ПИСЬМО К ЛИДЕ.

Лишь благосклонный мрак раскинет
Над нами тихой свой покров,
И время к полночи придвинет
Стрелу медлительных часов,
Когда не спит в тиши природы
Одна счастливая любовь:
Тогда моей темницы вновь
Покину я немые своды...
Летучих остальных минут
Мне слишком тягостна потеря -
Но скоро Аргусы заснут,
Замкам предательным поверя,
И я в обители твоей...
По скорой поступи моей,
По сладострастному молчанью,
По смелым, трепетным рукам,
По воспаленному дыханью
И жарким, ласковым устам
Узнай любовника - настали
Восторги, радости мои!..
О Лида, если б умирали
С блаженства, неги и любви!



КНЯЗЮ А. М. ГОРЧАКОВУ.

Встречаюсь я с осьмнадцатой весной.
В последний раз, быть может, я с тобой,
Задумчиво внимая шум дубравный,
Над озером иду рука с рукой.
Где вы, лета беспечности недавней?
С надеждами во цвете юных лет,
Мой милый друг, мы входим в новый свет;
Но там удел назначен нам не равный,
И розно наш оставим в жизни след.
Тебе рукой Фортуны своенравной
Указан путь и счастливый, и славный, -
Моя стезя печальна и темна;
И нежная краса тебе дана.
И нравиться блестящий дар природы,
И быстрый ум, и верный, милый нрав;
Ты сотворен для сладостной свободы,
Для радости, для славы, для забав.
Они пришли, твои златые годы,
Огня любви прелестная пора.
Спеши любить и, счастливый вчера,
Сегодня вновь будь счастлив осторожно;
Амур велит: и завтра, если можно,
Вновь миртами красавицу венчай...
О, скольких слез, предвижу, ты виновник!
Измены друг и ветреный любовник,
Будь верен всем - пленяйся и пленяй.

А мой удел... но пасмурным туманом
Зачем же мне грядущее скрывать?
Увы! нельзя мне вечным жить обманом
И счастья тень, забывшись, обнимать.
Вся жизнь моя - печальный мрак ненастья
Две-три весны, младенцем, может быть,
Я счастлив был, не понимая счастья;
Они прошли, но можно ль их забыть?
Они прошли, и скорбными глазами
Смотря на путь, оставленный навек, -
На краткий путь, усыпанный цветами,
Которым я так весело протек,
Я слезы лью, я трачу век напрасно,
Мучительным желанием горя.

Твоя заря - заря весны прекрасной;
Моя ж, мой друг, - осенняя заря.
Я знал любовь, но не знавал надежды,
Страдал один, в безмолвии любил.
Безумный, сон покинул томны вежды,
Но мрачные я грезы не забыл.
Душа полна невольной, грустной думой:
Мне кажется: на жизненном пиру
Один с тоской явлюсь я, гость угрюмый,
Явлюсь на час - и одинок умру.
И не придет друг сердца незабвенный
В последний миг мой томный взор сомкнуть,
И не придет на холм уединенный
В последний раз с любовию вздохнуть!
Ужель моя пройдет пустынно младость?
Иль мне чужда счастливая любовь?
Ужель умру, не ведая, что радость?
Зачем же жизнь дана мне от богов?
Чего мне ждать? В рядах забытый воин,
Среди толпы затерянный певец,
Каких наград я в будущем достоин
И счастия какой возьму венец?

Но что?.. Стыжусь!.. Нет, ропот - униженье.
Нет, праведно богов определенье!
Ужель лишь мне не ведать ясных дней?
Нет! и в слезах сокрыто наслажденье,
И в жизни сей мне будет утешенье:
Мой скромный дар и счастие друзей.



В АЛЬБОМ.

Пройдет любовь, умрут желанья;
Разлучит нас холодный свет;
Кто вспомнит тайные свиданья,
Мечты, восторги прежних лет?..
Позволь в листах воспоминанья
Оставить им минутный след.



В АЛЬБОМ ИЛЛИЧЕВСКОМУ.

Мой друг! неславный я поэт,
Хоть христианин православный.
Душа бессмертна, слова нет,
Моим стихам удел неравный -
И песни Музы своенравной,
Забавы резвых, юных лет,
Погибнут смертию забавной,
И нас не тронет здешний свет!

Ах! ведает мой добрый гений,
Что предпочел бы я скорей
Бессмертию души моей
Бессмертие своих творений.

Не властны мы в судьбе своей,
По крайней мере, нет сомненья,
Сей плод небрежный вдохновенья,
Без подписи, в твоих руках
На скромных дружества листках
Уйдет от общего забвенья...
Но пусть напрасен будет труд,
Твоею дружбой оживленный -
Мои стихи пускай умрут -
Глас сердца, чувства неизменны
Наверно их переживут!



ТОВАРИЩАМ.

Промчались годы заточенья
Недолго, мирные друзья,
Нам видеть кров уединенья
И Царскосельские поля.
Разлука ждет нас у порогу,
Зовет нас дальний света шум,
И каждый смотрит на дорогу
С волненьем гордых, юных дум.
Иной, под кивер спрятав ум,
Уже в воинственном наряде
Гусарской саблею махнул -
В крещенской утренней прохладе
Красиво мерзнет на параде,
А греться едет в караул;
Другой, рожденный быть вельможей,
Не честь, а почести любя,
У плута знатного в прихожей
Покорным плутом зрит себя;
Лишь я, судьбе во всем послушный,
Счастливой лени верный сын,
Душой беспечный, равнодушный,
Я тихо задремал один...
Равны мне писари, уланы,
Равны Законы, кивера,
Не рвусь я грудью в капитаны
И не ползу в ассесора:
Друзья! немного снисхожденья -
Оставьте красный мне колпак,
Пока его за прегрешенья
Не променял я на шишак,
Пока ленивому возможно,
Не опасаясь грозных бед,
Еще рукой неосторожной
В июле распахнуть жилет.



НАДПИСЬ НА СТЕНЕ БОЛЬНИЦЫ.

Вот здесь лежит больной студент;
Его судьба неумолима.
Несите прочь медикамент:
Болезнь любви неизлечима!



В АЛЬБОМ ПУЩИНУ.

Взглянув когда-нибудь на тайный сей листок,
Исписанный когда-то мною,
На-время улети в лицейский уголок
Всесильной, сладостной мечтою.
Ты вспомни быстрые минуты первых дней,
Неволю мирную, шесть лет соединенья,
Печали, радости, мечты души твоей,
Размолвки дружества и сладость примиренья...
Что было и не будет вновь...
И с тихими тоски слезами
Ты вспомни первую любовь.
Мой друг, она прошла... но с первыми друзьями
Не резвою мечтой союз твой заключен;
Пред грозным временем, пред грозными судьбами,
О милый, вечен он!



КЮХЕЛЬБЕКЕРУ.

В последний раз, в тиши уединенья,
Моим стихам внимает наш Пенат!
Лицейской жизни милый брат,
Делю с тобой последние мгновенья!
Итак, они прошли - лета соединенья; -
Итак, разорван он - наш братский верный круг!
Прости!... хранимый тайным небом,
Не разлучайся, милый друг,
С фортуной, дружеством и Фебом, -
Узнай любовь - неведомую мне -
Любовь надежд, восторгов, упоенья:
И дни твои полетом сновиденья
Да пролетят в счастливой тишине!
Прости.... где б ни был я: в огне ли смертной битвы,
При мирных ли брегах родимого ручья,
Святому братству верен я!
И пусть.... (услышит ли Судьба мои молитвы?)
Пусть будут счастливы все, все твои друзья!



К ПОРТРЕТУ КАВЕРИНА.

В нем пунша и войны кипит всегдашний жар,
На Марсовых полях он грозный был воитель,
Друзьям он верный друг, красавицам мучитель,
И всюду он гусар.



К ПИСЬМУ.

В нем радости мои; когда померкну я,
Пускай оно груди бесчувственной коснется:
Быть может, милые друзья,
Быть может сердце вновь забьется.



СНОВИДЕНИЕ.

Недавно, обольщен прелестным сновиденьем,
В венце сияющем, царем я зрел себя;
Мечталось, я любил тебя -
И сердце билось наслажденьем.
Я страсть у ног твоих в восторгах изъяснял.
Мечты! ах! отчего вы счастья не продлили?
Но боги не всего теперь меня лишили:
Я только - царство потерял.



ОНА.

"Печален ты: признайся, что с тобой".
- Люблю, мой друг! - "Но кто ж тебя пленила?"
- Она. - "Да кто ж? Глицера ль, Хлоя, Лила?"
- О, нет! - "Кому ж ты жертвуешь душой?"
- Ах! ей! - "Ты скромен, друг сердечный!
Но почему ж ты столько огорчен?
И кто виной? Супруг, отец, конечно..."
- Не то, мой друг! - "Но что ж?" - Я ей не он.



СТИХОТВОРЕНИЯ НЕИЗВЕСТНЫХ ГОДОВ (1813-1817)



СТАРИК.
(ИЗ МАРОТА).

Уж я не тот Философ страстный,
Что прежде так любить умел,
Моя весна и лето красно
Ушли - за тридевять земель!
Амур, свет возраста златого!
Богов тебя всех боле чтил:
Ах! естьли б я родился снова,
Уж так ли бы тебе служил.



К ДЕЛИИ.

О Делия драгая!
Спеши, моя краса;
Звезда любви златая
Взошла на небеса;
Безмолвно месяц покатился;
Спеши, твой Аргус удалился,
И сон сомкнул его глаза.

Под сенью потаенной
Дубравной тишины,
Где ток уединенный
Сребристыя волны
Журчит с унылой Филомелой,
Готов приют любви веселый
И блеском освещен луны.

Накинут тени ночи
Покровы нам свои,
И дремлют сени рощи,
И быстро миг любви
Летит, - я весь горю желаньем,
Спеши, о Делия! свиданьем,
Спеши в объятия мои.



ДЕЛИЯ.

Ты ль передо мною,
Делия моя!
Разлучен с тобою -
Сколько плакал я!
Ты ль передо мною,
Или сон мечтою
Обольстил меня?

Ты узнала ль друга?
Он не то, что был:
Но тебя, подруга!
Всё ж не позабыл -
И твердит унылый:
"Я любим ли милой,
Как бывало был?"

Что теперь сравнится
С долею моей!
Вот слеза катится
По щеке твоей -
Делия стыдится?...
Что теперь сравнится
С долею моей!



ФАВН И ПАСТУШКА.
КАРТИНЫ.

С пятнадцатой весною,
Как лилия с зарею,
Красавица цветет;
И томное дыханье,
И взоров томный свет,
И груди трепетанье,
И розы нежный цвет -
Всё юность изменяет.
Уж Лилу не пленяет
Веселый хоровод:
Одна у сонных вод,
В лесах она таится,
Вздыхает и томится,
И с нею там Эрот.
Когда же ночью темной
Ее в постеле скромной
Застанет тихий сон,
С волшебницей мечтою;
И тихою тоскою
Исполнит сердце он -
И Лила в сновиденьи
Вкушает наслажденье
И шепчет "О Филон!"


II.
Кто там, в пещере темной,
Вечернею порой,
Окован ленью томной
Покоится с тобой?
Итак, уж ты вкусила
Все радости любви;
Ты чувствуешь, о Лила,
Волнение в крови,
И с трепетом, смятеньем,
С пылающим лицом,
Ты дышешь упоеньем
Амура под крылом.
О жертва страсти нежной,
В безмолвии гори!
Покойтесь безмятежно
До пламенной зари.
Для вас поток игривый
Угрюмой тьмой одет,
И месяц молчаливый
Туманный свет лиет;
Здесь розы наклонились
Над вами в темный кров;
И ветры притаились,
Где царствует любовь...


III.
Но кто там, близ пещеры
В густой траве лежит?
На жертвенник Венеры
С досадой он глядит;
Нагнулась меж цветами
Косматая нога;
Над грустными очами
Нависли два рога.
То Фавн, угрюмый житель
Лесов и гор крутых,
Докучливый гонитель
Пастушек молодых.
Любимца Купидона -
Прекрасного Филона
Давно соперник он....
В приюте сладострастья
Он слышит вздохи счастья
И неги томный стон.
В безмолвии несчастный
Страданья чашу пьет,
И в ревности напрасной
Горючи слезы льет.
Но вот ночей царица
Скатилась за леса,
И тихая денница
Румянит небеса;
Зефиры прошептали -
И фавн в дремучий бор
Бежит сокрыть печали
В ущельях диких гор.


IV.
Одна поутру Лила
Нетвердою ногой
Средь рощицы густой
Задумчиво ходила.
"О, скоро ль, мрак ночной,
С прекрасною луной
Ты небом овладеешь?
О, скоро ль, темный лес,
В туманах засинеешь
На западе небес?"
Но шорох за кустами
Ей слышится глухой,
И вдруг - сверкнул очами
Пред нею бог лесной!
Как вешний ветерочек,
Летит она в лесочек:
Он гонится за ней.
И трепетная Лила
Все тайны обнажила
Младой красы своей;
И нежна грудь открылась
Лобзаньям ветерка,
И стройная нога
Невольно обнажилась.
Порхая над травой,
Пастушка робко дышет;
И Фавна за собой
Всё ближе, ближе слышит.
Уж чувствует она
Огонь его дыханья...
Напрасны все старанья:
Ты Фавну суждена!
Но шумная волна
Красавицу сокрыла:
Река - ее могила...
Нет! Лила спасена.


V.
Эроты златокрылы
И нежный Купидон
На помощь юной Лилы
Летят со всех сторон;
Все бросили Цитеру,
И мирных сёл Венеру
По трепетным волнам
Несут они в пещеру -
Любви пустынный храм.
Счастливец был уж там.
И вот уже с Филоном
Веселье пьет она,
И страсти легким стоном
Прервалась тишина...
Спокойно дремлет Лила
На розах нег и сна,
И луч свой угасила
За облаком луна.


VI.
Поникнув головою,
Несчастный бог лесов
Один с вечерней тьмою
Бродил у берегов:
"Прости, любовь и радость! -
Со вздохом молвил он: -
В печали тратить младость
Я роком осужден!"
Вдруг из лесу румяный,
Шатаясь, перед ним
Сатир явился пьяный
С кувшином круговым;
Он смутными глазами
Пути домой искал
И козьими ногами
Едва переступал;
Шел, шел и натолкнулся
На Фавна моего,
Со смехом отшатнулся,
Склонился на него....
"Ты ль это, брат любезный? -
Вскричал Сатир седой: -
В какой стране безвестной
Я встретился с тобой?"
"Ах! - молвил Фавн уныло:
Завяли дни мои!
Всё, всё мне изменило,
Несчастен я в любви".
"Что слы
Хреновый Хохмач 2019-12-29 01:28:45 #
ойстехикончелес!!!

Давай исчо!
Книговик 2019-12-29 01:38:46 #
Холодец (студень) - традиционное русское блюдо, которое представляет собой застывший бульон с кусочками мяса. В отличие от заливного, для холодца не требуется никаких желеобразующих веществ.
Чтобы холодец получился на славу и доставил удовольствие вашим домашним и гостям, достаточно знать некоторые тонкости и секреты его приготовления:

1. Холодец может быть приготовлен из одного вида мяса (свинины, говядины, птицы) или из сочетания нескольких видов (холодец-ассорти).

2. Чтобы холодец застыл, бульон варят из свиных или говяжьих ножек, ушей, губ, хвостов и рулек. Именно эти части туши содержат коллаген, придающий бульону клейкость. А у курицы или индейки – лапки, крылья. Но поскольку мясной мякоти в этих частях немного, поэтому дополнительно добавляются мясные куски (суповая мякоть, язык, окорочка курицы или индейки).

3. Лучше всего, если мясо для холодца будет не замороженное, а свежее (еще лучше - парное).

4. Варят мясо в большой емкости, постоянно шумовкой выбирая пену. Кастрюлю для холодца не следует сильно набивать мясом. Вода должна полностью покрывать мясо.

5. Чтобы холодец был прозрачным и хорошо застыл, нельзя доливать воду, мешать в процессе варки, поэтому лучше сразу определить количество воды и не давать бульону сильно выкипать.

6. Варить холодец следует от 5 до 10 часов при медленном кипении. Все зависит от количества бульона и качества мяса.

7. Солить нужно только в конце варки, если посолить в начале варки или даже в середине, то соль прекратит желирование бульона. Солить холодец нужно несколько крепче, чем обычный бульон, иначе после застывания он будет безвкусным.

8. В бульон для холодца добавляют морковь и другие коренья (корень петрушки или сельдерея). Некоторые выбрасывают их, а другие используют для украшения. Также добавляют при варке и целую луковицу, чтобы придать бульону красивый золотистый оттенок. Луковицу ополоснуть водой, не чистить, бросить в бульон. После варки лук можно выбросить.

9. В холодец традиционно не кладут много пряностей, чтобы не забить естественный мясной аромат. Обычно используют перец горошком (белый или черный, зеленый бросается в начале и снимается вместе с накипью и в конце), лавровый лист (можно заложить в начале варки буквально на 5 минут и потом вытащить, добавить еще несколько штук вместе с солью незадолго до конца варки – и обязательно вынуть). Где-то за 30 минут до окончания варки хорошо добавить сухие укропные зонтики, которые потом вынуть. Это придаст холодцу особый аромат.

10. Очень удобно и быстро варить холодец в скороварке. Для этого нужно вымыть мясо и овощи и сложить в скороварку. Добавить очищенные лук и морковь; добавить лавровый лист, перец-горошек и соль. С момента закипания варить холодец 40-50 минут.

11. Чтобы готовый холодец не был покрыт слоем жира, его нужно предварительно снять. Удобнее всего это делать широкой плоской ложкой, можно просто столовой. Жир можно вылить, а можно потом употребить для жарки овощей. С бульона надо максимально снять жир. Можно, процедив, перелить бульон в широкую посуду и вынести на холод. Пока будете разбираться с мясом, жир застынет, и его можно будет легко убрать ложкой.

12. Измельчить мясо для холодца можно несколькими способами: можно разобрать руками, мелко порезать ножом или пропустить через мясорубку (этот способ особенно применим в семье, где есть маленькие дети).

13. Чеснок режут кружочками или соломкой, кладут непосредственно в формы перед заливкой. Если вы не любите, когда попадается чеснок, его можно положить в бульон непосредственно по окончании варки, и при процеживании он совсем исчезнет.

14. Украсить холодец можно ломтиками моркови, вареного яйца, лимона, перышками зеленого лука и тонко нарезанным соленым огурчиком.

15. После того, как формы заполнены, их нужно сначала охладить при комнатной температуре, а затем убрать в холодильник для окончательного застывания. Ни в коем случае не ставить их в морозильник!
Момодзе 2019-12-29 02:10:48 #
мало букоф.
ты чо там устал штоле???
давай всё с начала.
а то я прослушал....
Книговик 2019-12-29 02:34:32 #
Что такое радиация

Сначала про основы.

Что же такое ионизирующие излучения? Их несколько видов, но у всех одно из ключевых свойств – ионизировать вещество при взаимодействии с ним.

По физической природе - всего два вида:
1. корпускулярные (от от лат. corpusculum — частица), то есть те, которые, условно говоря, можно потрогать. Это поток частиц – электронов, протонов, нейтронов и прочих, как заряженных так и не имеющих заряда.
2. Электромагнитные – т.е. волны, не имеющие массы покоя. Обычные такие электромагнитные волны с одним «но» - очень маленькая длина волны и высокая частота.

Строго говоря, ультрафиолет – уже ионизирующее излучение (все мы чувствовали запах озона в медицинских кабинетах от УФ-ламп). Вот только проникающая способность очень уж низкая и лучевую болезнь не вызовет.

Давайте сначала про корпускулярные.

Альфа-излучение. Это поток ядер атома гелия, то есть два протона+2 нейтрона. Огромная масса, заряд 2+ - все это определяет высокую ионизационную способность – взаимодействует со всем встречающимся, создавая огромное число ионов на единицу пробега. Обратная сторона этого – крайне малая проникающая способность. Пробег в воздухе – несколько сантиметров. Вывод из этого – при внешнем облучении альфа- опасности не представляет. Даже если долетит до кожи – поглотится роговым слоем эпидермиса, не причиняя даже легкого лучевого ожога. Совсем другое дело – при попадании альфа-активного радионуклида внутрь организма. Как ни мала проникающая способность – она все равно больше диаметра клетки, и окружающие ткани повредит, причем излучать будет достаточно долго (в зависимости от периода полураспада изотопа). Для развития лучевой болезни нужны очень уж большие количества радионуклида, но риск злокачественных опухолей возрастает в разы.

Соответственно защита – предупреждение попадания источника внутрь организма с пищей, водой и воздухом. Кожу защищать не надо, ибо бессмысленно.
Кстати – 235 уран – как раз альфа-излучатель, так что топить урановые ломы в ртути можно и голыми руками.

Бета–излучение. Поток электронов (или протонов). Заряд поменьше, масса намного меньше чем у альфа-излучения, соответственно ионизирующая способность поменьше, проникающая – побольше. Пробег в воздухе – до нескольких метров, однако одежда вполне надежно защищает от данного излучения, не говоря уж о комплектах ОЗК, Л-1 и т.д. Опасен только непосредственный контакт источника излучения с кожей, может вызвать местные лучевые повреждения (ожоги). Лучевой болезни не будет. Защита – практически то же. Что и от альфа – главное, чтобы изотоп не попал внутрь организма.

Нейтронное излучение. Из-за нескольких особенностей – наверное самое злое и опасное. Хорошо хоть в повседневной жизни не встретится, источник нейтронов – только цепная реакция. Частица легкая, заряда не имеющая – проникающая способность очень высокая. Казалось бы, ионизирующая должна быть маленькая – ан нет, почти как у альфа. Но тут, конечно многое и от энергии нейтрона зависит. При внешнем облучении – очень опасно, при соответствующе дозе излучения – лучевую болезнь вызовет. И протекать она будет тяжелее, чем от такой же дозы гамма-излучения.
Электромагнитные оставлю на следующий пост, чтобы вас сильно не утомлять. Но напоследок – про радиоактивный йод. В 2011 году, после Фукусимы, говорят, что на всем Дальнем Востоке в аптеках смели весь йод из аптек и пили его бесконтрольно, вплоть до отравлений. В принципе правильно, дело только в дозировке.

Дело в том, что в процессе работы реактора в нем накапливается достаточно много изотопов йода, и далеко не все из низ стабильны. Из представляющих опасность больше всего- Йод-131. В чем соль вопроса – есть у нас орган – щитовидная железа. Синтезирует гормоны, в составе которых есть молекулы йода, и соответственно, захватывает практически весь йод, поступивший в организм, и ей совершенно без разницы – стабильный он или радиоактивный. Хоть период полураспада у него всего 8 суток – он успевает натворить нехороших дел, облучив ткани железы.

Защищаться достаточно просто – нужно просто насытить щитовидку стабильным йодом, после этого радиоактивный не будет усваиваться и быстро выведется из организма. Достаточно 100 мг калия йодида (продается под торговым названием «Йодомарин») или 15-20 капель обычной спиртовой настойки йода, растворенной в половине стакана воды или молока 2 раза в день . Самое главное – нужно успеть ДО того, как в организм попал радиоактивный изотоп йода.

На этом на сегодня, пожалуй, закончу. Если уважаемым ЯПовчанам будет интересно – следующий пост будет про электромагнитные излучения и экскурс в дозиметрию.

Итак, электромагнитное ионизирующее излучение.
Выделяют два вида – рентгеновское и гамма – излучение.
Но если подходить строго – принципиальных различий между ними нет, физически – это одно и тоже. Разделение тут делают по источнику – к рентгеновскому относят, как правило, излучение искусственного происхождения - тормозное и характеристическое; в глубину вдаваться не будем, каждый год большинство из нас подвергаются воздействию данного излучения при флюорограмме. Возникает оно, как понятно из названия – либо при торможении электронов в поле анода рентгеновской трубки, либо при перестройке возбужденного атома в исходное состояние. Энергия этого фотона характерна для материала анода рентгеновской трубки, соответственно и название.

К гамма –излучению же относят лучи, испускаемые при ядерных превращениях или аннигиляции электронов и позитронов. Разделять рентгеновское и гамма излучение по энергии фотонов (жесткости ) немного не правильно, в ускорителях искусственное излучение может быть намного жестче любого гамма.

Проникающая способность их достаточно высока, ионизирующая – относительно мала, передача энергии на единицу пробега относительно небольшая, поэтому это так называемое «редкоионизирующее» излучение.
Защита от него – экран из плотного материала, чем плотнее, тем лучше. Самый известный и эффективный экран – из свинца.

Кто постарше, из уроков НВП помнят поражающие факторы ядерного взрыва, но задумывались ли, что три из них - проникающая радиация(точнее, её гамма-составляющая), световое излучение и электромагнитный импульс – суть почти одно и то же – электромагнитное излучение, охватывающее широкий спектр длин и частот волн, от совсем коротких с высокой частотой (гамма) до самых длинных(которые, собственно и относят к ЭМИ), которые вреда человеку не нанесут.

Основные принципы защиты – кто-то уже написал в комментариях к предыдущему посту – они незыблемы и, наверное, вечны : защита временем, расстоянием и экранированием. То есть подальше от источника (помним, что оно ослабляется пропорционально квадрату расстояния), поменьше времени под лучами и желательно между нами и источником поставить какой-нибудь экран. Для гамма- и рентгеновских лучей – экран из плотных тяжелых металлов (свинец). Кажется странным, но для защиты от нейтронов сначала нужен экран из легких элементов – они наиболее эффективно тормозят их. Легче водорода у нас ничего нет – поэтому и используют воду и органические полимеры. Но, учитывая наведенную радиацию в результате взаимодействия нейтронов с веществом – после легких элементов нужен еще экран из тяжелых – для защиты от вторичного излучения.

Немного про единицы измерения излучений.
Достаточно часто встречаются выражения что-то вроде «облученный дозой» и т. п. Чтобы понимать, насколько это некорректное выражение, попробую привести аналогию – звучит это примерно как «ударенный массой».
Исторически первое, что начали применять для измерения ИИ - это одно из их основных свойств – ионизировать вещество. Образование ионов – следовательно, можно измерить заряд одного знака в веществе.
Именно заряд одного знака, образовавшийся в единичном объеме воздуха – и есть физический смысл экспозиционной дозы. Внесистемная единица измерения - Рентген, при такой дозе в 1 кубическом сантиметре сухого воздуха образуется 2,1 х 109 пар ионов.
Но, в системе СИ единицей экспозиционной дозы является Кулон/килограмм. Соотношение его с рентгеном - в 1 Кл/кг – 3876 Р.
В единицах экспозиционной дозы можно измерить только электромагнитное излучение, к тому же это понятие не отражает энергии, переданной веществу излучением.

Передаваемую энергию можно оценить в единицах поглощенной дозы – это не что иное, как именно количество энергии, переданной веществу ИИ. Единица измерения в СИ, как ни странно – Джоуль/килограмм. Для ионизирующих излучений введена специальная единица – Грей, названа в честь английского радиобиолога. 1 Дж/кг = 1Гр.
Достаточно часто еще используется и несистемная единица - рад(англ. Radiation Absorbed Dose) единица эта пришла еще из системы СГС. Соотношение с единицами в СИ – 1 Гр= 100 рад.

При действии на человека ИИ в дозе 1 рентген поглощенная доза очень примерно будет равна 0,98 рад. Чем же интересна единица 1 Гр в так сказать, бытовом плане? Только тем, что это порог возникновения у человека одного из основных ближайших пороговых радиобиологических эффектов – острой лучевой болезни (более подробно про эффекты надеюсь рассказать в следующем посте). Казалось бы, что такое – 10 Дж на килограмм? Этой энергии(пусть будет 1000 джоулей на среднего человека), хватит только на нагрев стакана воды на 1 градус, вместе с тем – для ИИ это абсолютно смертельная доза для всех млекопитающих. Вот это и есть основной радиобиологический парадокс –несоответствие между ничтожным количеством поглощённой энергии ионизирующего излучения и крайней степенью реакции биологического объекта, вплоть до летального исхода. Впрочем, отвлеклись от доз.
Даже при одной и той же поглощенной дозе (энергии) эффект в организме может быть совершено различный. Определяется это свойством излучения действовать на живые ткани. Для каждого вида излучения, для всех энергий вычислена и проверена одна из их особенностей – линейная передача энергии (ЛПЭ), то есть сколько энергии излучение отдаст на единицу пробега, и . соответственно, сколько ионов создаст на своем пути.
Произведение поглощенной энергии на взвешивающий коэффициент для вида излучения даст нам эквивалентную дозу. Для эквивалентной дозы единицей измерения в СИ служит Зиверт (Зв). Внесистемная же - бэр (биологический эквивалент рада). 1 Зв = 100 бэр.
Для рентгеновского и гамма –излучения этот коэффициент равен 1, то есть для этих ИИ 1 Гр= 1Зв.

Вроде бы все учли. А нет, оказывается, каждая ткань нашего организма по-разному реагирует на ИИ, и радиочувствительность у них разная. Впервые это обнаружили еще на заре 20 века французы Жан Бергонье и Луи Трибондо. Они утверждали, что клетки тем чувствительнее к облучению, чем быстрее они размножаются, чем продолжительнее у них фаза митоза и чем менее они дифференцированы.
С небольшими оговорками, понятными в-основном специалистам, это правило, которое так и назвали – правило Бергонье -Трибондо актуально и по сей день, да и в будущем вряд ли изменится.

Так вот, для каждой ткани и органа установлены так называемые коэффициенты радиочувствительности, для организма в целом – этот коэффициент равен 1. И если мы умножим эквивалентную дозу на этот коэффициент для тканей – то получим эффективную дозу. Повторюсь, для всего организма (при общем облучении) эквивалентная доза будет равна эффективной. Измерять ее будем тоже в зивертах. Используют ее только для оценки риска возникновения отдаленных последствий облучения чаще в отдельных органах.

Все эти единицы – они ретроспективны. Для постоянного же контроля и прогнозирования облучения – используют понятие мощности дозы[b, то есть характеристика интенсивности излучения. Как правило, измеряют мощность экспозиционной дозы – Кл/кг*с, внесистемная - рентген/час. Можно использовать и мощность поглощенной дозы – Гр/с; или рад/с и все их производные. Зная мощность дозы – можно рассчитать и безопасное время нахождения на загрязненной территории, и наоборот – рассчитать дозу за заданное время и т.д.

И напоследок – про облучение, которому мы подвергаемся постоянно.
Нормальный радиационный фон составляет до 0,20 мкЗв/час (20 мкР/час). Нормативного значения естественного фона вы не найдете нигде, просто потому что его не существует.

Формируется он за счет космического излучения; излучения рассеянных в земной коре, воздухе и других объектах нашей среды природных радионуклидов; излучения искусственных (техногенных) радионуклидов.
На долю первых двух факторов приходится большая часть облучения, доля искусственных в повседневных условия крайне мала (естественно, не берем ВУРС, Чернобыльскую зону отчуждения и пр.) Из природных больше всего должен волновать газ радон, источником которого является наша с вами Земля, из которой он и выделяется постоянно, формируя в около ¾ от дозы внутреннего облучения. Газ тяжелее воздуха, так что проводите в подвалах поменьше времени, а если этого не получается – почаще и потщательнее их проветривайте.

За сим - до свидания, следующая тема – про эффекты в организме и меры медицинской защиты от ИИ

механизмы действия ионизирующих излучений на организм.

Вспомним правило Бергонье-Трибондо – чем быстрее делятся клетки живой ткани - тем она более радиочувствительна. Объясняется это достаточно просто – вспомним про митоз и что это такое. Один из этапов митоза – удвоение ДНК (напоминаю, что пишу самыми простыми словами, не для специалистов, поэтому прошу знающих отнестись снисходительно).

ДНК – самая большая и длинная молекула в клетке, поэтому при облучении какая-то доля частиц или фотонов ИИ непременно на нее попадет и повредит. Это – прямое повреждающее действие на ДНК и органеллы клети.

Не забываем, что практически на две трети организм состоит из воды, которая также подвергается ионизации с образованием очень активных радикалов Н и ОН. Процесс этот называется «радиолиз», т.е. разложение молекулы воды под воздействием ИИ. Радикалы эти взаимодействуют как между собой, так и с окружающими биомолекулами, также повреждая их. Это – непрямое действие радиации , т.е. обусловленное продуктами радиолиза воды. Уже нетрудно догадаться, что на прямое повреждающее действие приходится около 30% эффекта (но тут сильно зависит от вида и мощности излучения), а на непрямое – порядка 70%.

Если в результате повреждений клетка получила сильные повреждения и погибла сразу – то это так называемая интерфазная гибель, то есть не зависящая от стадии митоза. Для такой формы гибели нужны достаточно большие дозы ИИ, поэтому не делящиеся клетки более радиоустойчивы. С повреждением ДНК совсем другая история. Как мы все помним – это двойная спираль, но еще она закручена вокруг специальных белков – гистонов и плотно уложена в ядре. Для примера – возьмите нить, скрученную из двух, намотайте на какие-нибудь папильотки и сомните в ком – примерно так ДНК и находится в ядре. А теперь потыкайте в этот ком узким длинным ножом – это мы имитируем повреждение ДНК ионизирующим излучением. И даже несмотря на все механизмы регенерации ДНК, полностью клетка восстановить ее структуру не сможет. Разрывы одной нити – все просто, из биологии все помним А-Т, Г-Ц; а если разрыв двухнитевой, да еще и не один а несколько? Представляете сложность восстановления таких повреждений. Получаем – клетка жива, все ее органеллы работают нормально, и тут она входит в митоз, пытается удвоить и разделить генетическую информацию - а из-за повреждений ДНК это невозможно и она гибнет. Это так называемая репродуктивная гибель клетки.

Какой из всего этого вывод? А такой, что при одной и той же дозе излучения клетки, которые не делятся – продолжают работать, а интенсивно делящиеся – гибнут.

Самые интенсивно делящиеся – это все эпителиальные клетки (кожа нас интересует в меньшей степени, а вот про эпителий кишечника чуть позднее) и кроветворные клетки, то есть костный мозг.

Начнем с костного мозга. При дозе облучения до 10 Грей именно его повреждение будет определять клиническое течение болезни. А поэтому и название - костно-мозговая форма острой лучевой болезни (ОЛБ) .
Давайте по фазам болезни.

1 стадия - это так называемая первичная реакция на облучение, первые минуты-часы после облучения. В организме в это время образуется огромное количество радиотоксинов – то есть обломков молекул и продуктов их взаимодействия между собой. Именно их наличие и определяет симптомы этого периода – головная боль, легкая дезориентированность и самый главный – тошнота и рвота. По выраженности тошноты и рвоты можно даже приблизительно оценить тяжесть поражения. Затем радиотоксины выводятся из организма и наступает

2 стадия болезни – период мнимого благополучия. Помним, что высокодифференцированные клетки радиоустойчивы, и зрелые клетки крови – лейкоциты и эритроциты именно такие. Тромбоциты – это вообще не клетки, и также устойчивы к действию радиации. Одно исключение – лимфоциты, они гибнут сразу и даже зрелые. Однако период жизни зрелых клеток не так уж и велик – эритроцитов – до 60-90 суток, лейкоцитов и тромбоцитов – до 2-недель. Человек чувствует себя еще хорошо, но лейкоциты и тромбоциты постепенно уходят вследствие естественной убыли , а на смену им из пораженного костного мозга ничего не приходит - большинство клеток костного мозга погибло, а выжившие еще не успели размножиться до необходимого количества. И к 8-10 суткам наступает

3 стадия – разгара острой лучевой болезни. Наверно, уже успели догадаться, что определяющими признаками этого периода будет резкое снижение количества лейкоцитов и тромбоцитов. Как следствие из этого - резкое угнетение иммунитета и свёртывающей способности крови. Гибель в этом периоде и происходит из-за инфекционных осложнений и повышенной кровоточивости, все лечебные мероприятия направлены на их устранение.
Затем количество стволовых клеток крови постепенно восстанавливается, их уже хватает на пополнение крови и организм переходит в стадию восстановления, которая может длиться многие месяцы, но жизни уже ничего не угрожает.

Все это свойственно для доз до 10 Гр.
Если доза выше 10 Гр – тут уже не справляются восстановительные возможности клеток кишечника. Помним, что внутренняя поверхность кишки - это складки (крипты), покрытые кишечным эпителием, стволовая клетка кишечного эпителия находится на дне этой складки и интенсивно делится, а дочерние ее клетки поднимаются вверх по крипте, а затем слущиваются в просвет кишки. Если же на замену им ничего не придет - поверхность кишечника оголится и он полностью утратит все свои функции.

Это – кишечная форма ОЛБ. На нынешний момент – абсолютно смертельная, лечить ее еще не научились. Организм даже не доживает до выраженных изменений в системе крови, гибнет раньше.

Если доза свыше 20-30 Гр в организме образуется такое количество радиотоксинов, что справится с ними он уже не может и гибнет от расстройств гемодинамики и отека мозга.

Это - токсемическая форма ОЛБ.

Если же доза облучения превысит 100 Гр – человек погибнет в ближайшие сутки от церебральной формы ОЛБ – то есть доза ИИ настолько велика, что повреждаются даже очень устойчивые к излучению нейроны..

Помню, что обещал еще про радиозащитные препараты, но с Вашего позволения – в следующей теме, уже получилось достаточно много для восприятия.
Всем спасибо за внимание, как обычно – готов к обоснованной критике, все Ваши пожелания и замечание будут учтены в дальнейшем посте.

Принципы физической защиты – незыблемы, это защита временем, экраном и расстоянием, плюс еще СИЗ, которые защищают от попадания радионуклидов внутрь организма. Но есть еще и так называемая медицинская защита – то есть с использованием медицинских препаратов. Явление повышения радиоустойчивости организма открыто не так давно – конец 40-вых – начало 50-тых годов 20 века, когда З. Бак и Г.Патт описали несколько соединений, при применении которых наблюдалась значительно большая выживаемость животных, облученных в летальной дозе .
С тех пор не осталось ни одного класса соединений, которые радиобиологи не проверили бы на радиозащитный эффект.
К настоящему времени классификация противолучевых средств выглядит так :
1. Радиопротекторы. Это вещества, кратковременно повышающие устойчивость организма к ионизирующим излучениям.
2. Средства поддержания радиоустойчивости организма. Это не их основной эффект, но защищают и от пролонгированного (длительного ) облучения.
3. Средства борьбы с первичной реакцие на облучение.
4. Средства помощи при инкорпорации радионуклидов.
5. Средства профилактики ранней преходящей недееспособности.
Ну давайте по порядку.
Радиопротекторы.
Несмотря на множество препаратов, обладающих радиозащитным эффектом, в практике нашло применение не так много из них. Суть их действия – как бы снизить эффективную дозу облучения, то есть уменьшить эффект излучения на организм. Помните, наверно, что защититься от прямого действия ИИ медикаментозно не получится. Только от непрямого действия(радиолиз воды и повреждение свободными радикалами). Эффективность радиопротекторов оценивают величиной ФИД (фактор изменения дозы).Это отношение равноэффективных доз для радиозащищенных организмов к не получавшим радиопротектор. Чаще всего оценивают по соотношению среднесмертельных доз.
Учившиеся в советское время помнят пенал с цистамином в индивидуальной аптечке. Цистамин – как радиопротектор сейчас не производится по ряду причин – достаточно высокая токсичность, плохая переносимость, медленно развивающийся эффект и т.д. В основе его действия – способность «перехватывать» свободные радикалы, образующиеся при радиолизе воды. Доля повреждений от ИИ при непрямом действии, как мы помним, достигает 2/3 от всех повреждений. ФИД для цистамина – примерно 1,5.
В США аналогичный препарат, с таким же механизмом действия, который называется гаммафос, применяется до сих пор.
Сейчас у нас на снабжении стоит препарат Б-190 с несколько иным механизмом действия. Он избирательно сужает сосуды в костном мозге. Как следствие – уменьшение притока крови, кислородное голодание, замедление деления клеток, уменьшение количества образовавшихся радикалов - все это и есть повышение радиоустойчивости, то есть при той же дозе биологический эффект будет меньше.
Что нужно запомнить – все радиопротекторы эффективны только при приеме ДО облучения. После свершившегося факта воздействия ИИ – бесполезны.
Защищают только от излучения в дозе до 10 Гр, то есть от доз, вызывающих костномозговую форму ОЛБ. Если доза больше 10 Гр – они неэффективны.
Средства поддержания радиоустойчивости организма.
В отличие от радиопротекторов, эффективны и при хроническом облучении, при высоких дозах менее эффективны, чем радиопротекторы. Сохраняют эффект и при лечебном применении, то есть при приеме после облучения.
Их механизм связан со способностью вызывать мобилизацию защитных сил организма, активизировать постлучевое восстановление клеток.
Препаратов этих много, перечислю наиболее значимы из них. Первый - диэтилстильбестрол – синтетический аналог эстрогена, женского полового гормона. Уже понятно, что женщины в силу пола более устойчивы к радиации, да?
К ним же относятся все иммуномодуляторы – препараты, стимулирующие иммунитет. Но самые доступные – так называемые адаптогены – обычные настойки женьшеня, элеутерококка, лимонника. От поражающих доз они не защитят, но общий эффект ослабят. Кроме того – как уже писал, эффективны и после облучения.
Средства борьбы с первичной реакцией на облучение.
Если организм все-таки получил дозу ИИ больше одного грея, то наступит острая лучевая болезнь. И первый ее период так и называется - первичная реакция на облучении. Самые неприятные ее проявления – тошнота и рвота, они же больше всего и влияют на бое- и работоспособность. И препараты – от нее, как уже догадались – противорвотные. Раньше это был этаперазин, теперь - ондасетрон (латран). Причем, лучше в инъекционной форме. Таблетки при рвоте – напоминает издевательство, не так ли? Ну и совсем уэ в тяжелых случаях применяют нейролептики – аминазин и пр.
Средства помощи при инкорпорации радионуклидов.
Если при человеке не оказалось респиратора или противогаза, или же он съел загрязненные продукты – то радионуклиды из организма надо выводить.
С невсосавшимися все просто – промывание желудка, любой сорбент и солевое слабительное. Но есть и специальные сорбенты - которые работают только с конкретными представителями радионуклидов. Это Ферроцин, который уменьшает всасывание цезия на 90-95%, рубидия и таллия – чуть меньше. Сульфат бария - для изотопов стронция, альгисорб (альгинат натрия с гиалуроновой кислотой) – для предупреждения всасывания изотопов стронция, бария, свинца, рутения, циркония
Из дыхательных путей – отхаркивающие препараты. Все вы их знаете – не раз пили при кашле.
Если же изотоп уже всосался из пищеварительного тракта или дыхательных путей - применяются так называемые комплексообразующие соединения. Это вещества, образующие прочную связь с металлами и облегчающие их выведение. Наиболее известный – пентацин. Связывает плутоний, америций, церий . Тримефацин - уран и плутоний. Если не оказалось под рукой ничего из этого – поможет и тиосульфат натрия, и унитиол. Унитиол – недавно агрессивно рекламировавшийся «Зорекс», при похмелье – чуть более чем бесполезен, а вот при отравлении тяжелыми металлами, в том числе и радионуклидами – вполне себе эффективен.
Ну и отдельно в этом ряду стоит йод. При взрыве атомной бомбы радиоактивного изотопа йод-131 образуется очень немного, а вот при работе реактора – накапливается значительное количество. В одном из своих постов уже упоминал – защита от него – калия йодид, ну или спиртовая настойка. Суть защиты йодом – защита только щитовидной железы. Уж так она устроена, что в ней накапливается основная масса йода, поступившего в организм. Она из него потом гормоны синтезирует. Железе этой совершенно неважно, стабильный он будет, или радиоактивный. Но если насытить ее стабильным – радиоактивный она поглощать не будет и он спокойно выведется.

Средства профилактики ранней преходящей недееспособности
Ну и про печальное. Ранняя преходящая недееспособность ( РПН) - симптомокомплекс, развивающийся при облучении организма в дозах, вызывающих церебральную форму лучевой болезни - летальную, исключающую выживание. Применение медицинских средств защиты в этом случае проводится с целью сохранения боеспособности военнослужащих в течение нескольких часов, необходимых им для выполнения боевой задачи, несмотря на облучение в потенциально смертельной дозе. Простыми словами – они уже умерли, их не спасти – ну как атака мертвецов в первую мировую, за исключением того, что там было химическое оружие.. Но можно сохранить в сознании и способности действовать хотя бы несколько часов. Достойная альтернатива вместо того, чтобы валяться в собственной рвоте, не так ли? Тут поможет препарат БИАН. Ну, или как замена ему – никотинамид или даже кофеин.
Про водку и другие спиртосодержащие жидкости.
Миф о радиозащитной способности спирта оказался настолько живуч, что в начале 2000-х было проведено целое исследование. Результаты - не совсем обнадеживающие. Никаким радиозащитным эффектом спирт не обладает. Впрочем, как адаптоген и противотревожное средство – вполне себе справляется.

На этом, наверное, закончу. Кому было интересно – спасибо за внимание, как обычно – критика приветствуется. Если в комментариях будет много вопросов – постараюсь обобщить их в отдельный пост.
Книговик 2019-12-29 02:36:26 #
Жизнь в Европе изнутри. Как оно на самом деле для простого человека.

Всем желаю здравствовать! Очень долго читаю ЯП как гость и вот не выдержала душа. Много всякой информации о жизни в Европе, добавлю свои пять копеек. Хотелось бы поделиться впечатлениями о проживании в Европе, в частности, в Баварии, а еще точнее - в Мюнхене.

Итак, начнем...

Хочу сразу уточнить, речь пойдет именно о полноценном проживании со всеми прелестями европейской жизни (налоги, обязательные страховки, прочие обязательные платежи, социальные выплаты и т.п.), а не о краткосрочном приезде на отдых.

Ну, поехали!

Вы переезжаете на ПМЖ в Германию. В загранпаспорте стоит заветная "национальная виза" сроком на 90 дней. Сразу оговорюсь, чтобы было понятно: я приехал сюда по воссоединению семьи, жена работает, поэтому пособие не светило.

В течении этих самых 90 дней я был обязан прописаться, встать на учет в медстраховку (Krankenversiherung), получить вместо визы пластиковую карточку на временное проживание, где стоят мои данные. Разрешение на проживание временное, только после 5-ти лет проживания в браке в Германии дают разрешение на постоянное проживание, а так каждый год продлевают. Но это в моем случае в течении 5 лет, в других случаях по-другому. Есть еще ПП (поздние переселенцы (Spätaussitler-ы) по немецкой линии и переселенцы по еврейской линии, но тут уж я не силен, хотя, в общих чертах знаю).

Таким образом немцы страхуются от фиктивных браков, ведь если Вы приехали к жене и семье то, по определению, и должны с ними проживать, т.е. у Вас должна быть прописка по одному адресу и другие признаки совместного проживания и ведения хозяйства. Но это все лирика, продолжим...

Итак, Вы ступаете на баварскую землю полноправным жителем (имеете все права, кроме права голоса на выборах). Меня встретила жена, сели мы на S-Bahn (аналог наших электричек и, что греха таить, покомфортнее, по крайней мере тех, что раньше были) и началось движение в новую жизнь. Квартиру мы сняли заранее, за год до моего приезда, поэтому, я точно знал адрес, где буду жить, в отличие от поздних переселенцев по немецкой линии и переселенцев по линии еврейской эмиграции. Позже расскажу все по пунктам. Приехали домой, врезали коньячку "с приездом" и завалились спать...

Ну, а теперь, о достоинствах и недостатках европейской жизни. Почему европейской, а не немецкой? Потому, что по всему Евросоюзу законы, регулирующие отношения человека с человеком, человека с бизнесом и человека с государством примерно одинаковы и нет нужды заострять внимание на отдельных мелочах законов разных стран. Законы стран "большой тройки" ( по-моему это так называется) - Германия, Франция, Италия почти одинаковы, а мнение восточной мелкоты никого не интересует, "тройка" продавливает то, что ей выгодно.
Ну-с:

Пункт первый. Аренда жилья.

В Мюнхене это большая проблема и вот почему: Мюнхен считается самым дорогим городом Германии по уровню жизни. Здесь сосредоточены крупные предприятия немецкой промышленности: БМВ, МАН, Сименс, Баварская фильмстудия и т.д., плюс (по слухам) капитал третьего рейха (недалеко от Мюнхена есть поселок Грюнвальд (Grünwald), так вот там живет вся эта элита, поговаривают , что все наследники тех далеких шишек, но это по слухам), поэтому народ сюда ломится. Следовательно, квартиросдатчики заламывают цены потому, что спрос превышает предложение. На одну квартиру порой приходится до 100 (я не оговорился!) претендентов и арендодатель выбирает квартирантов по одним, ему ведомым, критериям.

Начали искать жилье.

Вы находите объявление в газете, в интернете, через знакомых и прочее. Смею заметить, нужен язык на достаточно приличном уровне, т.к. арендодатель предпочитает арендатора со знанием языка (речь идет о частных владельцах квартир, о фирмах недвижимости поговорим позже.) потому, что ему в дальнейшем с Вами общаться по разным бытовым вопросам. Знакомые со знанием языка помочь, конечно, могут при аренде квартиры, но шансы на получение слишком малы, т.к. хозяева относятся с предубеждением к иностранцам без знания языка. Можно, конечно, нанять переводчика (это будет служить косвенным доказательством Вашей платежеспособности), но это дорого. Минимум 30 евро в час. Ладно.

Вы должны принести с собой Ваши зарплатные ведомости за последние 3 месяца, трудовой договор (собственник смотрит, постоянный он или временный. С временным, как правило, можно забыть о жилье). Как в России, только с паспортом, квартиру снять не получится потому, что если вы перестанете платить, то у хозяина будут проблемы с Вашим выселением, т.к. это делается через суд. Он не может даже просто зайти в квартиру, где Вы живете, предварительно не согласовав с Вами свое посещение. Да и то, для посещения, должна быть веская причина (жалобы соседей, постоянный шум, подозрения на противоправную деятельность и т.п.). Просто "зайти посмотреть" он не может, т.к. это запрещено законом. Вы платите аренду и это Ваша приватная территория.
Арендодатель согласился сдать Вам квартиру. Однокомнатная на окраине Мюнхена стоит от 450 евро без учета коммунальных (Nebenkosten) платежей (Kaltmiete) и электричества. Коммуналка стоит от 150 евро в месяц. Сюда входит отопление (на каждой батарее стоят счетчики тепла) по норме, потребление горячей воды. В некоторых квартирах стоят счетчики холодной воды ( в частных домах и таунхаусах почти везде), в некоторых нет, т.к. стоимость холодной воды входит в оплату коммунальных платежей. Если Вы перерасходовали тепло или воду, то будете доплачивать по итогам года (Jahresabrechnung). Обычно люди доплачивают в первый год аренды, т.к. не знают параметров данной квартиры. Почему это происходит? Подсчитать расход тепла и стоимость израсходованной горячей воды я не смог, т.к. управляющая компания под разными предлогами не дает стоимость куба горячей воды. Стоимость же гигакалории тепла вообще темный лес, т.к. нам года с три назад поставили счетчики тепла с дистанционным съемом показаний, так что пропала даже призрачная надежда выяснить это у проверяющего. Доплаты в первый год доходят до тысячи евро и больше в год. Мы заплатили в первый год около 800 евро (все я, привык в России). Бывает, конечно, меньше, но после прихода такого счета люди начинают резко экономить.

Если квартиру Вам сдает маклер, то он получает комиссионные (Provision). Это те деньги, которые Вы заплатите маклеру. Обычно маклеры берут 2 или 3 суммы чистой арендной платы (Kaltmiete), без коммуналки. Т.е., если вы сняли квартиру за 500 евро Кальт, то Вы должны отдать маклеру от 1000 до 1500 евро. Эти деньги Вы не вернете, если только маклер Вас не наколол очень уж очевидно. Договор аренды, обычно, привозит маклер, а по немецким законам, если он знал заранее о каких-то косяках и не предупредил, то Вы можете через суд потребовать свои деньги назад. Это будет считаться мошенничеством (Betrug) со стороны маклера и ему не поздоровится. Но это только в том случае, если Вы сможете доказать умысел со стороны маклера. Как правило, здесь все проходит честно потому, что маклеру невыгодно обманывать в открытую. Конечно, если он увидит, что может Вас наколоть без проблем для себя, то в 95% случаев так и поступит, т.к. честность в бизнесе здесь редкое явление.

С 2016 года немцы приняли поправку к закону, по которой маклера обязан оплачивать тот, кто его нанимает. Как правило, хозяева квартир платить не хотят ( для немца, в большинстве случаев, отдать лишние 10 евро – катастрофа, совсем, как в фильме «Брат-2»: «Все просто так, кроме денег»), поэтому маклеры мухлюют с оплатами, но не очевидно, т.к. попадать под раздачу с полицией желающих мало.

Наконец договор подписан. Вы платите залог арендодателю (Kaution, а это, как правило, та же сумма, что и Provision), но эта сумма возвратная. И вот именно поэтому надо в акте приема-передачи (Ubergabeprotokol) указывать все, до мельчайших подробностей: сколы на дверях, косяки напольного покрытия, в общем все, что заметите. Стесняться здесь - себе дороже, т.к., в противном случае, Вы рискуете при выезде потерять свой залог. Многие недобросовестные арендодатели (Vermieter) пользуются этим и не возвращают деньги, т.к. процедура оценки здесь проста: у каждого арендодателя есть домашняя страховка (Hausratversicherung), которая и покрывает эти расходы. Он вызывает фирму, она выставляет предложение по цене ремонта и все... За любую царапину, которую в России дядя Вася пальцем замажет, здесь потребуют хорошие деньги. Такими разводами здесь страдают, в основном собственники из Восточной Европы (исключение - чехи, сам не знаю, почему), турки, ну и прочие представители густонаселенных и малоразвитых стран. Немцы, в основной своей массе, так не делают.

Электричество.

Стоит оно здесь не очень дешево (последнее уведомление пришло на 29 центов/киловатт). .Вы можете сами выбрать поставщика (Anbieter) электроэнергии, но разницы, как правило, большой нет. Вам устанавливают месячный платеж (у меня сейчас 90 евро в месяц на семью из 4-х человек), исходя из состава Вашей семьи и площади квартиры, которые Вы сами заполняете на бланках, присланными Вам по почте поставщиком и по истечении года, на основании показаний счетчика, Вам или снижают или повышают месячный платеж. Такая система работает на поставщика. Если Вы в течении года экономили электричество, то Вам пересчитают платежи следующего года в минус без учета предыдущей переплаты(по крайней мере у нас так), т.е., фактически, Вы кредитуете поставщика беспроцентно. Российская система помесячного съема показаний электросчетчика выглядит, на этом фоне, намного справедливей. Но если Вы перерасходовали, то Вам поднимут оплату и пришлют счет на доплату. Здоровая конкуренция в этом сегменте рынка практически отсутствует, т.к. все поставщики покупают энергию у генерирующих компаний и перепродают ее потребителям ну и, плюс ко всему, немецкие законы стоят на страже интересов больших фирм и корпораций. Им нет особой нужды заботиться о клиентах, т.к. договор поставки электроэнергии Вы можете расторгнуть только раз в год, в течении ноября. Вам надо написать письменный отказ от услуг (Kündigung), положить в конверт и отослать по почте поставщику. Можно и по факсу, но сейчас это редко используется и вот почему: в последние три года, а особенно после наплыва беженцев, за которых всем платит государство, все крупные компании стали бороться за клиента довольно своеобразным способом: по закону, после получения отказа они должны прислать Вам подтверждение (Bestetigung) в получении. Но в последнее время стало очень много случаев имитации неполучения отказа. Т.е. компании включают дурака и начинают тянуть время до истечения месяца. Потому, что почта в Германии( по умолчанию законодателей) работает без сбоев и если письмо не дошло - сам дурак. Естественно, при пропуске сроков договор автоматом пролонгируется еще на год, а то и на два. И лучше отправлять с уведомлением о вручении, но это стоит денег (около 10 евро, если не ошибаюсь), потерянного времени из-за похода на почту и прочих приятных вещей. Правда, справедливости ради, надо отметить, что не все компании еще настолько оскотинились, но тенденция пугающая. Конечно, Вы можете обратиться к адвокату и в суд, но деньги, которые Вы там потратите, намного превысят Ваши убытки от недобросовестного поставщика. На это и сделана ставка. Тему с судами и правоохранительной системой обсудим ниже.

Продолжаем.

Покупка и доставка мебели и бытовых приборов.
Квартиры и дома, как правило, сдаются без мебели. Конечно, есть исключения, но за такие деньги, что проще купить все новое.

К примеру: сдается квартира по подходящей цене и все Вас устраивает, и хозяин согласен, но сдает он квартиру непременно со встроенной кухней, за которую Вы должны ему отдать, скажем, 2000 евро. Вы говорите, что кухня Вам не нужна. Тогда Вам ставится ультиматум, что или так, или никак. А в связи с непростой обстановкой на рынке аренды, Вам придется соглашаться (если, конечно, у Вас не припасено варианта про запас). Таким образом, безвозвратные потери из Вашего бюджета могут составить при аренде трехкомнатной квартиры, стоимостью 1200 евро в месяц, около 5000 евро. Т.е. эти деньги вы выбрасываете на ветер. Ну бог с ними. Заехали. Первое время спите на полу, подыскивая мебель. Напомню, разговор сейчас идет о работающих людях, о социальщиках (т.е. о тех людях, которые получают социальное пособие) расскажу позднее, там совсем другая система. Итак, вы приехали в магазин, выбрали мебель, оплатили, назначили время доставки по согласованию с работником магазина. Не надо думать, что благодаря немецкому орднунгу Вам привезут все точно в срок, немецкого здесь мало что осталось, такая же лотерея.


Привезли. Все в разобранном виде, стиралка, посудомойка, духовка, варочная поверхность и холодильник упакованы, остальное представляет собой груду плоских и длинных коробок, сваленных на проходе. Если Вы отказались от услуг мастеров по сборке и установке, ненавязчиво предлагаемых магазином, то всю ответственность за какие-нибудь косяки или, не дай бог, аварии с коммунальными сетями несете сами. Система доения лоха-потребителя здесь поставлена так, что наши манагеры и чинуши рыдают от зависти!
Словом, если у Вас есть страховка от домашних катаклизмов (а она здесь недорогая, около 200 евро в год), то Вы спокойны. Но это только в том случае, если установку и подключение к коммуникациям проводили сертифицированные специалисты, а стоят они!!! К примеру, подключение стиралки обойдется Вам около 200 евро ( приезд-уезд спеца около 50, 3 часа работы по 50 евро в час, а время они тянуть любят). Если в комплексе стиралка и посудомойка, немного дешевле, т.к. на приезде-уезде сэкономите. Электрик то же самое. Словом, аттракцион невиданной щедрости со стороны клиента и источник хорошего настроения мастеров. А еще сборка кухни, резка отверстий под мойку и плиту около 400 минимум и... В общем, считайте сами. Страховая покроет убытки только в том случае, если у Вас сохранились счета от этих вымогателей. В противном случае семейный бюджет рухнул, ведь даже Вы сами, как в России, не сможете устранить соседям повреждения, ибо на каждый вид ремонтных работ Вам необходимо разрешение от Палаты мастеров (Handswerkkammer), которое вы сможете получить только будучи предпринимателем и только отучившись и сдав соответствующие экзамены. Про эту сферу я расскажу позже. В общем, удовольствие обладания новым интерьером обойдется Вам еще примерно в 1000 евро. Это не считая стоимости кухни и мебели, а кухня, должен Вам сказать, самая средняя со встроенной техникой среднего класса и холодильником, стоит здесь около 4000 минимум. Конечно, можно найти и дешевле, с польской или турецкой техникой, но это - сами понимаете…

Наконец мебель собрана, установлена, кухня начала жужжать и производить пищу и хорошее настроение. Врезали коньячку на радостях и поехали дальше в дальнейшее путешествие по квартирному вопросу.


Общедомовой порядок.

Как только Вы подписали договор аренды, Вы получаете ключи от квартиры, от подвала, если он есть, (Keller), подземного гаража (если есть) и почтового ящика. Если Вы потеряли ключ от квартиры, то Вы не сможете заказать копию без согласования с собственником потому, что этот ключ подходит и к подъездной двери, и к мусорке (они все под замком и приписаны к одному подъезду или дому), и к гаражу, общему входу в подвал, к сушилке и прочим местам общего пользования. В общем, ко всем хозяйственным помещениям Вашего подъезда или дома. Называется он главный ключ (Hauptschlüssel).

В случае утери ключа Ваш придомовой завхоз (Hausmeister) будет вынужден поставить везде новые цилиндры замков, а стоимость данного мероприятия, учитывая количество жильцов и стоимость одного универсального цилиндра около 40 евро и стоимость изготовления одного ключа минимум 15 евро, можете посчитать сами. Конечно, есть дополнительные пункты в домашней страховке, но они стоят дополнительных денег.

Собственник должен либо Вам дать разрешение на изготовление, либо сам заказать потому, что ни одна мастерская без документов о собственности не сделает Вам этот ключ, во избежание дальнейших проблем по обвинению в содействии краже. Заказываете таблички со своим именем на подъездную дверь, на почтовый ящик, на входную дверь. Здесь нет номеров квартир, везде фамилии. Эту процедуру завхоз делает бесплатно. Далее Вам дают листок с общедомовым распорядком(Hausordnung): шуметь и производить шумные работы нельзя с 13 часов до 15 часов и с 19 часов до 7 часов. Есть еще всякие ограничения, но это зависит от дома. У нас, например, нельзя устанавливать спутниковую антенну снаружи, чтобы она не портила вид здания. Ну а о висящих на всеобщее обозрение трусах и прочих предметах интимной гигиены - запрет (Verbot)!


Ну, по квартире, вроде все написал. Да, вот еще всем вам на сладкое: в Германии существует один очень интересный сбор со всех жилых помещений, так называемый GEZ. Величина его составляет 15 евро в месяц с каждого жилого помещения, в котором стоит любое устройство приема информации. Даже мобильный телефон подпадает под эту категорию. В общем, любое жилое помещение. Суть этого сбора в следующем: официально он собирается для поддержки двух государственных телеканалов: ZDF и ARD. По-моему эти, хотя точно не знаю. А неофициально - налог на право получать информацию. Это не плата за антенный кабель, за него платится в квартплате. Да и не важно все это, схема доения интересна. Собирает эти деньги частная фирма при поддержке государства. Вроде бы не обязательно платить эти деньги, но там так все хитро обставлено, что платить ты обязан. И эти деньги идут туда, куда не знает никто. Все сильно сомневаются, что сами каналы хоть что-то с этого получают, но стоит прикинуть количество жилых помещений в Германии (а сейчас сюда надо добавить еще те помещения, где живут беженцы, т.к. за них платит государство, т.е. перекладывают деньги из одного кармана в другой) и примерно прикинуть сумму за каждый месяц. Платон, говорите? Ну-ну!

Отношения с соседями.

Это вообще песня немецкого образа жизни! Конечно, если Вам мешает шум, перфоратор в неурочное время, прочие веселости, типа носящихся над головой детей всевозможных представителей самой мирной религии (а детей у них много и делать они могут все, что хотят) то, конечно, Вы можете зайти и сказать соседям о неподобающем поведении. Но это может закончиться плохо, т.к. на вас могут настучать в полицию (а они это любят), что Вы им и бедным детям грозили, у детей и родителей стресс, они хотят обследоваться у психолога, пролечиться от нервов и т.п., причем, Вас могут заставить им платить Schmerzengeld (буквальный перевод – болевые деньги или моральный ущерб, по-простому). В общем, у Вас будет полный зад хороших вещей. А вот полицию Вы можете вызвать, но должны будете заплатить за вызов ( по крайней мере за вызов на улицу 35 евро платит вызывающий), ну и доказать, что бегали слоны наверху и сломали люстру. Так Вы получаете моральное удовлетворение, но то, что полицаи что-то смогут сделать – большой вопрос. В общем, в правилах общежития, много чего интересного, все описывать – водки не хватит, но все в таком ключе, как описал выше: шаг влево, шаг вправо – попытка к бегству, прыжок на месте – провокация.

Все, устал на сегодня. Все ж таки первый раз здесь. Потом другие темы разовью, если не запинаете. Пока.
Конец первой части.


Часть вторая. Автомобили.

Снова все здравствуйте.
Очень понравилась предыдущая дискуссия по поводу начала жизни в Германии. Тогда держите вторую часть – про автомобили.
Хочу продолжить мое повествование о жизни в Германии. На этот раз речь пойдет об актуальных, для каждого человека, вещах, а именно: автомобили и все, что с этим связано.
Итак, Вы задумали, по приезду, приобресть себе средство передвижения на четырех (или двух, что совершенно несущественно, поскольку все действия практически одинаковы) колесах.
Способы приобретения такие же, как в России: частник, небольшие площадки по продажам (типа наших рынков) и официалы. Расскажу о каждом способе подробно.
Первый. Частник.
Эта категория граждан продает машины так же, как у нас: Вы находите машину ( неважно каким способом: интернет, газета, объявление в магазине и т.д), созваниваетесь или списываетесь с хозяином и назначаете время встречи для просмотра. Часто интересные варианты находятся далеко, но это никого не останавливает, т.к. 400-500-600-700 км. для Германии не проблема, автобаны без скоростных ограничений. Можно низко лететь сколько машина позволяет.
Приехав на встречу ( я подразумеваю, что Вы знаете язык или с кем-то, кто знает) смотрите машину и читаете договор. Варианта покупки два: либо на старых номерах, либо снятую с учета.
Если машина снята с учета, тогда Вам надо будет купить транзиты и страховку. Все это можно приобресть в ларьках около Zulassungstelle (МРЭО по нашему) , где маленькие фирмочки делают номера. Схема проста: заходите в любой (их много около каждого здания регистрации автомобилей), говорите, что Вам нужны транзиты и страховка. Минимум, на какой срок это дается-5 дней (по крайней мере мне так сказали). Отдал я за все это в районе 100 евро. Но понадобятся права и паспорт. С российскими правами Вы, если живете в Германии, можете ездить только полгода с момента въезда, потом надо пересдавать.
Ездить без номеров по Германии Вы не можете, влепят штраф, а могут и машину эвакуировать. Поэтому, когда договорились, подписали договор или на словах, отдаете деньги и берете 2 документа: маленький техпаспорт (Fahrzeugschein) и большой зеленый лист с данными авто и владельцев (Großbrief, по-моему так говорится), аналог нашего ПТС. В идеале хорошо бы сервисную книжку по всем ремонтам, но бывает, что ее нет.
Если Вы покупаете машину на старых номерах, то ездить можете совершенно спокойно. Здесь нет доверенности, как у нас, можно даже ездить по простой ксерокопии техпаспорта. Просто садитесь в машину и едете. Поэтому часто просят машину куда-нибудь съездить, просто берут техпаспорт у знакомого и вперед.
Для того, чтобы снять машину с учета Вам нужны техпаспорт, ПТС и номера. Сделать это можно в любом месте на территории Германии. Просто приходите в любом городе или городке, где есть отделы по всем этим делам (Zulassungstelle) и просто подаете в окошко номера и два документа. Показывать машину, а тем более сверять номера не надо, всем до фени, если у Вас на руках техпаспорт и ПТС. Считается, что ПТС должен храниться дома или в сейфе. Теоретически, если Вам удалось утянуть или найти оба документа на машину, можете снять с учета и переоформить без проблем без хозяина и договора. Работник просит Вас удалить наклейку техосмотра с номера, для чего в каждом отделе стоит сверлилка с фрезой. Бросаете номера в корзину, платите сбор, забираете бумаги. Все.
Поставить на учет немного сложнее. Для этого Вам надо иметь страховой номер. Делается это так: сначала Вы заключаете договор со страховой. Можно предварительно сравнить цены на сайте. Вводите все данные по машине, предположительный годовой пробег, в гараже или на улице стоит машина, безаварийный стаж ну и еще что- то. Калькулятор рассчитывает и выдает список страховок с ценами. Какая понравилась - выбираете нажатием кнопки. Можете туда позвонить, а можете написать прямо через сайт. Но и здесь надо все внимательноь смотреть потому, что сменить страховую Вы сможете раз в год, в ноябре или когда снимете машину с учета. В этом случае действие страхового договора прекращается с момента снятия машины с учета. При постановке на учет страховая присваивает Вам страховой ИД номер, который сразу появляется в базе службы учета.
Вы заходите по талону ожидания куда вызовут, отдаете паспорт, доки на машину, права. Вас спрашивают, хотите ли вы какой-нибудь особенный номер, например 7777 или 0001. Если Вы иэъявили желание и номер свободен - 20 евро (по моему) и до свидания. Далее топаете с бумажкой от работника в кассу, платите, идете в ближайший ларек, Вам там делают номера ( занимает около 3-х минут), платите деньги за номера ( от 25 до 35 евро, в каждом ларьке по разному), идете в отдел, Вам клеят наклейку с техосмотром и все. Больше времени занимает ожидание и беготня.
Вот если нет техосмотра, то Вам будет весело без номеров. Без техосмотра машину на учет не поставят. Надо будет тащить машину на прицепе или эвакуаторе на станцию техосмотра. Там ее проверят и, если все в порядке, выдадут бумажку. Стоит техосмотр 86 евро или около того. Если же эти кашалоты чего-то нашли - напишут список на компе и вперед, устранять неисправности. Купить не получится, все заносится в компьютер и жестко контролируется. Поэтому, никто не рискует, денег немного, а влететь можно крепко, здесь за обман государства дают больше, чем за убийство, плюс все госдолжности будут закрыты.
Лучше подписывать договор купли-продажи потому, что в договор Вы можете вписать пробег на спидометре на момент продажи, прежний владелец может проставить то, что машина не имеет серьезных дефектов по ходовой, двигателю и коробке, что она не была в аварии (Unfallfrei), цену покупки и вообще все, что Вы попросите туда вписать. Другое дело, что не каждый продавец согласится столь подробно все расписывать, но километраж, цену, отсутствие аварий и отсутствие серьезных проблем советую вписывать и вот почему: по немецким законам, если продавец умолчал о серьезных неисправностях авто, как то: двигатель жрет масло, была в серьезной аварии, скручен пробег (а это вообще уголовное преступление) либо другие серьезные вещи, которые сразу не проявились, то Вы можете в течении 14 дней (либо позже, но уже с привлечением каких-либо инстанций, или без них, по соглашению с продавцом) вернуть авто и забрать деньги.
Многие недобросовестные продавцы, особенно не немцы, часто грешат именно тем, что нарассказывают непонимающим людям, а потом пытаются сделать вид, что сам дурак, не смотрел хорошо. Да, существует такая форма договора "купил как видел" ( Gekauft wie gesehen), но и там можно пободаться, правда шансов мало.
Почему желательно цену вписывать в договор:
При аварии (если Вы не виноваты) оценщик (Gutachter) руководствуется специальной программой, которая считает ущерб согласно расценкам, установленными (по-моему, но могу ошибаться) официальными автоцентрами, а они немаленькие. К примеру, заменить задний тормозной шланг на Форд Мондео стоило мне в 2011 году 130 евро, без стоимости шланга. За замену ремня ГРМ мне насчитали 1300 евро, пришлось послать официалов и сделать в другом за 400. Посему, может случиться так, что Вам страховая выплатит полную стоимость машины, при этом авто может остаться у Вас. Это происходит в тех случаях, когда сумма ущерба равна или превышает стоимость авто по договору. У меня было именно так: мне тетенька прилетела сзади в фаркоп, но до моего бампера доехала. Насчитали мне около 2600 евро, но оценщик (гутахтер) сказал, что страховая все равно срежет выплаты, это у них вид спорта такой. Т.е. все посчитано официально, но они заплатят меньше. Машину я брал за 2500 по договору. Мне выплатили 2100 и оценщик посоветовал не барагозить, затаскают по судам. По типу: получи что дают и чеши отсюда. Еще мне было сказано, что если я продолжаю ездить на этой ремонтированной машине и, если произойдет еще одна авария с этими же деталями (естественно не по моей вине), то следующий ремонт оплачен не будет.

Вообще, рынок и принципы страховых услуг на автомобильном направлении здесь очень интересен и своеобразен. Очень многие, как только поймут принцип действия, начинают этим с большим успехом пользоваться.
Как это выглядит:
Есть ушлые, которые используют автостраховку, чтобы получить денег за старую машину. Т.к. никто не проверяет, что стало с машиной после аварии, люди получают денег со страховой, снимают машину с учета (страховую уже не интересует судьба этого железа), разбирают и продают по запчастям. Двойной профит. Есть те, кто просто довольствуется полученной суммой. У меня был случай на перекрестке; загорелся зеленый, передо мной был старый мерс-очкарик с немцем за рулем из сословия офисных работников. Он поехал, ну и я за ним. И этот конь резко тормозит, ну и… Правда скорости почти не было, у него на заднем бампере снизу отщелкнулся фартук (который я быстренько защелкнул обратно, он даже вякнуть не успел, тем самым лишив его изрядной суммы) и у меня на бампере волосяная трещина. Тот вызвал полицаев, приехали, слупили с меня 35 евров, зафиксировали все и отчалили. И вот благо, что я сделал фото его и своего бампера: этот дяденька написал в страховку, что повредил шею при ударе сзади. Причем это было подтверждено врачом. Страховая попросила меня прислать фото аварии, что и было сделано. После этого тишина.
Отвлекся, тема интересная. Продолжаем.

При возврате авто продавцу, он вернет Вам цену по договору. Ну это как у нас, суд руководствуется официальными бумагами.

Второй: небольшие площадки (стоянки) для продажи машин.
Ну, здесь вообще широчайшее поле деятельности. Владельцы этих площадок арабы, турки, румыны, албанцы и другие, ну все понятно. В последнее время они стали оформлять немцев, как директоров или совладельцев потому, что купить у них машину - лотерея, где часто покупатели проигрывают. Наговорят с три короба, что купив у них машину ты будешь всю оставшуюся жизнь рыдать, не переставая, от счастья, что честнее цены не найдешь по всей Европе и т.д. и т.п. Многим это знакомо. Но когда просишь внести в договор вышеизложенные позиции, энтузиазм резко идет на убыль потому, что случись что - он попадет капитально, а за скрученный спидометр посадят. Поэтому те люди, которые покупают у них машину по договору, сразу едут на диагностику и проверяют. Те редкие немцы, которые занимаются этим бизнесом, намного честнее. К примеру: смотрели как-то раз машину знакомому, нашли Jaguar S-Type по хорошей цене, но немец-продавец сразу сказал, что эта машина только на экспорт, т.е. за пределы ЕС. Это значит, что у машины есть какие-то критичные поломки или ошибки, или неисправности, которые он , при продаже авто в Германии, обязан озвучить. Поэтому обломались. Словом, кто не рискует - тот не пьет. С радости или с горя - как повезет.
Третий: официалы.
Здесь, в принципе, все ясно, но тоже надо держать ухо востро. Любители впаривать всякие дополнительные опции, писать на договорах мелким шрифтом и.т.п. Правда поспокойнее, но и дороже, соответственно. Также у официалов можно брать и подержанные и лизинговые машины. Правда лизинговые расхватывают по своим потому, что можно взять годовалую бэшку с небольшим пробегом за полцены. Поэтому такие варианты в широкой продаже редки.
Гарантия, обслуживание машин, взятых у официалов, как правило, головных болей не вызывает, но везде есть исключения из правил. В массе своей все нормально, но дорого.

Автостраховки.

Страховка от ущерба третьему лицу. ОСАГО. Haftpflichtversicherung.

Самая простая страховка. Покрывает нанесенный Вами ущерб при авариях. Правда есть нюансы. К примеру: Вы едете на летней резине после 15 октября. Дорога сухая, снега нет, все в порядке. Авария, Вы виновны (не дай Бог, конечно, это я к слову). Страховая Вас пошлет.
Вы пьяны сверх нормы(по-моему 0,3 промилле, точно не помню, знаю только, что после двух бутылок пива могу ехать). Пошлет.
В общем, все те нюансы, что и у нас.
Если Вы не виноваты.
В данной ситуации не все так однозначно. Есть ситуации, где все очевидно (равнозначный перекресток и прочие очевидные вещи). Здесь все просто.
В ситуациях, где возможны интерпретации произошедшего, лучше найти и записать данные свидетелей либо ездить с регистратором. Это достаточно неплохой вариант, особенно в тех случаях, когда противная сторона не подозревает о его наличии в Вашей машине. Я не призываю делать гадости и подленько потом хихикать. Но, в некоторых случаях, регистратор реально спасает и экономит немало времени и средств.
Расскажу реальный случай применения регистратора, произошедший со мной.
Как описывал выше, произошла небольшая авария, где немецкая дама-водительница решила одеться на фаркоп моей машины. Мне-то ничего, а вот ее повозка VW Caddy основательно подбила глаз и сделала дырку в бампере. Произошло это вот почему: при повороте налево на односторонку под кирпич, навстречу мне, выехал микроавтобус. Естественно, я резко тормознул. Ну дама и… Тот шофер быстренько нажал на газ и сбежал. Дама начала на меня наезжать, что я резко тормознул без особых на то оснований, на что я ответствовал, что на встречке была машина. Дама заявила, что ничего не видела и там никого не было, а тормознул я исключительно из вредности ( в этом случае полиция рисует обоюдку). Но после показа регистратора дама сразу охолонула и сказала, что она забыла про встречную машину. Ну потом был суд, судья приняла видео как доказательство (я проходил как очевидец), ну и бегуну влепила на всю катушку. Оказался не немец. А так бы была обоюдка, но регистратор принес мне в объективе 2100.

Делаете фото ДТП (лучше с привязкой к местности и крупным планом повреждения), чем больше, тем лучше. Берете у виновника название его страховой компании и, в принципе, можете разъезжаться. Это в том случае, если небольшое ДТП. Крупное ДТП и с раненными или еще хуже, обязательно требует присутствия полиции. Может понадобиться помощь других служб, они сами сориентируются. К слову сказать, это направление здесь работает как часы. Скорую, пожарников, полицаев все пропускают, потому, что штрафы драконовские (в районе 300 евро, точно не знаю, не штрафовали). А, не дай Бог, кто-то не пропустил спецавтомобиль и из-за этого человек остался инвалидом или хуже, то проще свалить из страны, чем выплачивать. Поэтому, заслыша сигнал, все лезут куда попало, даже на красный, лишь бы машина проехала.
Дальше созваниваетесь или списываетесь со страховой, регистрируете у них ДТП, получаете номер страхового случая (Schadennummer) и можете гнать машину в сервис. Многие гонят к официалам потому, что там дают подменную машину и меньше головных болей с бумагами, т.к. они сами решают все вопросы со страховой. Вам только позвонят и скажут, когда забирать машину. Вы на это не потратите ни копейки, все оплачивает страховая.

Частичное КАСКО (Teilkasko)
Идет в дополнение к ОСАГО, и добавляет немного стоимости к страховке (примерно 15-20 евро в месяц). Как правило, все оформляют эту опцию с частичным самостоятельным покрытием (Selbstbeteiligung). У меня, например это 150 евро. Как это работает. Ехал я по автобану, прилетел камушек, на стекле небольшое повреждение. Если оно меньше или равно двухцентовой монете, то Вам по страховке автостекольная фирма ( я езжу в Carglas) отремонтирует бесплатно, страховая ей оплатит. Мне это так понравилось, что я 4 раза к ним ездил, они меня уже узнавали. Если повреждение большое и стекло под замену, то Вы оплачиваете 150 евро, остальное платит страховая. Есть такие же условия насчет града, вандализма, но я не сталкивался, не скажу.

Полное КАСКО. Vollkasko.
Думаю, все понятно, разжевывать нет смысла. Эту страховку используют, в основном, фирмы. Для обычного человека она дороговата, но делают.

Цены на страховки.
Начинающий водитель платит немаленькие деньги. В первый год это, примерно, 150-200 евро в месяц. Потом, если ездишь безаварийно – снижается. У моего знакомого после 12 лет безаварийной езды около 30 евро в месяц ( по крайней мере он так говорил, не проверял). Еще сумма платежей зависит от годового пробега: больше ездишь – больше платишь. Все это можно посмотреть на сайте в Германии (называть не буду, чтобы не было рекламы). Но при аварии с виновностью с Вашей стороны платежи сразу повышаются. Конечно, страховая предложит Вам, сначала, самому возместить ущерб, но если в аварии пострадал Бентли или БМВ, то ну его нафиг.
В среднем, народ платит около 50 евро в месяц. Если у Вас две, три и т.д. машины на семью, то будет небольшая скидочка, но не больше. Никто свои деньги не отдаст.
Топливо.
Бензин и дизель здесь тоже не дешевы. Бензин (аналог нашего АИ-95) стоит сейчас от 1,30 до 1,40, в зависимости от заправки. Когда нефть упала в 2015, топливо подешевело примерно на 20% (бензин был около 1,10), но ненадолго. Дизель стоит от 1,10 до 1,20.Газ от 0,55 до 0,75.
Из Польши, Чехии, Австрии возить не дают, штрафуют. Можно везти только 10 литров в канистре, если больше – штраф около 100-ки.
Парковки.
В основном, за пределами центра, бесплатные. У торговых центров и магазинов ограничены по времени (есть специальные часики на панель), запарковался – ложишь. Многие ушлые иногда ставят время позже, чем запарковался, но, как правило, не прокатывает. Ходят специальные люди и смотрят. Если увидят, что время стоит позже, чем запарковался ( например поставил в час, а выставил пол-второго) – сразу влепят 15 евро. Если просрочил минут 15-20 – могут и подождать, на кого нарвешься. А если бросил тачку у магазина на целый день – готовь около 300 евро за эвакуатор. Вообще, система интересная. По сути, можно, скажем, прийти через два часа ( как правило время разрешенной парковки час или два) и переставить часы. Но не тут-то было. Я так на штраф налетел. Переставить-то я переставил, но машину не двигал. А эти гады ставят маяки. Кладут на колесо разные веточки, фотографируют с привязкой на местности, да много хитрушек. Но и мы не лыком шиты: достаточно сдать назад и проехать немного вперед со смещением. Это я уже потом стал делать. Не из-за того, что вот надо мне здесь поставить машину, а потому, что заказ надо было делать, а парковок не было. И все. Хитрушки идут лесом. Видел один раз, как на меня парковщик смотрел : дай ему вместо глаз спаренные пулеметы…
Также парковки вдоль дорог и на обочинах, в специальных карманах. Машина с номерами может стоять где угодно и сколько угодно ( разумеется без нарушений). Машина без номеров не может стоять на улице нисколько, т.к. хозяин не платит страховку и налог. Сперва приклеят красный бумажный круг на стекло с требованием убрать, потом вывезут и могут влепить штраф (если найдут). Прицеп может стоять на таких парковках не более 2-х недель. Принцип отслеживания тот же самый, что и на парковках у магазинов – с маяками. Но вот машина без номеров может стоять на прицепе-транспортере сколько угодно, правила парковки распространяются только на прицеп.
Парковки в центре города ( а он определяется по, так называемому, внутреннему кругу Innenring) сплошь платные. Стоят они по разному: чем ближе к самому центру, тем дороже. Например, в районе главного вокзала Мюнхена, парковка стоит 3 евро в час. Можно сэкономить, заплатив сразу за сутки около 20 евро. Я зарекся ездить в центр на машине, если только мне не надо в торговый центр со своей парковкой. Упаси Вас Бог встать на тротуаре или на велосипедной дорожке, как это у нас любят. Это подарок для любого пешехода или велосипедиста. Наблюдал картинку один раз: Румынский Рейнжровер заблокировал в центре велосипедную дорожку, а я сидел кофе пил в кафе. Ну и эти румынские дяденьки вышли и тусуются с важным видом. Едет на велике простецкий немец, шваркнулся не сильно о машину ( ну а как же, едет по правилам, дорожка заблокирована, растерялся и т.д.) и упал. Полицаи, скорая румыны забегали, ихняя братва подъехала, объясняет полицаям, что не местные, не знали. Тем пофиг, человек пострадал – попали. Чем закончилось не знаю, но , думается, румыны на деньги хорошо попали и еще машину ремонтировать. Вообще, на машине сейчас ездить стресс еще тот. Дети беженцев летают на великах где придется, носятся с мячиками где попало, столько немцев уже так влетело! А полицаи им ничего предъявить не могут, типа они же законов не знают и у них не так, поэтому сами смотреть должны.

Ремонт и автосервис.
Отдельная песня. Занимаются все, кому не лень (вернее, кто наскреб денег на разрешение, а оно здесь недешевое, около 15000). Нормо-час стоит от 30 евро (это типа ара-сервисы), плюс запчасти, разводят - мама не горюй! Особенно румыны, турки, арабы, поляки и т.д. Наши сервисы есть тоже, с ними попроще договориться, все-таки менталитет общий. Но вот с представителями незалежной в качестве автомеханика! За всех не скажу, но те, к кому ездил! Евреи не то что плачут – рыдают в три ручья всем Израилем! А с представителями густонаселенных и малоразвитых регионов капец! У них обмануть – это в крови! Причем, он не понимает, что так не должно быть! Знакомый заехал к арабам масло поменять – движок стукнул после этого, фиг что докажешь. Одно: иди в суд, а это, позвольте сказать, только сначала около 500 евро, а потом по нарастающей. Ну и года полтора напрягов. Проще движок поменять, благо, что здесь, если ты меняешь мотор на такой же, то переоформлять не надо, так же, как и цвет. Хоть кисточкой крась, в техпаспорте цвет не стоит. Но если ты поменял конструкцию (например, поставил спортивный руль, поставил фаркоп и т.д., кроме дисков и насадки на глушитель) и не зарегистрировал изменения с отметкой в техпаспорте – нахлобучат, вплоть до полного запрета эксплуатации, ну а штраф-то обязательно. Поэтому ремонт машины здесь та же лотерея. Нет, конечно, можно загнать к официалам, но: во-первых, никто не застрахован от некомпетентных работников, среди которых сейчас все больше пришельцев, а руки у них только фрукты собирать, во-вторых, могут так накосячить, что будешь года три по судам бегать и кучу денег выложишь, ну и, в-третьих – цена. Цена там минимум 100 евро/нормо-час, плюс запчасти, и на каждый вид работ все расписано. Знакомый купил мерина 10-летнего е-класса, в идеальнейшем состоянии, с ремонтной страховкой, оплаченной допгарантией и т.п., словом полный фарш. Купил за 10000. Не понравился ему звук цепи (ну вот дотошный он! Но при покупке состояние машины затмило все!), погнал на мерседес-центр. Оставил, два дня делали диагностику, позвонили: «Приезжайте». Поскакал. Приехал, а ему говорят: «Мы ничего не нашли все в порядке, с вас 280 евро за диагностику». Запустили двигатель, он им говорит: «Ну вот же что-то щелкает, что это?» Не знаем. В общем поменяли ему цепь за 4800 – звук не пропал. Поменяли стартер за 1200 – звук есть. Хотели уже до маховика добираться менять за 3500 (как он рассказал, я ему склонен верить потому, что я такого мата даже от нашего боцмана, когда служил, не слышал). Не дал. Слава богу продал он эту машину. В общем, все то же самое, как везде, только доильный аппарат больше и производительней.
Свои две машины чиню сам, запчасти покупаю в Интернете.
Вроде все озвучил про машины, а может и нет. При таком объеме и забыть немудрено. Если что спросить – пишите, отвечу.
Конец второй части.



Часть третья.

Здравствуйте все.

Сегодня постараюсь вам всем рассказать о различных страховках в Германии: как об обязательных, так и о добровольных. Люди с Неметчины подтянулись к дискуссии, так что, поправят, если я что не так скажу.

Итак, главная страховка — медицинская (Krankenversicherung). Она существует для того, как Вы уже догадались, чтобы оплачивать Ваши посещения врачей, различные медицинские процедуры, обследования, оборудование (ортопедическая обувь, шины при переломах, костыли, ингаляторы и т. д.), пребывание в больнице и т. д., словом все, что связано с медициной.


Но и здесь не все так шоколадно. Существует 2 вида медстраховок: государственная (gesetzlich) и негосударственная (privat), т.е. частные страховые компании. У каждого вида есть свои плюсы и минусы. Рассмотрим каждый вид в отдельности.

Государственная медицинская страховка.

Как правило, она заключается с наемными работниками, но бывает так, что и с предпринимателями, поскольку предприниматели обязаны, в большинстве случаев, заключать приватную страховку, т.к .по доброй воле, никто частную страховку не хочет заключать. Вот и пролоббировали себе кормушку. Исключение составляют варианты так называемой семейной страховки. Это происходит тогда, когда один из супругов работает, а второй нет, или второй является небольшим предпринимателем с годовым доходом не более 17500 евро.

Но и тут есть подводные камни, т.к. страховые компании никогда себя не обманут. Если у второго супруга чистая прибыль по предпринимательству составит более 366 евро в месяц, и он блольше нигде не работает, то он будет вынужден оплачивать страховку сам. Т.е.: если предприниматель зарабатывает 366 евро в месяц чистыми, то он вынужден платить минимум 160 евро страховки.

Приватная страховка

Клиент сам решает, как платить данную страховку. Может сам, может поручить работодателю. Цена подороже, ( как ребята рассказывали). Но: к врачу без очереди, палата в больнице всегда одноместная или, край, двухместная. Но, почему-то, все от нее отпихиваются. Ну и перейти опять на государственную не получится, не дадут, закон такой. Сколько стоит — не знаю, не интересовался. Знаю только, что дороже.

Теперь о величине платежей и что за эти деньги Вам предоставят.

С наемного работника вычитают из «грязной» зарплаты 15,9%, но не менее 160 евро и не более 760 евро в месяц (если я не ошибаюсь). Ребенок прицепляется к тому из родителей, у кого зарплата больше, или, если двое и более детей, делятся между работающими супругами.

За эти деньги вы получите: бесплатные посещения врача, которого можете сами выбирать, ограничений нет. Видимость демократии, только разницы особой нет, у всех врачей все стандартно: спросит, если надо - послушает стетоскопом и постучит по клавиатуре, занося в базу и выписывая рецепт. Самодеятельность со стороны врачей не приветствуется, т. к. потом (если что с кем случится) хватит врачу головных болей. Народной медициной и не пахнет.

Страховые компании предлагают стандартный набор: первая помощь, обследования ( и то не все покрывают, когда жена была беременная, пришлось за 2 обследования платить самим, т. к. если мы хотим расширить сферу покрытия страховой, должны заключить с ними доп. договор, ну и платить больше), в общем, описал выше. Пребывание в больнице оплачивает страховая, вот 10 евро в день платишь сам, вроде как за питание, фиг знает, в счете так стояло.


Стоматология платная ( бесплатна только первая помощь при острой боли и (или) удалить больной зуб). Хочешь лечиться бесплатно — плати в страховку дополнительно, а это немало. Поэтому многие ездят в Восточную Европу, Россию и т. д., потому, что здесь ценники - космос. Например, вылечить коренной зуб (удалить нерв, прочистить и запломбировать каналы) мне обойдется от 350 евро. На следующей неделе пойду, времени нет в Калининград ехать. Еще и косячат. Да как! Знакомый протезировал зубы (верхняя челюсть), отдал что-то около 28000 за перед и боковушки, так третий год судится с врачом-немцем. Тот, мало того, что наделал всякого ( знакомый ест с трудом, все чем-то полоскает, вроде протезы не приживаются) , так еще и на него вину спихивает. В общем, деньги на ветер.

Самое интересное: получателям социальной помощи (а их, к слову сказать, по последним данным, в Германии около 12 миллионов) и «несчастным» беженцам все лечат и протезируют бесплатно. Есть знакомые-социальщики, рассказывали, но может и свистят, но зубы у всех идеально отремонтированы. Работягам же большим и шоколадным по губам, должны малоимущим помогать. Этим малоимущим вообще, практически, все бесплатно. Ну да ладно, лирика все это. Я сам в России зубья лечил.

Лекарства.

Есть какие-то бесплатно по рецепту, но за большинство надо платить. Разговор идет о работающих людях, не о получателях социальной помощи, там вообще другая ситуация. Детям все лекарства бесплатно, все медицинские приборы в аренду дают в аптеках, надо только залог оставить. За пользование прибором (например электрический ингалятор) берут небольшую плату. За детей покрывает страховка, взрослые платят сами.

Больницы.

В целом — нормальные. Протечек нет, штукатурка не отпадывает. Я был только в одной (жена там рожала), вроде ничего. В других — так же. Злых врачей в больницах не встречал, да я и был-то там один раз и то, как посетитель (слава Богу!). В палату можно в уличной обуви и верхней одежде. Лопать приносят в палату, на специальных подносах с отделениями вместо тарелок. Перед этим заполняют листочек с противопоказаниями в еде, пристрастиями, наклонностями. Врачебные противопоказания и показания входят в стоимость, за остальные хотелки — отдельная плата. Было так, сейчас не знаю, можете поправить. Хотя, жена отлежала 6 дней, прислали счет на 60 евро. Вроде был за питание.

Кровати все на колесах, называются, вроде «многофункциональная кровать», которая спереди и сзади поднимается, штанга, чтобы держаться, когда встаешь, ну вы поняли. Кому тяжело ходить — просто возят на процедуры и компонуют больных в палатах и на этажах как нужно. Рядом с палатой у нас была комната с кофе-машиной, чаем, чайником, водой, бутылки, стаканчики и т. п. Режима в больнице, как такового, нет.

Что еще?

Скорая — особая статья. Они все частные. Но оборудованы, конечно! Станции скорой помощи размещены так, чтобы везде можно было успевать не позднее 10 минут. Ездят по всяким вызовам, новот если вам вздумается на температуру вызвать или ушибленную руку посмотреть - не прячьте ваши денежки по банкам и углам! Страховка покрывает только случаи, непосредственно угрожающие жизни и здоровью, ну и перевозку маленьких детей. Все остальное платно. Уже писал, дочке с сотрясением вызвали скорую, жена с ними поехала, а я следом на машине. Через неделю пришел счет на 560 евро. Переслали в страховую, та оплатила. Так скорая прислала еще один счет на 10 евро, за перевозку жены, заплатил сам. Про такси социальщикам слышал, но для этого надо получит разрешение в Социаламте, а это не быстро и работники амта косоротятся. Вообще, цена данного вопроса 30-40 евро, так что не стоит заморачиваться, хотя эта категория людей старается выбить по максимуму.

Прием в травмпункте — тоже скандинавская сага. Сын повредил локоть (где-то стукнулся, надулась шишка), поехали в больницу. Отдельных травмпунктов нет, приемный покой. Приехали в 11 вечера, были 4-ми в живой очереди. Но эти козлы начали пропускать вперед муслимов, которые повалили толпами, типа дети же у них и надо быть толерантными. Пока не рявкнул и не достал телефон для, якобы, съемки — ноль реакции. В общем, прошли в час ночи, ему намазали какой-то мазью, забинтовали и все! Даже рентген не сделали! Идите, мол, к своему домашнему врачу, пусть он вам рентген назначает. А у нас платно. Вот так! Сказать, что я припух слегка — не сказать ничего. Вообще, здесь что-то заставить кого-то делать по нормальному очень сложно. Врачи вообще ни за что не отвечают.

А в последнее время стали беженцев интегрировать на работу в больницы, без образования и языка. Ходят дамочки в платках с презрительными рожами и тычут иглой куда попало, уколы ставить не умеют. Массажисты с Ближнего Востока в больницах работают. Это мне знакомая рассказала, лежала в больнице. Сказала, что больше ни ногой, лучше в другую страну лечиться. Ничего утверждать не могу, но на 99% так и есть. И сказать ничего нельзя, сразу за расизм орут. Естественно, в дорогие частные клиники их и на выстрел не подпустят. Так что, сами думайте.

Конечно, за живые деньги вас и помоют, и оближут, и плясать вокруг будут, но лечение в Германии сейчас, по-моему — это скорее дань моде 90-х. Но это мое, сугубо личное мнение. Вот примерно так.


Пенсионная страховка (Rentenversicherung)


Ничего особого, все как везде. Отчисляете (через работодателя) около 10 процентов от грязной з/п и свободны. Самостоятельные предприниматели платят пенсию по желанию. Никто не заставляет. Есть, правда, дополнительные пенсионные страховки, но это тоже по желанию. В пенсионной страховке есть приятный бонус (был, по крайней мере, сейчас не знаю). При выходе на пенсию, страховая выплачивает пенсионерам то ли накопительную, то ли страховую часть, а это немаленькие суммы. Вот поэтому немцы называют Мерседесы "Seniorenauto" (пенсионное авто, сам слышал много раз, когда работал с ними на фирме). Мечта каждого немца — новый Мерседес, а мечта его жены — норковая шуба. И вот эти мечты воплощаются в жизнь с выходам на пенсию. Но это происходит у небольшого процента пенсионеров, не задавался вопросом почему. Отец знакомого отработал здесь 15 лет и пенсия у него 160 евро. Это просто информация.


Страховка от безработицы. (Arbeitslosversicherung)

Примерно 2 % от грязной зарплаты. На случай, если тебя уволят. Если увольняешься сам, то первые 3 месяца не платят ничего.

Принцип действия: (расскажу точно, т. к. сам недавно был уволен).

Сначала с уведомлением об увольнении от работодателя пошел в Арбайтсамт (Agentur für Arbeit). Там встал на учет, поговорил с работником, мне назначили персонального помощника, кто будет отвечать на мои вопросы и решать возникающие проблемы. Поговорить я с ним смог один раз за три месяца.
Потратил я на это целый день, но торопиться некуда, солнышко светит, все в порядке. Дали мне кучу формуляров для заполнения, пожелали хорошего дня и Auf Wiedersehen!

Пошлепал я домой заполнять бумажки. Т.к. я еще и небольшой предприниматель, то обязан уведомить Арбайтсамт об этих доходах тоже. Здесь стоит упомянуть о расчетах выплат пособия по безработице. Они берут зарплату за последние 12 месяцев и от этого высчитывают 67%. Но в моем случае они сумму выплаты уменьшили на сумму моих доходов от предпринимательства, но эти доходы не пошли в счет расчетов моих выплат. В общем, кинули. Ну да ладно, ничего не поделаешь. Мне шеф написал, что если я повышу квалификацию ( а это было официальной причиной увольнения), то он меня возьмет обратно, т. е. гарантийное письмо для чиновников. Отправили меня на курсы, но не на повышения квалификации, а стали учить, как правильно искать работу и что говорить на собеседовании. Это большая частная учебная фирма, и (такое подозрение) они в доле с чиновниками, т. к. за таких, как я платит государство и немало. К примеру, курс немецкого языка на 6 месяцев стоит 200 в месяц. А там таких как я 4 этажа по 40 аудиторий по 20-30 человек в группе. В общем, когда я сказал, что бессмысленно здесь терять время, ответили на курсах, что решают не они, а Арбайтсамт, не буду ходить — лишат пособия, которое и так небольшое. Размер пособия составил 900 евро в месяц при средней зарплате 1600. Пришлось ходить, но курсы повышения так и не дали, пришлось искать работу. Вообще, тенденция здесь складывается интересная: со мной в группе учились два негра (прожив в Германии около 20 лет очень плохо говорят по-немецки, у одного 4 детей, недоволен, что бесплатно не дают хорошую квартиру), 2 беженца ( Ирак, Иран, перуанка, две румынки, испанка, болгарка, две полячки, хорватка, наша русская женщина, итальянка и итальянец). Я это к чему: никому из нас и европейцев не дали направления на учебу. Этому с 4-мя детьми сразу направление на 3-х годичное профессиональное образование на повара (второй нашел работу сам), иракцу сразу направление на учебу на мастера строительных машин. Нам и европейцам большую фигу. Не отказывают открыто, но и не дают. Да и ладно, устроился уже. Так что здесь такая же фигня, как везде. Квартира 1200, а пособие 900. Слов нет, доплачивали бы, но у них установка: как можно скорее спихивать на работу. В общем, правильно, принимается. Вроде с этой страховкой все.

Далее.

Страховка «от домашних катаклизмов» (Hausratversicherung)

Покрывает всякие домашние аварии: ущерб от протечек, пожаров, если телик разбился, в общем всякие домашние случаи. Конечно там много нюансов, но мы выбрали самый простой и дешевый вариант, что-то около 100 в год платим. Основное покрывает — и ладно.

Страховка гражданской ответственности (Haftpflichtversicherung)

Она покрывает всякие проблемы на улице, как-то: ваш ребенок бросил камень или махал палкой и повредил чью-то машину. Вот тут вступает в действие страховка. Случай: пацанята игрались на улице, велики свалены в кучу в стороне. Один толкнул другого, падение на колесо велика, погнул. Пошли в ремонтную мастерскую, мастер выписал оценочную ведомость, отправили в страховку и все. Мастер и страховая сами разобрались. Он починил, отправил счет в страховку, та оплатила. Ну и всякие похожие случаи. Стоит тоже примерно 100-ку в год.

Адвокатская страховка (Rechtschutzversicherung)

Самая интересная и (в общем-то) нужная страховка. Стоит около 300 в год. Судиться здесь недешевое удовольствие, адвокаты дорогие ( начиная от 200/час), сам суд тоже жрать хочет, в общем- пушной зверище! Эта страховка покрывает все эти расходы. Но там есть какие-то ограничения, точно не знаю, сделаю страховку — напишу. Потому, что если вы будете судиться каждый день из-за брошенного вам под ноги чинарика — ваши платежи по страховке — просто пшик. Поэтому или пошлют вежливо, или предложат консенсус. Все, наверное, помнят наш фильм «Собака Баскервилей», как там один дедушка спустил все свое состояние на суды? Вот теперь я это понял!


Аварийная автомобильная страховка «ADAС»

Есть и другие, но эта самая распространенная, ну и у меня «ADAC+», поэтому расскажу о ней.

Это пакет услуг для помощи на дорогах в экстренной ситуации. Мой пакет «ADAC+» стоит сейчас 110 или 130 ( не помню точно, надо смотреть) в год.

Сюда входит: Помощь на дороге по Европе.
Устранение мелких неисправностей на дороге

Транспортировка неисправного автомобиля до автосервиса,
указанного клиентом

Предоставление подменной машины или оплата проезда до
места назначения

Эвакуация пострадавших вертолетом (если есть необходимость)
и транспортировка в Германию, если авария произошла за
пределами страны.

ну и так далее.

Пример: Клиент поехал в Россию( подразумевается ее европейская часть). Произошла авария (не дай Бог, конечно, просто пример!). Водитель в нетранспортабельном состоянии. Страховка должна доставить машину в Германию ( если того пожелает клиент) и перевезти водителя туда-же (опять же по желанию). Слава Богу, еще не пользовался ни разу, поэтому описываю со слов менеджера. Но договор где-то лежит, надо почитать, освежить. Один раз вызвал, аккумулятор сел, так и то отменил, ребята подъехали, толкнули.



Есть еще куча всяких, но они уже не столь существенны. Я не думаю, что кого-нибудь заинтересует стоимость страховки ногтя мизинца левой ноги от удара о мебель. Хотя, наверное, здесь есть и такие.

Вроде закончил. Спрашивайте — отвечаем!
Конец третьей части.


Часть четвёртая.
Здравствуйте все. Чего-то долго не писал о жизни в Европе. Давайте продолжим наше повествование и повысим уровень образованности о западных финтифлюшках. Ну, это я так, к слову. Начнем.

Захотели Вы поработать и пожить по-человечески. Возникли вопросы: кем, где, на какую зарплату и много другого. Сразу оговорюсь, что работа «в черную» здесь рассматриваться не будет, т.к. в работе «на работодателя» присутствует отсутствие нарушений трудового законодательства (прошу прощения за тавтологию).

Работодателю не выгодно брать людей без оформления, т.к. штрафы для него просто драконовские. Причем я не слышал ни разу про наказание наемного работника, т.к. (по определению) работник и не обязан знать это самое законодательство. И если его обманул работодатель с оформлением (правда, справедливости ради надо сказать, на это здесь способны решиться совсем немногие отмороженные предприниматели, т.к. потом будет просто невозможно восстановить репутацию в глазах государственных контролирующих органов), то работник может «включить дурачка» и отъехать от претензий на совершенно законных основаниях, т.к.трудовое законодательство в Германии стоит на страже интересов работника, а предприниматель – это такой нехороший редиска, который так и норовит объегорить государство, поэтому – подь сюда и отвечай, гадюка, почему решил обмануть? Не обманывал? Мог? Ответишь за то, что мог! Будешь по полгода отписываться и бумажки всякие нам таскать, поганец!

Вот поэтому предприниматели и побаиваются таким образом повышать прибыль. А если работник еще и нелегалом окажется (как сейчас практикуют братья наши меньшие), то можно сразу тушить свет и сливать воду. Посему им и нелегко здесь приходится, безвиз не помогает, да и немцы сами их сдают на раз-два. Ладно, увлекся. Продолжим.

Сейчас Германия испытывает большой дефицит квалифицированных кадров, в связи с известными событиями. Самое что интересное, что перекосы в системе привлечения и подготовки кадров уже настолько запущены ( в смысле непродуманны), что нехватка кадров уже ощущается во всех сферах. Живой пример: чтобы устроиться и работать медсестрой в больницу ( а зарплата у них не очень высокая, в Мюнхене в госбольнице около 1700-1800 евро на руки, а это очень немного, поверьте) надо отучиться 3 года ( а эта учеба стоит денег для иностранца), плюс иметь хороший немецкий, плюс прекрасные отзывы и т.д., и т.п. В общем шансы небольшие. Но, если условия выполнены, то больница получает квалифицированного работника. А поскольку, зарплаты в этом секторе небольшие, а работа - сами понимаете, с пациентами в возрасте, иностранцами, беженцами, которые ведут себя как на родине в плане гигиены и соблюдения общепринятых правил, то, как следствие данной политики, очереди устроиться на работу не наблюдается.

Поэтому, власти Германии стали практиковать то же самое, что власти РФ – замена квалифицированного европейского персонала на, с позволения сказать, персонал из бедных стран. Сказать, что качество услуг изменилось в худшую сторону – ничего не сказать. Причем они трудостраиваются государством в принудительном порядке, так что обычному человеку стало не очень легко найти работу. По крайней мере, в последние два года это очень заметно.

Без немецких бумаг Вы можете претендовать только на неквалифицированную и низкооплачиваемую работу (есть, конечно, еще пара вариантов, но это уже свой бизнес, а с маленькими деньгами это здесь раскрутить очень сложно). Поверьте на слово, вот здесь принцип «без бумажки – ты букашка» действует во всей красе, доходящей до абсурда. Очень много случаев, когда немецкие работодатели не могли взять на работу людей с «золотыми руками» (как правило, это наши соотечественники из РФ, Украины, Беларуси и стран Восточной Европы) только потому, что нет бумаг. Вроде человек все может, проявляет инициативу, готов работать и приносить предпринимателю прибыль – ан нет! Хочешь, чтобы человек у тебя работал – обучай за счет фирмы, но привязать к рабочему месту ты его не сможешь. Поэтому немцы на что отучились – тем всю жизнь и занимаются. Слов нет, практика хорошая, специалисты в своем направлении – дай Бог, но, к примеру, если ему разрешено крутить саморезы на крыше – будет крутить только их, за другое не возьмется. На другую работу надо вызывать другого специалиста, с другими бумажками. А это, соотвественно, еще деньги.

Почему так происходит? Ответ прост – страховые компании. Страховка не оплатит аварийную ситуацию на рабочем месте, если данной работой занимался человек, не имеющий на то разрешения. Отсюда и другие плюшки: все, наверное, помнят, как покойный ныне М.Задорнов рассказывал про нелепые американские законы? Здесь примерно такая же ситуация. На каждый вид работ существует своя инструкция, ну или порядок действий. Если кто-то делал что-то с отступлением и произошло что-то – предприниматель повесится (образно, конечно), потому, что страховка не оплатит. Поэтому здесь все расписано, что, как и почему.

Но, допустим, Вы отучились ( или подтвердили свои иностранные бумаги) и устроились на работу. Буду откровенен: здесь, все-таки, законодательно легче на работе. Если пауза 1 час – значит 1 час. Если в выходные не работаем – значит не работаем. Если вызывают на работу в выходные – двойной тариф, или в процентном соотношении доплата. Есть несколько видов трудовых отношений:

1) Бессрочный трудовой договор.
Это мечта многих работников. Бессрочный договор предоставляет множество преимуществ: очень сложно уволить человека, если он не прогуливает, не напивается на рабочем месте, выполняет свою работу как положено. Его сложно заставить сделать то, чего нет в договоре. Может спокойно отказаться и будет прав. Намного проще получить кредит в банке.
Поэтому многие работают по много лет на одном месте и не жужжат.

2) Временный договор.
Заключается сроком на год (обычно). В течении срока работодатель смотрит на работника и оценивает, можно ли ему дать бессрочный договор. Если что-то не устраивает – просто не продляют и все. Поэтому здесь кобениться и качать права – себе дороже.

3). Договор от рекрутинкого агенства.

Вот это самая задница. Чем плох этот договор? Работник не имеет здесь почти никаких прав. По сути, эти агенства сдают работников в аренду, беря себе часть заработка. К примеру: фирме нужны работники
на склад. Она платит 16 евро в час грязными. Агенство, в свою очередь, платит людям около 12 евро в час грязными. На предложение людей от агенства фирмы, как правило, почти всегда соглашаются. Это выгодно: фирма не несет ответственности за людей, может выкинуть любого и всегда, если что-то не нравится, никаких головных болей с оплатами больничных, отпускных и т.д. Если работодателю приглянулся какой-то работник, то он может его выкупить (и это вполне официально!) у агенства, заплатив кругленькую сумму. Но это бывает очень редко, т.к. суммы немаленькие ( что-то от 5000 евро).
Эта система как раз для агенств, которые работают с работниками из стран бывшего советского блока. Живут они в общагах блочного и секционного типа, где койко-место стоит от 250 евро в месяц. На питание уходит еще около 300. Налоги съедают порядка 30 %. Медстраховка 16 %. В среднем, чистыми, с агенства у них получается около 1200 евро. Минус жилье, питание, проезд, одежда, отдохнуть (а братья меньшие отдохнуть любят, советский блок, как-никак!) – вот и выходит около 600 остается. Но это все равно больше, чем та же средняя зарплата в той же Польше. Там примерно 300-350 евро в месяц грязными. Это со слов самих поляков, и здесь разговаривал, и в самой Польше.
Книговик 2019-12-29 02:40:35 #
подвиги светочей демократии:

1622 – нападение на индейцев в Джеймстауне.
1635-1636 – война с индейцами-алгокинами в Новой Англии.
1675-1676 – война с индейцами, закончившаяся разрушением почти половины городов в Массачусетсе.
1792 – война за захват Кентукки.
1796 – война за захват Теннеси.
1797-1800 – пиратские атаки на гражданские суда Франции.
1800 – восстание рабов под предводительством Габриеля Проссера в Вирджинии. Около тысячи человек было повешено, включая самого Проссера. Сами рабы не убили ни одного человека.
1803 – война за захват Огайо.
1803 – война за захват Луизианы.
1805-1815 – война в Африке за правл США распространять наркотики в мире.
1806 – попытка американского вторжения в Рио-Гранде (тогда – Испанское владение).
1810 – вторжение в испанскую Западную Флориду.
1812-1814 – война с Англией, вторжение в Канаду.
1812 – оккупация запада испанской.
1813 – захват испанского залива Мобайл, оккупация Маркизскиех островов.
1814 – оккупация испанской Пенсаколы.
1816 – нападение на форт Никольс в Испанской Флориде.
1817-1819 – оккупация Восточной Флориды.
1824 – вторжение в пуэрториканский город Фаджардо.
1824 – высадка американского десанта на Кубе.
1833 – вторжение в Аргентину.
1835 – захват мексиканского Техаса.
1835 – вторжение в Перу.
1840 – вторжение на Фиджи.
1841 – геноцид на острове Уполу (Драммонд).
1843 – вторжение в Китай.
1846-1848 – война с Мексикой.
1846 – агрессия против Новой Гранады (Колумбия).
1849 – артобстрел Индокитая.
1852 – вторжение в Аргентину.
1853-1856 – вторжение в Китай.
1853 – вторжение в Аргентину и Никарагуа.
1854 – уничтожение никарагуанского города Сан Хуан дель Норте.
1854 – попытка захвата Гавайских островов.
1855 – вторжение и переворот в Никарагуа.
1855 – вторжение на Фиджи и в Уругвай.
1856 – вторжение в Панаму.
1858 – интервенция на Фиджи, геноцид.
1858 – вторжение в Уругвай.
1859 – нападение на японский форт Таку.
1859 – вторжение в Анголу.
1860 – вторжение в Панаму.
1863 – карательная экспедиция в Шимоносеки (Япония).
1864 – военная экспедиция в Японию.
1865 – вторжение в Парагвай, геноцид, 85% населения уничтожено.
1865 – интервенция Панаму, госпереворот.
1866 – нападение на Мексику.
1866 – карательная экспедиция в Китай.
1867 – нападение на острова Мидвэй.
1868 – многократные вторжения в Японию.
1868 – вторжение в Уругвай и Колумбию.
1874 – ввод войск в Китай и на Гавайи.
1876 – вторжение в Мексику.
1878 – нападение на Самоа.
1882 – ввод войск в Египет.
1888 – нападение на Корею.
1889 – карательная экспедиция на Гавайи.
1890 – введение войск на Гаити.
1890 – введение войск в Аргентину.
1891 – интервенция в Чили.
1891 – карательная экспедиция на Гаити.
1893 – введение войск на Гавайи, вторжение в Китай.
1894 – интервенция в Никарагуа.
1894-1896 – вторжение в Корею.
1894-1895 – война в Китае.
1895 – вторжение в Панаму.
1896 – вторжение в Никарагуа.
1898 – захват Филиппин, геноцид (600 000 филиппинцев).
1898 – вторжение в порт Сан Хуан дел Сур (Никарагуа).
1898 – захват Гавайских островов.
1899-1901 – война с Филиппинами.
1899 – вторжение в никарагуанский порт Блюфилдз.
1901 – ввод войск в Колумбию.
1902 – вторжение в Панаму.
1903 – ввод войск в Гондурас, Доминиканскую Республику, Сирию.
1904 – ввод войск в Корею, Марокко.
1904-1905 – вмешательство в Русско-Японскую войну.
1905 – вмешательство в революцию в Гондурасе.
1905 – ввод войск Мексику.
1905 – ввод войск в Корею.
1906 – вторжение на Филиппины.
1906-1909 – вторжение на Кубу.
1907 – операции в Никарагуа.
1907 – вмешательство в революцию в Доминиканской Республике.
1907 – участие в войне Гондураса с Никарагуа.
1908 – вторжение в Панаму.
1910 – вторжение в Блюфилдз и Коринто (Никарагуа).
1911 – интервенция в Гондурас.
1911 – геноцид на Филиппинах.
1911 – введение войск в Китай.
1912 – захват Гаваны (Куба).
1912 – интервенция в Панаму во время выборов.
1912 – вторжение в Гондурас.
1912-1933 – оккупация Никарагуа.
1914 – интервенция в Доминиканскую Республику.
1914-1918 – серия вторжений в Мексику.
1914-1934 – оккупация Гаити.
1916-1924 – оккупация Доминиканской Республики.
1917-1933 – оккупация Кубы.
1918-1922 – оккупация российского Дальнего Востока.
1918-1920 – ввод войск в Панаму.
1919 – высадка войск в Коста-Рике.
1919 – война против сербов в Долматии на стороне Италии.
1919 – интервенция в Гондурас во время выборов.
1920 – интервенция в Гватемалу.
1922 – интервенция в Турцию.
1922-1927 – интервенция в Китай.
1924-1925 – вторжение в Гондурас.
1925 – военные действия в Панаме.
1926 – вторжение в Никарагуа.
1927-1934 – оккупация Китая.
1932 – вторжение в Сальвадор.
1936 – интервенция в Испанию.
1937 – война с Японией.
1937 – интервенция в Никарагуа, госпереворот.
1939 – введение войск в Китай.
1941-1945 – геноцид мирного населения Германии (Дрезден, Гамбург).
1945 – ядерная атака на Японию.
1945-1991 – диверсионная деятельность против СССР. (Вторжение в воздушные владения – более 5000, парашютных десантов – более 140, прямые диверсии. Общий бюджет – 13 триллионов долларов).
1946 – карательная операции в Югославии.
1946-1949 – бомбежки Китая.
1947-1948 – реколонизация Вьетнама, геноцид.
1947-1949 – военные действия в Греции.
1948-1953 – военные действия на Филиппинах.
1948 – военный переворот в Перу.
1948 – военный переворот в Никарагуа.
1948 – военный переворот в Коста-Рике.
1949-1953 – попытки свержения правительства в Албании.
1950 – карательные операции в Пуэрто-Рико.
1950-1953 – интервенция в Корею.
1951 – военная помощь китайским повстанцам.
1953-1964 – силовые спецоперации в Британской Гайане.
1953 – свержение Моссадыка, получившего на референдуме 99.9% голосов.
1953 – насильственная депортация иннуитов (Гренландия).
1954 – Свержение правительства в Гватемале: Вторжение под кодовым названием Операция PBSUCCESS и государственный переворот со стороны наёмников ЦРУ против президента Хакобо Арбенса, собиравшегося провести глубокую земельную реформу и национализировать земли компании United Fruit Company. После свержения Арбенса наступают четыре десятилетия военного террора и гражданской войны, в которой погибают около 140 тысяч человек. Перемирие в гражданской войне подписывается лишь в 1996 году
1954 — Иран: ЦРУ и британская разведка в ходе операции Аякс организовывают свержение премьер-министра Мохаммеда Мосаддыка. Впоследствии, Иран во время правления Мохаммеда Реза Пехлеви становится важнейшим союзником США на Среднем Востоке.
1956 – начало военной помощи тибетским повстанцам в борьбе с Китаем.
1957-1958 – попытка свержения правительства в Индонезии.
1958 – оккупация Ливана: США интервенируют в Ливанском кризисе
1958 – бомбежки Индонезии.
1958 — Китай: В конфронтации между КНР и Тайванем за острова Цзиньмэнь и Мацзу, США высылают в поддержку Тайваню военные корабли и морскую пехоту
1959 – ввод войск в Лаос.
1959 – карательные операции на Гаити.
1960 – военные операции в Эквадоре.
1960 – вторжение в Гватемалу.
1960 – поддержка военного переворота в Сальвадоре.
1960-1965 – вмешательство во внутренние дела Конго. Поддержка Мобуту.
1961-1964 – военный переворот в Бразилии.
1961 – террористическая война против Кубы с применением бактериологического оружия. Группа поддерживаемых США кубинских боевиков проводит неудачную операцию в заливе Свиней.
1962 — Куба: Во время Карибского кризиса остров подвергается тотальной блокаде.
1962 – карательные операции в Гватемале.
1963-1966 – госпереворот и карательные операции в Доминиканской Республике.
1964 – карательная операция в Панаме.
1964 – поддержка переворота в Бразилии.
1964-1974 – вмешательство во внутренние дела Греции.
1964 — Лаос: Американская авиация и наземные войска проводят военную операцию в северо-восточном Лаосе. После многолетних боёв военное решение признаётся бесперспективным и американские интервенционные войска покидают страну в 1973 году.
1964-1975 – агрессия против Вьетнама: США массивным образом вмешиваются в войну во Вьетнаме. В ходе военных действий в стране находятся до 550 тысяч солдат США. Вывод войск осуществляется лишь в 1975 году.
1965 – госпереворот в Индонезии, геноцид.
1965 — Кажбоджа: США осуществляют бомбардировку приграничных территорий вдоль вьетнамской границы. Таким образом, Камбоджа втянута в войну во Вьетнаме.
1966 – интервенция в Гватемалу.
1967 – поддержка переворота и последующего фашистского режима в Греции.
1968 – охота на Че Гевару в Боливии.
1971-1973 – бомбардировки Лаоса.
1971 – американская военная помощь при перевороте в Боливии.
1972 – ввод войск в Никарагуа.
1973 – переворот в Чили.
1973 – террор в Уругвае.
1974 – поддержка режима Моботу в Заире.
1974 – подготовка агрессии в Португалию.
1974 – попытка переворота на Кипре.
1975 – оккупация Западной Сахары, введение войск в Марокко.
1975 – вмешательство во внутренние дела Австралии.
1975 – атака на Камбоджу.
1975-1989 – поддержка геноцида на Восточном Тиморе.
1978 – военная помощь диктатору, финансирование геноцида.
1979 – поддержка людоеда Бокасы.
1979 – военная помощь повстанцам Йемена.
1980-1992 – военное присутствие в Сальвадоре, спецоперации, геноцид.
1980-1990 – военная помощь Ираку. Миллион погибших за десять лет.
1980 – поддержка и финансирование Красных Кхмеров.
1980 – операция «Гладио» в Италии, 86 жертв.
1980 – карательная операция в Южной Корее.
1980 — Иран: Операция «Орлиный коготь» по освобождению американских заложников в американском посольстве в Тегеране проваливается
1981 – попытка переворота в Замбии.
1981 – военное давление на Ливию, сбиты два ливийских самолета.
1981-1990 – поддержка контрас, терроризм, геноцид.
1982 – вмешательство во внутренние дела Суринама.
1982-1983 – атака на Ливан.
1982 – поддержка геноцида в Гватемале.
1983 — Иран/Ирак: США оказывают военную поддержку Ирану в ирано-иракской войне в обмен на освобождение американских заложников в Тегеране. Одновременно, США снабжают оружием и иракскую сторону.
1983 — Ливан: В составе возглавляемой ими международной коалиции США интервенирует в Гражданской войне в Ливане. В результате ряда террористических актов международная коалиция покидает Ливан.
1983 – интервенция в Гренаду: В результате госпереворота к власти приходит новое правительство, ориентирующееся на Советский Союз. Это приводит к вторжению США на Гренаду
1983 – вмешательства во внутренние дела Анголы.
1984 – сбиты два иранских самолёта.
1984 – минирование заливов Никарагуа.
1985 – финансирование геноцида в Чаде.
1986 – нападение на Ливию.
1986-1987 – нападение на иранский корабль в международных водах, уничтожение иранской нефтяной платформы.
1986 – финансирование и военная поддержка социального террора, захват природных ресурсов.
1986 — Ливия: В качестве акта возмездия за ливийские террористические акты США бомбят объекты в Триполи и Бенгази (Операция «Каньон Эльдорадо»)
1987-1988 – участие в войне Ирака против Ирана, применение химического оружия.
1988 – финансирование террора и геноцида в Турции.
1988 – взрыв пассажирского самолёта «Пан Американ» над Шотландией. Вина признана в 2003. Ракетный крейсер США USS Vincennes (CG-49) сбивает над Ормузским проливом пассажирский самолёт авиакомпании Iran Air, в результате чего погибают 290 человек. По данным американской стороны их военным было невозможно различить иранский пассажирский самолёт от военного и установить контакт с пилотами. При этом американский крейсер в рамках операции «Earnest Will» находился в территориальных водах Ирана. Капитан USS Vincennes был удостоен награды.
1988 – вторжение в Гондурас.
1988 – уничтожение иранского пассажирского самолета.
1989 – интервенция в Панаму.
1989 – сбиты два ливийских самолёта.
1989 – бомбардировки на Филиппинах.
1989 – карательная операция на Вирджинских островах.
1990 – геноцид в Гватемале.
1990 – морская блокада Ирака.
1990 – финансирование болгарской оппозиции ($1,5 млн)
1991 – агрессия против Ирака.
1991 – бомбардировки Кувейта.
1992-1994 – оккупация Сомали.
1992 – геноцид и террор при захвате природных богатств Анголы (уничтожено 650.000 человек).
1993-1995 – бомбардировки Боснии.
1994-1996 – террор против Ирака.
1994 – геноцид в Руанде (около 800 000 человек).
1995 – бомбардировки Хорватии.
1998 – уничтожение ракетным ударом фармацевтического завода в Судане.
1998 – бомбежки Ирака.
1999 – агрессия против Югославии.
2001 – вторжение в Афганистан.
2002 – ввод войск на Филиппины.
2003 – действия в Либерии.
2003 – столкновения с сирийскими пограничниками.
2003 — Ирак: Иракская война, в которой участвует также ряд американских союзников. После свержения режима Саддама Хусейна начинается многолетняя оккупация, характеризованная высоким уровнем насилия в стране, которое стоило жизни, по разным данным, до 655 тысячам иракцев
2004 — Сомали: Воздушные удары США по исламистам, активная поддержка правительственных сил Сомали в гражданской войне
2004 — ввод войск на Гаити.
2004 — Попытка переворота в Экваториальной Гвинее.
2008 — вторжение в Пакистан.
2008 — Война в Южной Осетии
2011 — Война в Ливии: Воздушные удары и ракетный обстрел страны в рамках интервенции в Ливии. Итогом явилось свержение и убийство главы государства Муаммара Каддафи
2013 — 2017 — Война в Сирии: США и их союзники начали бомбить позиции Исламского Государства на территории Сирии и Ирака
2014 — Война на Украине
2015 — Йемен: Ракетные удары США по позициям йеменских повстанцев — хуситов и активная поддержка интервенции Саудовской Аравии и её союзников в Йемене
Книговик 2019-12-29 02:48:36 #
Вот даже не знаю, как это донести. Хочу, чтобы услышали, очень важно. И прекрасно понимаю, насколько силён скепсис любого нормального человека в таких нешаблонных взглядах. Понять, что многое в нашей истории не соответствует тому, что излагалось в школе – и осознать, насколько тревожные из этого следуют выводы, очень непросто. Барьеры психологические. У мозга есть свойство – если новой информации более 40 процентов – она просто отвергается. Мол, всё это чушь. Ещё лучше, если удаётся зацепиться за какой-то спорный факт. Тогда все остальные чохом также объявляются спорными – и всё идёт в спам.

Хотелось бы избежать такого исхода.

Итак, сразу тезис. Автор намеревается ДОКАЗАТЬ, что менее тысячи лет назад наша планета прошла через «переполюсовку». Резкое, примерно на 25 градусов, смещение полюсов. Информация об этом НАМЕРЕННО скрыта. (У автора нет паранойи). Главная, но не единственная причина сокрытия факта Катастрофы – это то, что до следующего «Кувырка» остались считанные годы. Дата этого события известна заранее, оно циклично, как и полагается множеству космических явлений. Планета проходила такие «кувырки» неоднократно – и не только наша планета. Это вообще почти норма для космоса. Настолько, насколько нормой можно считать, к примеру, солнечное затмение. Событие редкое, неподготовленного человека пугающее, но его можно очень точно предсказать – зная астрономические основы.

Вот только, в отличие от затмений, последствия «кувырка» будут (и были прежде) по масштабам вполне библейскими.

Кроме того, власти США просто обязаны ДО этого события взорвать вулкан Йеллоустоун. И вот этот бред автор сейчас намеревается доказать. Смешно не будет. Но сначала немного психологии.

Возражающие комменты звучат примерно так:
Не могло такого быть, автор. Невозможно скрыть, что кувыркнулась планета. В архивах ведь всё, наверное, задокументировано. Всё запротоколировано. Все папочки подшиты. (Именно так и считает почему-то средний читатель. На всякий случай – автор работал в архивах и запасниках музеев). Не было тогда никаких переполюсовок, автор. Понимаешь? НЕ-БЫ-ЛО. Осталась бы масса свидетельств о Катастрофе, о смене полюсов! Чтоб ты знал, автор, скрыть такое событие – вообще немыслимо. Есть же датировки звёзд, древние астрономические карты, свидетельства разные… Очевидцы событий, народная память, в конце концов. Мореплаватели всякие. Короче, мелешь ты, автор, полную хрень.

Ладно, сейчас будем разбираться.
Но для начала - скрыть ТАКОЕ – элементарно. Вот вообще ни о чём.
- Это почему???
- Потому, что даже скрывать было нечего. Никто не понял, что именно произошло. Всепланетной картинки, информационного охвата – не было. Мало кто вообще знал, что Земля круглая. Вы же не думаете, что когда на горизонте поднялась волна селевого цунами, народ глубокомысленно начал делится мнениями – мужики, а это ведь, наверное, переполюсовка… - Точно, Игнат. Она самая. Слово ишь, забавное, надо бы запомнить… Пойду, амбар закрою от греха. А ты пока зарисуй, надо будет внукам рассказать...

Сначала драпали. Потом выживали. Потом – кому повезло выжить – запомнили, что была большая вода. А где-то был потоп. А где-то – ураганный ветер. А где-то метановый сель, проморозивший всю почву, органику, и создавший вечную мерзлоту. Но о последнем и легенд не осталось, потому что в этих районах не выжил никто. И ОБЪЕДИНИТЪ это бедствие в планетарный катаклизм, даже просто догадаться, что оно происходило ОДНОВРЕМЕННО, было очень непросто. Это сейчас у нас информация стягивается через всемирную сеть. Тогда только слухи, байки путешественников да редкие книжки, без особого выбора, для грамотеев…

А следов Катастрофы в архивах – предостаточно. Но – они разрозненны. Где-то инфа о наводнении. Где-то о страшной песчаной буре. О землетрясениях, о «пляске звёзд»… О семи казнях египетских – да, да, это оно самое… Хотя наши предки и догадались объединить эти бедствия в одно целое – именно отсюда идёт информация о ВСЕМИРНОМ потопе. Который, кстати, не был всемирным.

Я подчёркиваю – не легенды, как это нам всё время подаёт официоз. А именно ИНФОРМАЦИЯ.

Кому хочется рассматривать прошедшее (и будущее) действо как кару небесную – автор совершенно не склонен спорить или соглашаться. Тем более, что наиболее угрожаемый участок планеты, мягко говоря, заслужил приключения на разработанные ЛГБТ части тела. И хронически паразитирует за чужой счёт… Но это просто ракурс, определённый взгляд на вещи. Для верующих физические законы есть часть замысла Творца – для атеистов они следствие формирования неодушевлённой Вселенной. Последнее время обозначился пласт оригиналов, «живущий» в компьютерной матрице по компьютерным правилам, и для них «физические» законы становятся программным обеспечением от Программиста… По мне, так практической разницы нет. Фишка рубится одинаково. ЭТИ ЗАКОНЫ НЕ НАРУШИШЬ. Кто не согласен – может попробовать полетать с крыши сарайчика, апеллируя к любым составляющим реальности.

И что бы мы не называли переполюсовкой, происходит это действо на нашей планете с завидной регулярностью. Как в грустном анекдоте, когда одна планета другой сообщает:
- Голубушка, у вас, кажется, завелись люди... Пора на процедуры. Могу порекомендовать вулканическую чистку…

Именно поэтому автор снова отложит давно обещанную дискуссию о механизме переворота. Рабочие версии есть, и они вполне логичны. Но какая именно из них срабатывает, для обывателя совершенно не важно. Важно, что какая-то срабатывает.

Прежним ЦИВИЛИЗАЦИЯМ пережить подобные неприятности пока что НЕ удавалось. Руины их строений – повсюду. Хотя мы со страусиным упорством стараемся этого не замечать. Не обращаем внимания. ЛЮДИ – те катаклизм переживали. Лучшие выживали, или худшие, или просто случайные – это как угодно. В альпийских предгорьях найдено огромное «кладбище» человеческих костей… Проблему белка стиснутые водой и горами европейцы решали достаточно просто. Упоминал об этом ещё в «лепестках». Все кости были расколоты и выварены…

Дед Мазай приплывает к «зайчикам» только в доброй книжке. Но род человеческий не прервался в прошлые разы – не прервётся и в будущем. А теперь всё же поподробнее. Разумеется, все доказательства косвенные. И других не будет никогда. Как археолог не может найти табличку с датой основания городища: «Заложено таким-то за тыщу лет до рождества Христова»…

Но – даже у юристов определённое количество косвенных улик способно решить исход дела…

Схема изложения будет такой:

Первая группа фактов, показывающая, что переворот ВООБЩЕ БЫЛ. Вторая группа фактов, показывающая, что он случился ОТНОСИТЕЛЬНО НЕДАВНО. Третья группа фактов, показывающая, что в СКОРОМ БУДУЩЕМ событие повторится. Иногда эти факты совпадают (могут трактоваться сразу в нескольких группах).

И кое-что про Йеллоустоун, который обязательно взорвут РАНЬШЕ основного События. ВСЕ приведённые факты исключают возможность подделки. Скажем, я не апеллировал к многочисленным старым картам, текстам, рукописям, которыми переполнен интернет, и ко множеству других, хоть сколько-нибудь спорных артефактов, ПОДТВЕРЖДАЮЩИХ версию переполюсовки. ИХ МНОЖЕСТВО. Но иначе мы увязнем в бесконечной дискуссии с официальной версией, которая часть этих документов опротестовывает (а там действительно встречаются подделки) - хотя сама опирается на такой же массив очень спорных данных (в котором также полно фальсификата). Всё это время от времени опровергается, уточняется, начинает трактоваться иначе или объявляется ерундой. Это нормально для работы с историческими документами. Ещё чаще идущие вразрез официозу документы просто игнорируются. Так проще. И – никогда не рассматриваются в комплексе. Я подчёркиваю этот аспект, поэтому НИКАКИХ спорных данных не приводил ВООБЩЕ.

Первая группа фактов. Переворот вообще был.

Поехали.
1.1. Наличие в Сибири (и не только) слоя вечной мерзлоты. Это один из ключевых моментов, поэтому остановимся на нём подробнее. Нынче мерзлота повсеместно тает, и тает каждый год. Процесс таяния естественным образом притормаживается зимой и возобновляется летом, но он идёт непрерывно на протяжении столетий – и никем не оспаривается. Именно этот процесс забирает с поверхности тепло, за счёт чего формируются жесточайшие климатические условия Якутии. Именно поэтому там «полюс холода», именно поэтому для Оймякона даже арктический ветер – «тёплый». Но несмотря на сотни лет таяния, в отдельных частях Сибири слой мерзлоты всё ещё достигает 500 – 1200 метров. Это очень медленный процесс. Фактически мы имеем сотни метров «льда», прикрытые сверху тонким слоем почвы. Над этим, постепенно тающим «айсбергом» и живут люди. Основная странность феномена: КАК ВООБЩЕ МОГЛА ОБРАЗОВАТЬСЯ МЕРЗЛОТА?

Официальное объяснение (внятное) отсутствует. А ведь с точки зрения здравого смысла это немыслимо. Просто представьте температуры, при которых почва промёрзла вглубь НА КИЛОМЕТР!!! Сделайте холодильную установку и попробуйте проморозить почву, к примеру, на пятьсот метров. Или на сто. Или хотя бы на двадцать.

Всё, что в Сибири намерзает даже за морозную зиму полностью оттаивает уже к концу мая, и об этом прекрасно осведомлены огородники. Кстати, напомню, что в глубинах планеты температуры устойчиво плюсовые, и оттуда постоянно поднимается тепло. Кто считает, что глубинное намерзание «возможно, потому что на Оймяконе очень холодно», должен понять, что там СЛИШКОМ ТЕПЛО даже для поддержания стабильности этого слоя. И ещё фиксирую внимание, что на Оймяконе полюс холода не причина, а СЛЕДСТВИЕ слоя вечной мерзлоты.

Так как же мог образоваться этот полукилометровый слой? (А ведь очевидно, столетия назад он был ещё больше). С точки зрения автора – его сформировала чудовищная волна селевого цунами, пришедшая к нам с Ледовитого океана. Само по себе цунами ничего наморозить, естественно, не в состоянии. Но на глубинах свыше 400 метров в любом океане существует мощный слой метаногидратов. Это супрамолекулярное соединение метана с водой. Устойчивым оно является лишь в условиях больших давлений или очень низких температур. Поднятые волной с океанических глубин метаногидраты оказались в условиях, когда их перестало «плющить» давление воды и начали закономерный процесс распада. При этом происходит эффект «вскипания», (на поверхности, а вовсе не всего селя целиком), резко забирающий тепло из окружающего пространства. По воздействию похоже на жидкий азот. Терминатора 2 помните? На любой карте мерзлоты отчётливо видно, как именно шла волна. Сель был толщиной в СОТНИ метров. Собственно, он весь там и остался. Растаяла (пока) только верхняя часть.

Точную датировку волны по этому событию установить сложно. Понятно, что это не тысячелетия – мерзлота оттаивает достаточно быстро. Сибирская вечная мерзлота – это СВИДЕТЕЛЬСТВО громадной волны, что пришла с севера. Строго говоря, волна необязательно должна быть вызвана переполюсовкой – это только одно из возможных объяснений. Подобные последствия мог вызвать и упавший в определённых точках метеорит. Но ниже мы увидим, как прочие версии отсекаются.

1.2. Наличие в Сибири целиком промёрзших туш мамонтов, пещерных львов и так далее. У некоторых гигантов в пищеварительном тракте сохранилась непереваренная трава. То бишь, замерзание шло так быстро, что соляная кислота не успела подействовать. « В желудке и между зубами замерзших мамонтов были найдены растения, не растущие ныне в северной Сибири. При микроскопическом исследовании кожи обнаружены эритроциты, свидетельствующие о том, что мамонты погибли не мгновенно, а задохнулись — то ли от газов, то ли от воды. Остается загадкой мгновенное замораживание такого громадного животного, как мамонт. Что могло привести к внезапному изменению температуры в этой области, где когда-то паслись огромные стада мамонтов, слонов, носорогов, бизонов, а сейчас произрастает лишайник, да и то только несколько месяцев в году?

На Новосибирских островах обнаружены внезапно поваленные огромные леса, высокие холмы состоящие из сломанных деревьев, причем, сохранились следы листьев и плодов. «Уничтоженные леса были унесены из северной Сибири в океан и вместе с костьми животных и наносами песка построили острова». Ученые, обнаружившие гигантские кладбища животных на Аляске, не обратили внимания на подобную картину в полярных областях Сибири и на Арктических островах. Они не обнаружили общей причины этой загадки. Находки на Новосибирских островах относятся к XVIII–XIX векам, на Аляске — к XX веку.

В вечной мерзлоте северной Сибири обнаружены вмерзшие мамонты, размороженное мясо которых без ущерба ели собаки. Грунт должен был замерзнуть в момент гибели животных, в противном случае их тела сгнили бы. Новосибирские и другие острова, находящиеся на 1000 километров севернее Северного Полярного круга, буквально напрессованы огромным количеством останков мамонтов, слонов, носорогов — животных, требующих большого количества растительной пищи ежедневно в течение всего года. Каким образом большие стада этих животных могли существовать в условиях полярного климата? Громадное количество бивней мамонтов находится на дне Северного ледовитого океана между островами. Эти места были материком, когда здесь жили мамонты».

Цитаты из работы Иммануила Великовского «Земля в переворотах».

Великовский ссылается на французского палеонтолога Кювье, считавшего, что страшная катастрофа должна была сопровождаться приливной волной, хлынувшей на материк, и вслед за этим — внезапным падением температуры. С моей точки зрения объяснение сему феномену ровно то же самое. Мгновенная заморозка с консервацией под слоем селя.

С датой мы здесь вроде как имеем не менее 10 тысяч лет. Якобы столько лет назад вымерли мамонты. Мне эта датировка не кажется убедительной. Кроме строчки в учебнике, она ничем не подтверждена. Мясо размороженных слонов спокойно ели собаки и даже люди. Вкусовые качества сохранились. Официальная наука промороженные туши никак не объясняет. То, что они «чудесным образом» сохранились в вечной мерзлоте она признаёт (а как не признаешь?), но как именно можно проморозить СЛОНА чтобы у него в желудке сохранилась трава и даже соцветия…

1.3. Ежегодный перелёт части птиц на юг и обратно.

Официальная наука признаёт, что причины ВОЗНИКНОВЕНИЯ ежегодной миграции непонятны. Очевидно, что провоцирует отлёт недостаток пищи и тепла, но какая причина ИЗНАЧАЛЬНО толкнула пернатых на столь далёкое путешествие? При ЛЮБОМ постепенном изменении климата и миграция была бы небольшой – сто километров, на двести… Откуда появилось плечо в 2000 километров???

С точки зрения автора – это следствие катаклизма, ОЧЕНЬ БЫСТРО сделавшего прежние благодатные места непригодными для обитания. Птицы – когда-то - вынуждены были улететь в первый раз (и далеко улететь, волна холода шла следом). Затем, когда вновь наступило лето и чуть потеплело, генная память позвала их в места бывших гнездовий. В некоторых районах побережья оказалось возможно вывести птенцов (как и сейчас на крайнем севере). Впоследствии потеплело ещё больше.

Дату прошлого События здесь можно определить лишь косвенно – но только за последние лет десять автор много раз встречал умильные газетные публикации – мол, «уточки остались на зимовку в городском пруду…» Корм тут даже важнее холода. Ничего такого особенного птиц на юга не тянет (раз сегодня остаются), перелёт тяжёл. То бишь, «размывание» этой якобы генетической программы мы время от времени просто наблюдаем, подвижки происходят в течении одной человеческой жизни. Срок не определён, но также не исчисляется тысячелетиями.

1.4. Удивительные пути миграции рыб. Кета, горбуша, красная, кижуч, чавыча, сима… И множество других. Занятно почитать об их фантастических кочевьях… Надо же, прутся из океанов в родные реки, чтобы отметать икру… Чему нас учит блистательная теория Дарвина? (Обсуждать сей труд сейчас не будем). Любое устоявшееся действие вида должно способствовать выживанию, расширению его ареала… Это не цитата, это так, смысл по памяти… Почти все перечисленные рыбы на грани исчезновения именно из-за своих уникальных «привычек»… Нынче всё это глубокомысленно объясняют «инстинктом»… По сути, так оно и есть. Но пусть мне растолкуют, в рамках какой теории эволюции (без прошлой катастрофы) мог сформироваться столь дебильный с точки зрения выживания инстинкт? Да, на нерест в верховья их ведёт генетическая программа. Но выживанию она ЯВНО не способствует. Разве что медведи жируют. Вопрос, как сложилась такая странная ситуация? Читатель, разумеется, уже догадался, что автор объясняет феномен именно переполюсовкой. Той же волной, теми же метаногидратами…

Иначе говоря, реки, где прежде проходил нерест, при катаклизме банально замёрзли. Вместе с рыбой, разумеется. Но зима кончилась. Верхний слой ледника разложился под летним солнышком, на поверхности побежали ручьи… Уцелевшие в океанах особи попытались вернуться в прежние благодатные места. У некоторых получилось. (То, что масса видов животных просто исчезла, видно по костным останкам).

По дате сей процесс ясности не добавляет. Официальное объяснение столь странному поведению рыб отсутствует.

1.5. Многочисленные остатки раковин и прочих атрибутов моря, в изобилии наблюдаемые в «сухопутных» местах планеты. Даже не буду приводить примеры. Их столько, что они общеизвестны. Факт вряд ли объясняется единственной причиной – но во множестве случаев прошедшая волна и смещение полюсов добавляют в картинку ясности.
Официальная наука иногда сообщает, мол «когда-то здесь плескалось море»… Обычно этой глубокомысленной фразой всё и заканчивается.

Иногда эти времена действительно были незапамятными. Море наступало на сушу регулярно – и с разных сторон, и вовсе не каждый пример таких раковин свидетельствует о ПОСЛЕДНЕМ потопе. Странно другое – почему до сих пор нет анализа всех этих следов, хорошей карты планетарного масштаба, на которую были бы нанесены ВСЕ подобные находки (а их тысячи, если не десятки тысяч). Почему всё это не сведено в единую компьютерную модель? Что, нет на это гранта? Изучать ирландских сверчков у Запада деньги находятся, а информация о прошлом потопе (а при наличии морских раковин уже НИКТО не отрицает факт большой воды) почему-то не считается интересной. Или считается? Вот что-то мне подсказывает, что там, где надо, модель давным-давно составлена. А информация, которую невозможно скрыть (раковины-то лежат повсеместно), часто сдвинута в прошлое. Всё, что было десятки тысяч лет назад, обывателю неинтересно.

1.6. Аральское море. Да, есть вопросы и по Каспийскому, и по Чёрному – названному так когда-то от цвета смытой почвы, но сегодня мы возьмём Аральское. Принято считать, что пересохло оно из-за перекрытия Амударьи и Сырдарьи. Мол, разобрали воду на мелиорацию. Но это не совсем так. Процесс пересыхания Арала шёл и прежде, шёл постоянно. Это хорошо видно по картам Российской империи ХVIII-XIX веков. И уменьшался Арал достаточно быстро. Разумеется, когда подрезали реки, питавшие его остатки, процесс ускорился.

В чём тут странность? Так это школьная задачка про бассейн и две трубы. Обе наполняют. Вместо «оттока» - выпаривание. Странность в том, как такая котловина ВООБЩЕ НАПОЛНИЛАСЬ водой, если даже в полноводном течении Амударья и Сырдарья не справлялись с тем, чтобы держать уровень моря более-менее постоянным.

Версия автора.
Арал, по крайней мере, частично, «послед» всё той же океанской волны. Может быть, опосредованный (через тающие ледники – их было много). Грубо говоря, лужа, что натекла в котловину несколько сотен лет назад. И потом постепенно высыхала. Реки, разумеется, процесс высыхания притормаживали – но даже в период их полноводности заметно, насколько неестественным образованием – для той местности – является Арал…

И это тоже не тысячелетия... По картам видно, как быстро высыхает море. (Эти карты не являются спорными, обычные карты русского географического общества 18-19 веков)… Официальная наука объясняет только сегодняшнее пересыхание. Здесь спорить не буду. Разбор воды, безусловно, усугубил ситуацию.

1.7. Потоп в устных преданиях. Здесь позволю себе (очень коротко) процитировать работы А.Склярова.

"Почти во всех культурах мира существуют поразительно похожие друг на друга легенды о Вселенском потопе - их более пятисот. Во всех этих легендах один и тот же сюжет: человечество погибает от Потопа, спасается только один человек со своей семьей. В западных странах этот человек известен под именем Ной, ацтеки называют его Нене, на Ближнем Востоке его зовут "Атрахасис", Утнапишти или Зиусудра. Что касается спасательного средства, то в Библии оно называется "ковчег", то есть корабль; в месопотамских сказаниях это подводное судно, а в легендах ацтеков речь идет о выдолбленном бревне" (А.Элфорд, "Боги нового тысячелетия").

В частности:
"...месопотамский миф о наводнении во многом перекликается со знаменитой библейской историей о Ное и потопе. ...при всем разнообразии вариантов предания потомству всегда передается главное, а именно: была глобальная катастрофа, которая почти полностью уничтожила человечество" (Г.Хэнкок, "Следы богов")….

... "Всего в мире таких легенд [о потопе] известно более 500. Исследовав 86 из них (20 азиатских, 3 европейских, 7 африканских, 46 американских и 10 из Австралии и Океании), доктор Ришар Андре пришел к выводу, что 62 полностью независимы от месопотамского и еврейского вариантов" (там же).

Для себя автор добавляет в эту подборку картины «Апокалипсиса» (и кое-что другое, не хочу перегружать). Многое у Иоанна Богослова вызывает ассоциации с планетарным катаклизмом. Особенно, если учесть, что «Халколиван» в переводе – текущая, расплавленная медь. Впрочем, оставим толкования священных текстов теософам.

И снова автор подчёркивает НЕПРАВИЛЬНОСТЬ подачи подобного материала как МИФОВ. Это – СВИДЕТЕЛЬСТВА. Иногда путаные, с накопившимися погрешностями – кое-что поколениями передавались из уст в уста. И, кстати, здесь также не может идти речь о тысячелетиях. Нет у нас традиции тысячелетних пересказов. И не может быть. Но – в данном случае меня поддержат те, кто напрямую работает с фольклором.

1.8. Ископаемые останки сибирских животных. Это не только мамонт и шерстистый носорог.
Это – и пещерные львы, и гигантские ленивцы… Количество и качество существовавшей здесь прежде фауны известно довольно точно. Как и то, что с сегодняшних почв такое количество биомассы не могло прокормится в принципе. Вот вообще не могло. Не может мамонт питаться ягелем, разрывая зимний снег. Для человека, не связанного с сельским хозяйством, подобный аргумент может показаться слабым… Мол, что значит не могло? Ну, тогда другой аналог. Это как если бы вдруг оказалось, что прежняя человеческая цивилизация, проживая в квартирах, питалась кормом для попугайчиков или аквариумных рыб. В соответствующих квартирному аквариуму количествах. Это просто не проходит по биологии тела.

Собственно, в научных работах «странность» признаётся, но вывод делается своеобразный. Мол, быть такого не могло – но раз останки находят… Стало быть, был какой-то особый симбиоз, животные много какали и трава росла гуще… Я не шучу. Это вполне официальное объяснение (читал в серьёзных работах). Иная позиция, что животный мир, ОЧЕНЬ напоминающий африканскую саванну (львы, слоны, тигры, носороги, ленивцы) сформировался потому, что и степь была соответствующей, почему-то не обсуждается. Откуда там степь, холодно же.

Сейчас да, холодно. Потому как полюс стал ближе…

1.9. - Погоди, автор. Но если волна хлестнула по Сибири, то почему она не ударила по другим материкам? Ведь больше такой мерзлоты нигде нет. Якутия в этом плане уникальна. В Канаде немножко существует, на Аляске… Но совсем не то.

Конечно, не то. Последняя волна шла ОТТУДА. Поэтому метаногидраты со дна океана к ним не выплёскивались. Та мерзлота действительно отличается качественно – потому как она сформирована естественным промерзанием почвы – частично вследствие жёсткого климата, частично послед от прежде существовавшего ледника. Поскольку прошлый Северный полюс был именно там, в Америке, примерно в районе Великих озёр. А вот насчёт того, что наша мерзлота – «круче всех», позволю себе не согласиться. Есть материк, которому от той волны досталось значительно больше. И чтобы его найти, достаточно взять в руки глобус и провести окружность через две точки – полюса прошлый и нынешний. Кстати, прекрасно видно, почему гребень пришёлся именно на Сибирь.

Волна ведь не была равномерной. На «экваторе» Кувырка скорость движения литосферы была максимальной, соответственно, максимальными были и ветер, и высота волны. На «полюсах» этого феномена напротив, наблюдались очаги почти спокойствия – только небольшая сейсмика да сильный ветер. (К примеру, Египет оказался почти в «глазу урагана»). Волна «на экваторе» достигала нескольких сотен метров, но этот гребень быстро снижался в обе стороны – к «полюсам». Для того, чтобы этот процесс понять, достаточно взять в руки глобус и крутнуть его в соответствующем направлении.

Автор в курсе, что в реале процесс идёт сложнее, что существуют «подкрутки» особенностей рельефа и вращения планеты. Это ОЧЕНЬ значимо для каждого отдельного региона, но не в масштабах материка. Продолжу свою мысль. А читатель, обладающий наглядным пособием в виде глобуса, имеет возможность продолжить нашу окружность. Для грубого приближения вполне можно взять меридиан (ориентир Сингапур).

Мы нашли материк. Это АНТАРКТИДА. Внимательно посмотрите на её очертания. Видно, куда ударил сель пострашнее Сибирского. Именно там проходил гребень волны из Индийского океана. И пусть вас не смущает «тёплое» название. Метаногидраты имеют одну и ту же температуру распада. Тот же условный пример – жидкий азот. Это был ледяной ад.

Смотрим на реально существующий южный материк, на его льды. По официальному здравому смыслу можно было бы предположить, что вокруг полюса будет окружность. Но это совершенно не так.

Чётко отслеживается, куда пришла волна. Ровно по нашему «меридиану». Разница в толщине намёрзшего льда колоссальна (километры). Не меньше она и в географическом расположении – в одну сторону от полюса лёд простирается (в среднем) на 2600 км, в другую – еле дотягивает до 1600. Разумеется, имеют значение и высоты. Но - 1000 км льда! По прямой. Та же самая «вечная мерзлота». Только без слоя почвы.

Там есть и ещё один фактор, не учитываемый современной наукой (поскольку она не замечает прошлой переполюсовки). Прошлая ледяная шапка, расположенная неподалёку, растаяла далеко не сразу (хоть и быстро, поскольку не имела под собой суши). И с той стороны, где находились прошлые льды, намерзание естественных осадков шло быстрее. И это то же самое направление – примерно на море Дейвиса.

Так может, от прошлого южного полюса остались какие-то следы?

Да, и об этом следующий пункт.

1.10. Архипелаг Кергелен.

Эти группа маленьких, необитаемых островов имеет в нашем рассуждении большое значение.

Острова имеют необычную форму. Видно, что в океан сползали громадные массивы льда. Такой рельеф ни с чем не спутаешь. Да, сегодня там тепло. Среднегодовая температура плюс 4.9. Колебания температур незначительны (специфика постоянных ветров и громадной площади океана вокруг). Однажды зафиксированный температурный минимум - минус 8.3 градуса. Температурный максимум – плюс 23. Максимальная высота – 1850 метров. По рельефу видно, что ледник там БЫЛ, и громадный. Это уже не слабое свидетельство прошлой переполюсовки.

НО ОН ЕСТЬ ТАМ И СЕЙЧАС! Ледник острова Кергелен ДО СИХ ПОР НЕ РАСТАЯЛ! При среднегодовой плюс пять градусов!!! В ТЕНИ, разумеется, а откуда там тень?

Да, сейчас он тает, и тает быстро. Это остатки того полюса, что был прежде. Это более 400 квадратных километров льда. ДО СИХ ПОР. По снимкам получается около 700 квадратов, но я решил подстраховаться – путь будет 400. Для сравнения, в Северном полушарии на той же широте мы наблюдаем ледник Потанина. Это в Монголии. Площадь 56 кв. километров. На высоте 3630 метров. Язык – съехавший, подтаявший лёд – спускается до высоты 2900, но ниже нет уже ни ледышки. Здесь формирование льда понятно, в Улан-Баторе среднегодовая температура – минус 0.4. Всё естественно. И ледник обозначился ТОЛЬКО на высотах 3600. И площадь его 56 квадратов. А на Кергелене мы НАБЛЮДАЕМ ледник более 400 кв километров при среднегодовой плюс 4.9. На средних высотах около 1750 (или ниже). При температурном минимуме – однажды, за десятилетия наблюдений – минус восемь. Да в минус восемь каток из шланга невозможно наморозить. КАК ТАМ ВООБЩЕ МОГ ПОЯВИТЬСЯ ЛЕДНИК???

Официальной версии нет. Здесь даже вопроса никто не наблюдает. На всякий случай – ветер – а он в таком раскладе тёплый – не объясняет ничего. При плюсовом ветре процесс таяния только ускорится. «Дыхание Антарктиды» - чистой воды лирика. До кромки ледников современной Антарктиды 2000 километров над Индийским океаном. Это всё равно что сказать, мол, в Киеве (а он на той же, 49 широте) ужасно «дышит Арктика»…

С моей точки зрения – ледник архипелага Кергелен это остатки бывшего полюса, который находился неподалёку. И потому, что наблюдаемого льда там ещё вполне достаточно, можно смело делать вывод – таять он начал относительно недавно. Этот процесс идёт 5-6 столетий. Не тысячи лет.
Совсем не тысячи!

Напомню – вокруг индийский океан. Шельфовые ледники откололись и отошли в виде айсбергов очень быстро… Это как наша Арктика, без суши лёд целиком зависит от средних температур. Айсберги уносит течением и тают они в стороне. Для Гренландских айсбергов процесс занимает два-три года, для антарктических – до пятнадцати. Разница обусловлена внутренней температурой льда (она сильно отличается).

Это от силы несколько столетий.

ПОСЛЕДНИЙ ФАКТ МЫ МОЖЕМ ВКЛЮЧИТЬ КАК В ПЕРВУЮ, ТАК И ВО ВТОРУЮ ГРУППЫ.

То, что ледник Кергелена до сих пор существует, ясно свидетельствует – переворот был совсем недавно. Разумеется, список можно продолжать. Его можно продолжать ещё очень долго – но слишком мелкие детали не добавят тексту убедительности. Статья и так получается громадной.

Кстати, «астрономический способ» датировки событий глубокого прошлого совершенно неубедителен. По факту, мы имеем какое-то затмение – в летописях – и длинный список астрономических затмений с их точными датами. КАКОЕ ИМЕННО затмение из этого списка «пристегнуть» к летописному событию – решает историк. Это легко варьируется на сотни, тысячи, и даже десятки тысяч лет.

Вторая группа фактов. Показывающая, что переворот случился не так уж давно.

2.1. Средневековые картины «чумы» и «декоративных руин». Последнее меня особенно умиляет. С чего наши искусствоведы взяли, что на художников вдруг напала «мода» рисовать выдуманные пейзажи? Рисунки предельно реалистичны, часть изображённых строений сохранилась до наших дней (остальные, более ветхие, естественно разобрали на стройматериалы). Никаких подписей, свидетельствующих о том, что пейзажи выдуманы, не существует. Жили эти художники в сотнях, иногда тысячах миль друг от друга. Покрыть такое расстояние в средние века – нынче проще в Австралию смотаться. Устойчивой связи нет. Объясняя сходство картин таким нелепым образом, мы трансформируем в прошлое сегодняшнее, глобальное восприятие мира. Общая договорённость между мастерами не могла состояться ФИЗИЧЕСКИ. А потому - именно большое количество подобных полотен (а их множество) показывает, что руины были распространены повсеместно. Они просто рисовали то, что их окружало. Так всегда и делает большинство художников.

Иногда на картинах «чумы» изображена действительно чума. Эпидемии после потопа были неизбежны. Но на многих «чумных» картинах также отчётливо видны следы наводнения, селя и тотального разрушения. Можно полистать картины Босха или Брейгеля. (У последнего, кстати, видно, что климат был более холодным).

2.2. Карта турецкого адмирала Пири-Рейса. Он её не составлял - скопировал с неизвестного исходника.

- Стоп, автор. Ты же говорил, что древние карты в примеры не приводишь?

Это исключение. И не потому, что карта подлинная, что установлено многочисленными экспертизами. Не потому, что расчёты по ней почти три года проводил цельный американский институт. Соврать могут и эксперты, и особенно пиндосы. А потому, что ИНФОРМАЦИЯ, считанная с этой карты, (подлёдная береговая линия) стала известна лишь спустя несколько десятилетий после публикации результатов работ. Подделать такое невозможно в принципе.

Напомню, на карте у нас Антарктида БЕЗ ЛЬДА. (Часть её побережья). И датируется копия адмирала 1513 годом (вот здесь могут быть сомнения). Но – независимо от последней даты, возможны только две версии.

Либо авторская – адмиралу в руки попала старая, «допотопная» карта, с которой он и снял свою копию. Тогда Антарктика – совсем недавно – была свободна ото льда. Кроме этого - никаких «странностей».

Либо «официальная» (хотя наука старается на эту тему вообще не дискутировать). Из поколения в поколение, с одного пергамента на другой за каким-то хреном перечерчивалась абсолютно бессмысленная информация – очень точно, и в течении многих тысячелетий. (Это если считать, что лёд Антарктиды древний).

На секундочку – перечертить морскую карту - это не ксерокс снять. К этому должен прилагаться грамотный специалист, его немалое, оплаченное время, и смысл всё это исполнить. Зачем нужно было неоднократно перечерчивать? Потому что десять тысяч лет даже пергамент не выдержит.

Что более реально – выбирать читателю.

2.3. Зафиксированный факт глобального потепления.

Да, этот «штрих» тоже прекрасно ложится в общую картину.

Автор прекрасно понимает, что погода штука деликатная, и объяснять её одним феноменом смешно. Но. Если мы проверяем гипотезу, что менее тысячи лет назад на север Евразии обрушилась мощная волна ледяного цунами, притащившая к нам ледяной сель… В таком случае естественно ожидать, что всё последующее время будет постепенно теплеть. Льды будут таять, быстро отступая к северу, мерзлота исчезать постепенно. Именно этот процесс мы и наблюдаем.

В 19 веке климат был много жёстче, чем в 20. В 18 – ещё жёстче. Это никем не отрицается.

2.4. Отсутствие в Северной Америке доколумбовых индейских цивилизаций.

Всего их насчитывают около 15 (смотря кого и как считать). Майя, ацтеки, тольтеки, инки – и так далее. Я имею в виду те цивилизации, что потрудились построить города. Это предполагает соответствующее развитие культуры и сельского хозяйства. ВСЕ ОНИ расположены в Центральной и Южной Америке. Очень плотно в нынешней Мексике, с захлёстом на юго-запад нынешних США – но – не дальше к востоку и северу. Там – начинаются Великие равнины, будущий Дикий Запад. Там жили только кочевые племена. Максимум – небольшие деревни. Что-то вроде нашей Сибири…

Почему? Ведь люди всегда (и очень быстро) распространяются на удобные пахотные земли. Занимают всё за пару-тройку поколений. Только место давай. Почему цивилизации этих краснокожих ребят в одном регионе грызутся за каждый холм, а в другом отсутствуют?

Ровно по той же причине, по которой Китай не перехлестнул в Сибирь.

Там было холодно. Почва ещё не созрела для земледелия. Кстати, и переселенцы из Европы (первые) застали в Америке вовсе не тот благодатный климат, что мы нынче наблюдаем в США. Лихорадка, болота, суровые зимы – всё это было повсеместно. На многих (не всех) старинных гравюрах встречи индейцев и Колумба (а это Куба), тепло одеты и индейцы, и мореплаватели… Ледник уже исчез, но произошло это, на тот момент, совсем недавно… (Я не про Калифорнию))).

Скорость вытаивания на Великих равнинах была совершенно другой, нежели в Якутии. И широта другая, и льда сформировалось поменьше. Но всё-таки там, совсем близко, прежде был полюс. Со всеми вытекающими…

По тем же причинам русским колонистам в Сибири противостояли (а чаще мирно вливались) такие же отдельные поселения – деревушки. Банальный холод не позволял сформироваться развитому земледелию. Как только теплеет – земли тут же включаются в систему прилегающих к территориям государств. Индейское это государство, европейское, азиатское – значения не имеет.

2.5. Раз уж мы снова коснулись Сибири…

Отсутствие в Якутии деревьев старше 200 лет.

Этот феномен заметили давно, и объясняют по разному. От тотальной браконьерской вырубки и сплошных пожаров – до прошедшей ядерной войны. По мне, так все эти объяснения искусственны. Про пожары – это вообще из серии – все люди смертны, так? Вот вдруг взяли все и умерли. Тайга – это не парковая роща. Разом не горит. По статистике Якутии в год 0.25 процента. Подробнее было в прошлых статьях.

В реале, после метаногидратов, там очень долго была тундра. Двести лет назад поверхностный, оттаявший слой прогрелся настолько, что деревья начали нормально расти. Всё.

Мне прислали возражение – мол, в США растут секвойи, которым по две тысячи лет, а вы утверждаете, что там недавно было Заполярье… Не сходится.

Сначала подумал, что-то не так. Что-то явно не так в концепции, возражение действительно здравое. Открыл справочник и посмотрел ареал обитания этих самых секвой. Узкую полосу США, где они, собственно, и сохранились.

Это Запад Калифорнии. И ТОЛЬКО ТАМ. Сходится.

2.6. ВСЕ СРАЗУ – не будем размениваться на частности – руины затопленных городов и занесённых катастрофическим селем зданий. Подобных фотографий в сети много. Очень много. Среди них есть и спорные, (люди увлекаются), и фейковые, и намеренные вбросы – тема усиленно «забивается мусором». Но – есть такие, которые просто невозможно отрицать. Речь идёт именно о них. Критерием истинности в данном случае считаю здравый смысл. Невозможно объяснить, зачем в болотистой местности подвальные этажи (Санкт-Петербург). Каждый, кто сталкивался с гидроизоляцией подвала, прекрасно меня поймёт. Это дорого и глупо – на том уровне воды, который мы имели при «строительстве» Питера. Ещё более невозможно объяснить подвальные этажи, исполненные снаружи (под землёй), в том же стиле, что этажи «первый» и «второй». И ещё более невозможно объяснить подвальные этажи, из которых засыпанные и сгнившие от времени двери ведут под землю. (Не в какой-то там «подземный ход». Тупо под землю. Разумеется, выходить там некуда). При этом откопано таких «странностей» предостаточно – во многих городах России. Официальная наука объясняет это «культурным слоем». У меня даже комментариев к такому объяснению не находится. Вы можете представить владельца здания, который закидал собственный подвал «культурным слоем»?

В случае же селевой волны всё становится на свои места. (Разумеется, в этих, почти уцелевших городах, она была невысокой). Город был занесён – полностью, или частично. Много лет спустя вода отступила. Улицы раскопали до уровня вторых этажей – которые стали первыми. (Ниже либо не позволяли грунтовые воды – либо просто посчитали, что здания можно эксплуатировать и в таком качестве). И всё. Со временем раскопали и «подвалы» - бывшие когда-то первыми этажами. Самый известный пример такого рода – Эрмитаж. Есть хорошие примеры в Казани, в Сибири… По сохранности зданий понятно, что ни о каких «тысячелетиях» (до селевой волны) не может идти и речи.

Здесь вообще заводское здание 19 века построили над средневековым замком. Затем склон съехал, обнажил «закладочку». С точки зрения официоза владелец замка был жутким неряхой, и самозакидался культурным слоем…

2.7. Ориентировка древних культовых строений по прошлым полюсам.

Не буду даже давать ссылки. Работ в теме много, уровень этих работ разный, ребята стараются, увлекаются, иногда их уносит. Разумеется, смысл в такой работе есть. Достоверность расчётов я бы не преувеличивал. Тем не менее, «в совокупности» они составляют полновесный, довольно качественный аргумент.

2.8. Слои пород. Иногда на отвалах мы наблюдаем интересную картину. Слой глины – слой чернозёма. Снова слой глины. Снова слой чернозёма. И так много раз. Варианты – слои речных ракушек, перемежающихся с глиной. Или 9 слоёв угля в Нерюнгри (по некоторым оценкам до 20). Примеров много, не хочу перегружать конкретикой. Это – яркое свидетельство того, что катастрофы ЦИКЛИЧНЫ.

Два последних факта мы можем включить, как во вторую, так и в третью группы.

Третья группа фактов. Показывающая, что следующий «кувырок» ожидается в самом ближайшем будущем.

Речь не идёт о чьём-то злом умысле.

Автор отдаёт себе отчёт в том, что событие такого масштаба невозможно инициировать. Собственно, никто никогда и не планировал делать что-то подобное (и не делал). Переворот планеты – это космический масштаб.

Но из этого не следует, что его нельзя предсказать.

Я подчёркиваю. Не просчитать, опираясь на какие-то погрешности вращения из-за неровностей коры или ледяных шапок. Не проникнуться какой-то теорией о строении земного ядра, которая что-то там здорово объясняет. На столь шатких основаниях ДЕЙСТВИЯ предпринимать никто не будет.

А предсказать с такой же уверенностью, с которой каждый из нас прогнозирует очередное наступление зимы (а ведь это тоже космическое явление).

Автор предполагает, что существует цикл. Он достаточно длинный. Но ОН ЕСТЬ. И есть группа людей – к примеру, потомки жрецов погибших цивилизаций, которые это знание сохранили и используют себе во благо. (И не только это знание).

Говоря попросту, это календарь.

Я позволю себе напомнить читателю о фантастических познаниях в астрономии у множества нынче примитивных племён… Развить это понимание в сегодняшнем укладе они не могли. Это практически тоже самое, что уцелевшее, фрагментарное знание молекулярной химии, или таблица интегралов… Это знание мало сформулировать – нужен понятийный аппарат (язык), способный передавать его из поколения в поколение, нужен какой-то смысл для подобных заморочек, нужна база… Видимо, не так давно она была – подобный феномен наблюдается не у одного, не двух и даже не десятка «племён»… Только не нужно рассказывать, что это было необходимо для земледелия. Что-то я не помню, чтобы в современном земледелии (да и в прошлом) хоть кто-то из крестьян обращался к астрономам за консультацией. Фактически потеплело – и отсеялись. Всё.

Так вот, календарь (древний календарь) вели многие племена – это очевидно, это факт. Они забыли многое другое, но астрономические знания «тащили» из последних сил. Что-то из их прошлого способствовало такому усердию.

И, смею предположить, одна – или несколько – групп древней элиты вполне в этом преуспела.

Они просто ЗНАЮТ, когда будет переворот.

А благодаря другим аспектам древнего знания – они давно и прочно находятся на самом верху нашей социальной лестницы. Собственно, они в основном её и отстраивают.

Я не имею ввиду наше, доморощенное руководство. История жизни Путина, к примеру, исключает потомственную власть – и слава Богу. А вот какая-нибудь английская королева… Или кто там у неё за спиной накидочку поправляет…

Ну, основной посыл вы поняли. Автор считает, что в реалиях сегодняшнего дня скопилось чудовищное количество странностей, алогичных поступков власть имущих, которые они не могут – да и не пытаются объяснить. Я имею ввиду самый высокий уровень.

Факты третьей группы трактуются в пользу скорой эвакуации большей части Северной Америки и большей части Западной Европы. Чем вызвана эвакуация, к которой явно ГОТОВЯТСЯ – этого нам никто не сообщит. Но – причина должна быть чётко локализуема и во времени (заранее известна ДАТА) – и в пространстве – иначе не эвакуировали бы целый материк. Никакие метеориты и прочие кометы с Нибиру сюда и близко не подходят. Даже теоретически. Предсказать удар метеорита с такой точностью невозможно. Это НЕ просчитывается и НЕ предсказывается. А вот даты перечисленных причин предсказываются легко (в варианте подрыва вулкана). Собственно, вероятнее всего это пошаговая «двухходовка» - о чём автор уже писал в прошлом.

Сейчас – тут санитары принесли вкусных таблеточек, говорят, буду лучше спать… М-м, витаминки…

О чём это я? Ах да, факты третьей группы.

Те, что дают основания ожидать, что катаклизм случится в самом ближайшем будущем. Большинство из них уже были развёрнуты в прошлых статьях.

3.1. Наблюдаемый около десятилетия назад кувырок спутника Юпитера Европы. Этот природный феномен совершенно не привлёк внимания ни прессы, ни научного сообщества. (Автор далёк от того, чтобы подозревать астрономов в заговоре).

Просто есть исследования, на которые почему-то не выделяются гранты. Работать же бесплатно не хочет практически никто (или не имеет возможности). А вот уже те, кто ВЫДЕЛЯЮТ ГРАНТЫ, то бишь, задают направления современной науке… Вот им переворот одного из объектов Солнечной системы почему-то не показался интересным…

3.2. «Убитое» образование в Европе и в США. Это ровно такие же вложения в будущее территории, как и промышленность. Конечно, можно считать, что всё оно рухнуло само собой. И так же само собой выросло качество образования в ЮВА. Но факт показывает потенциальный «слив» территории. Чем именно обусловлен «слив» - факт не объясняет.

3.3. Наблюдаемое последние годы ускорение смещения магнитного полюса Земли.

3.4. Строительство в Китае городов-призраков. Более 20 городов стоят пустыми (в горах). Официального объяснения строительству нет.

3.5. Прекращение производства ядерного оружия США (с 93 года). Уничтожать территорию потенциального противника они больше не планируют. Только захватывать.

3.6. Прекращение в США космической программы. Это сворачивание целой отрасли, потеря лидерства и рабочих мест. Но мера вынужденная – инвестиции уже не успеют окупиться.

3.7. Знаю, скажут, что США никуда не летали, и это Голливуд. В некоторых «полётах» – да. Но далеко не во всех. Кстати, сам Голливуд. Цензура там похлеще чем на Мосфильме в сталинские годы. Снять фильм о добрых русских – (или арабах) – невозможно, сколько не плати. К белому полицейскому в обязательном порядке прилагается чёрный. Сейчас уже и пидоры присутствуют в каждом «нормальном» кино. Всё определяется политикой. При этом, мы наблюдаем целую серию добротно отснятых фильмов-катастроф на тему апокалиптической сейсмики. По мнению автора это своего рода обучение, инструкция населению, как себя вести. Тоже относится к фильмам о зомби. При чём тут зомби? При мощных извержениях выделяются определённые химические вещества. По свидетельствам средневековой Европы, с ума сходили целые города – помешательство (безумие толпы) вообще штука «заразная».

Лечить несчастных (их будет много) никто не собирается – их будут отстреливать. Вот трейлер одного из фильмов, который вышел за определённую грань.

Как следствие, режиссёра вместе с семьёй убили. Фильм вы уже не посмотрите. (Подробнее «Голливудская тема» была в 7 лепестке. Но суть здесь изложена).

3.8. Прекращение строительства атомных электростанций в США и Европе. Упущенно мировое лидерство (оно там было бесспорным), обрушена отрасль, бывшая локомотивом экономики, потеряны сотни тысяч рабочих мест (в том числе и у смежников). Официальная причина «зелёные сопли». Слишком большой срок окупаемости, слишком большие риски во время Катастрофы.

3.9. Странный перекос в энергетике Запада. ОЧЕНЬ странный. В совокупности тянет более, чем на триллион долларов «убытка». (Автор не путает это число с миллиардом). О чём речь?

О так называемой «зелёной энергетике».

Да, я в курсе, борьба за природу, все дела. Риски Чернобыля, Фукусимы, грязь угольных электростанций… На разработке сланцевых углеводородов это расскажите. Или заказчикам тех же Карпатских лесов – что давят свидомых насчёт моратория на кругляк. Запад в первую очередь считает деньги. Всегда. Стиль жизни такой. Но ещё раньше он отслеживает саму возможность эти деньги считать – и печатать. А для этого нужна ВЛАСТЬ.

При чём тут зелёная энергетика?

Так она убыточна. Со всех точек зрения – убыточна. Что в долларовом эквиваленте, что в энергетическом (кроме крайних вариантов Сахары, которые тему никак не выправляют). И даже в ЭКОЛОГИЧЕСКОМ. Но все минусы ловко маскируются. Убытки долларовые покрывает государство - через субсидии. Мол, надо охранять экологию. Звучит неплохо. Но исполняется, мягко говоря, непоследовательно. Добыча редкоземельных элементов в Китае гробит эту экологию на раз. Всю эту «экономию» вреда природе выворачивает наизнанку. А без редкоземельных солнечные батареи не склепать. Может, дело в том, что проблемы Китая – это проблемы Китая? Может быть. Но как тогда быть со сланцевой программой? Эта мерзость в США практически без ограничений. И тут же начинают «охранять экологию» на солнечных электростанциях. Это как прокажённому, у которого отваливаются куски тела, носик припудрить.

Убытки энергетические. Если пересчитать ВЕСЬ цикл – от добычи руды до утилизации отработавших батарей – никакой экономии нет ВООБЩЕ. Я имею ввиду именно экономию энергии. И оно бы нормально для экспериментального производства – типа, учимся. Но оно ни хрена не экспериментальное. Только по США и только по солнечным – за сотню миллиардов долларов. Громадные станции. Громадные объёмы. Это не обучение. Это ЭНЕРГЕТИКА. По какой причине страна, остановившая строительство новых АЭС (а это ОЧЕНЬ рентабельно) может переключиться на ветряки и солнечные батареи?

Об этом также подробно писал (10 и 11 «рюмка»)

Всему этому должна быть какая-то другая причина, другое объяснение. И оно существует.

Эти электростанции довольно устойчивы к сейсмике и прочим катаклизмам. И неприхотливы в обслуживании. Пепел с панелей смёл – и возобновляй. А ветряки, кстати, заливают в бетонные основания с чудовищным, просто нереальным запасом прочности. Конечно, часть из них всё равно будет разрушена. Но что-то останется. А вот плотины гидростанций – прорвёт к чёртовой матери. АЭС будут заглушены накануне. Они потому и не строятся больше ни в Европе, ни в США – в наиболее угрожаемых зонах. Угольные станции столкнуться с проблемами подвоза угля – от железных дорог ничего не останется. Вспомните, как рвут шоссе даже небольшие трещины-разломы. В общем, «зелёная» энергетика – это электроэнергия ПОСЛЕ. Сегодня их энергия дороговата. А вот ПОСЛЕ – она вообще не будет иметь цены. Это будет ЖИЗНЬ и ПОРЯДОК.

А ВЕТРА будут. И солнце также выглянет довольно скоро. Пепел, сколько бы его не взлетело, не висит в воздухе более двух лет.

3.10. Откровенное сворачивание инфраструктуры США – особенно в районе Великих озёр (так называемый Ржавый пояс). 19 городов, самый известный Детройт. Закрыли – (и для верности снесли) даже свой единственный танковый завод. «Абрамсы» клепать больше не на чем – можно только ремонтировать. Всё было подробнейшим образом рассмотрено в прошлых статьях (8-й камушек).

3.11. Столь же откровенная «прокачка» Китая. Страна разом получила кредиты, технологии, оборудование, специалистов, заказы на товары – США сделали всё, чтобы поднять своего главного конкурента.

3.12. Строительство громадного убежища в Денвере.

- да успокойтесь вы, американскому обывателю ничего не угрожает. Ситуация под полным контролем. Войны не будет, война с нами (США) невозможна. У нас самая сильная армия.

- Так зачем тогда убежища?

- Да нет никаких убежищ. Это просто аэропорт. Ну, потратились маленько лишку. Площади соседние чутка захватили. Грунт вывозили несколько лет, увлеклись…

- Пустите туда прессу.

- Объект засекречен.

- Рассекретьте, раз нет угроз.

- Да это смешно. Это вам всё кажется. Работайте спокойно.

- Дайте посмотреть на Денвер – потом вместе поржём.

Готовится не только Денвер. Информацией об убежищах для власть имущих переполнен интернет.

3.13. Сворачивание в США социальных программ. Колоссальная «прокачка» полиции. Специальная её подготовка для стрельбы по мирным жителям. Заготовка гробов – и строительство концентрационных лагерей. Страна готовится к нешуточным беспорядкам. Они ЗНАЮТ, что беспорядки будут. Несчастный офицер, весной прошлого года застрелившийся на пирсе в Нью-Йорке, прямо и подробно рассказал в предсмертной записке, какой хаос готовится в США. Версия о том, что он застрелился «за деньги» неубедительна. Ссылки привести не могу – в прошлогодних статьях на этот факт их было несколько, но нынче вся информация удалена.

3.14. Сам факт финансовых пузырей и финансового кризиса. Раньше (когда была реальная борьба с Красной империей) – Запад ничего подобного «не надувал». Не позволял себе так рисковать даже в годы жёсткого противостояния. В 90-е – когда, казалось бы, все карты легли в руки – и воевать-то уже не с кем – как с цепи сорвались. Зачем жарить курицу, несущую золотые яйца? И не нужно рассказывать про их некомпетентность (или глупость). Эти люди СОЗДАЛИ финансовую систему. Если они решили таким образом её ВЫПОТРОШИТЬ – то это признак того, что курице так или иначе предстоит скоро издохнуть.

3.15. Вывоз золота из форт Нокса (США). Или кто-то всерьёз считает, что оно всё ещё там? Просто его даже немцам не показывают)))). Их собственное, немецкое золото. Несмотря на международный скандал. Даже издали, даже в виде вольфрамовых слитков)))). Разумеется, его там нет. Нет не только заявленного количества (запас США) – нет даже того относительного «мизера», что хранит там Германия. Этот вывод прекрасно коррелирует с появлением «неучтёнки» на мировых рынках. Сюда же можно отнести распечатывание стратегических запасов нефти. Их имеет смысл оставлять только в Калифорнии.

3.16. Сланцевый пузырь в США. Так не обращаются с территорией, на которой планируют жить. Убита ПИТЕВАЯ ВОДА.

3.17. Психологический слив Европы и накачка её мигрантами. То же относится и к США. Эти территории больше никого не интересуют. Сейчас создают условия для отъезда оттуда нормальных, адекватных людей – в первую очередь специалистов. Заодно на мёртвые территории завозят наиболее активную, боевую часть «игиловцев» (запрещена в РФ). Придёт время, и воевать за Ближний восток с пиндосскими «освободителями» и «айболитами» (а они придут с вакциной от Эболы, которая тоже объявится) будет уже некому. И никакого правового поля – там теперь банды, террористы, против регулярной армии им не выстоять. Оккупируй, право на твоей стороне. Примерно тоже ожидает Украину.

3.18. Но откуда США взять в раскладе Катастрофы армию?

Так без проблем. Даже ПОСЛЕ развала Советского Союза военные расходы они только увеличивали. ЗАЧЕМ им сотни баз по всему миру? ЗАЧЕМ такой флот? Это не просто дорого. Это ЧУДОВИЩНО дорого. Это неэффективно. Все их авианосцы чохом не смогли сломать даже Иран – во время противостояния в Персидском заливе. Ни о какой войне с более серьёзной армией не может идти и речи. Их размотает береговая оборона, авиация с обычных аэродромов, ракетные установки. Это понятно ВСЕМ, и всегда было понятно. С авианосцев взлетать очень дорого, рискованно, несколько кораблей сами сгорели – без всякой помощи противника. Последовательный взлёт истребителей (а по другому никак) – это грустная песня. Но – ТОЛЬКО СЕГОДНЯ. В мирное время. ПОСЛЕ Катастрофы уцелевший флот (а он будет отведён в безопасные места) – становится кошмарной силой. Это козырный туз, позволяющий занять практически любую уцелевшую территорию. Базы и флот дают мобильность ПОСЛЕ.

Кстати, наиболее защищённая во всём мире военно-морская база – это Крым.

Отсюда и рубилово.

3.19. - Но тогда к военному флоту должны прилагаться и пассажирские корабли, нет? Если планируется такая движуха, то элита как бы тоже должна присутствовать. …

Именно так. И мы наблюдаем странное, последовательное, очень мощное строительство кораблей гигантов. Их много, их спускают на воду год за годом. Причём перевозки на них даже теоретически не имеют шансов окупиться. Слишком долго, и слишком дорого. («Эксклюзивные» круизы не в счёт. Это не бизнес. Речь идёт о регулярных перевозках). Всё это строится не из-за денег. Но тогда из-за чего? круизный лайнер. Один из МНОГИХ кораблей.

Нет, если в воздухе будет висеть пепел (а он будет там висеть), то всё понятно… Самолётами не полетаешь. Кстати, переждать цунами в море – неплохая идея. В «глазу урагана» запредельных волн не ожидается.

3.20. Развал всех «имперских» государств на Ближнем Востоке и в Африке (там была только ЮАР). Напомню, в ЮАР белые потомки голландцев, а не англичан. Всё, что может служить точкой будущей сборки (а в грядущем хаосе региональные центры силы станут очень даже значительными) – всё это должно быть разрушено, и разрушено заранее. Иначе политику США объяснить очень сложно. Они и так контролировали практически весь мир. И так качали всю нефть, назначали правителей. Впрочем, подробно освещал этот ракурс ещё год назад. Ничего в сценарии не изменилось. Да, Ближний Восток в грядущей схватке за мировое господство – архиценная территория. Там и горы, и нефть. Не думаю, что арабы в самом деле считали, что им отдадут богатства этой земли только потому, что они над ними родились. Без армии независимость никогда не существовала. Им дали поиграться в шейхов – с условием держать счета на Западе и туда же вкладываться, использовали в нефтяной и дипломатической войне с Красной Империей, дали отстроить в пустыне качественную инфраструктуру (она будет очень нужна) – а вот кто в этих дворцах реально будет жить… Это вопрос отдельный.

3.21. По бетону США отстаёт от Китая в 40 раз. Именно это показатель РЕАЛЬНОГО развития территории. Вклад в перспективу.

3.22. Удивительная страна Швейцария. Почитайте про её армию. Про укрепления. Про подготовку населения. Про технику – когда в Европе воцарится хаос – там не будет банд. И готовятся банкиры к этому хаосу заранее, готовятся уже лет эдак двадцать пять… Страна, которая не воевала 600 лет, и готова в своих Альпах защищаться. Без ядерного оружия её не взять. А с ядерным – нападение не имеет смысла…

3.23. Зачистка Прибалтики и Украины. Никто не собирается воевать оттуда с Россией – это полное безумие (под прицелом Крыма и Калининграда). Именно поэтому туземцам не дают современного оружия (как раньше не давали индейцам). Наоборот, постепенно перемалывают остатки их боевых частей. Туда же – двойной дефолт Аргентины и скупка её земель. Всё это территории потенциальных беженцев.

3.24. Фальшстарт с вирусом Эбола в Африке. (И целая сеть биолабораторий на Украине и в Грузии). Красивая идея пиндосов прийти на эти территории «с лекарством»… Процесс едва не пошёл ещё в пятнадцатом, было несколько попыток его старта – но Россия вовремя обозначила противоход.

3.25. Укрепление России в Арктике.

Построено ШЕСТЬ новых баз. (Нам нечего больше строить?) Куплена бывшая база Норвегии (очень одобряю, блистательная операция). Достраивают четыре мощных ледокола. Начинают прокладку железнодорожного пути (это ДОРОГО). Примерно в 10 раз дороже, нежели на Большой земле. Даже плавучую АЭС захреначили (и тоже правильно). Зачем?

Официальная версия – «мы укрепляемся в Арктике». С этим не поспоришь. Ещё как укрепляемся. Вопрос прежний, ЗАЧЕМ? Почему так интенсивно?

Неофициальная версия (неплохая). Всё это есть охрана Северного морского пути. По нему недавно целый караван прошёл. А в мире постепенно теплеет.

В принципе, неплохо застёгнуто. Вот только ЧТО угрожает Северному морскому пути? Белые медведи? Эскимосские пираты? Чьи-то подводные лодки будут торпедировать корабли? (Тогда нужно все транспорты сопровождать, как в войну конвои). Ну, допустим.

А может, всё-таки грядёт переполюсовка?

Тогда всё правильно. Абсолютно правильно.

Волна пойдёт с юга. Нашему Северу практически ничего не угрожает, там можно строиться. Плюс ко всему ожидается ОТСТУПЛЕНИЕ воды на несколько десятков метров. По прошлому факту – примерно на 35. Поднимется изрядный кусок суши. Пообсохнет. Да, это будут мёрзлые болота. Но это нефть и газ. И владеть ими будет тот, кто вовремя поставил базы.

3.26. Хранилища судного дня, коими озаботились и в Норвегии, и в Якутии – и кое-где ещё… Да, скоро они пригодятся…

Разумеется, все три группы фактов можно продолжать и продолжать. Но – ограничусь общим числом 44. Вполне достаточно)))).

-----------------------

Ну, и наконец, почему Йеллоустоун ОБЯЗАНЫ взорвать раньше.

Зачем? Он же такой большой и страшный?

Это было подробнейшим образом разобрано в прошлых статьях. Вулкан взорвут заранее, постараются «проколоть мягко», как гнойник. Сделают извержение контролируемым, подведут его к заранее назначенной дате. И это необходимо будет сделать – иначе он взорвётся сам, и последствия будут страшнее.


Переворот планеты не может состояться без сейсмической активности. Она будет чудовищной. В прошлые разы формировались, в том числе, и горные системы. Да, да, было… К примеру, в Южной Америке. А вы думали, как горы растут? И связано это вовсе не с какими-то карманами накопившейся лавы (хотя это тоже имеет значение). Просто – земля не шар, а геоид. Думаю, читатель прекрасно осведомлён о том, что она сплюснута с полюсов. Расстояние между центром планеты и полюсом на 21 километр меньше, нежели между центром планеты и экватором. Из этого следует простой вывод – смещение полюса градусов на 25 изменит это расстояние примерно на четверть. Это чудовищно грубый прикид, но вполне достаточно для понимания. При движении «от полюса» мы будем удаляться от центра планеты на дополнительные 5 км – районы, приближающиеся к нему, напротив, «приспустятся».


Один из примеров прошлого резкого подъёма. Морской порт на высоте 3800 метров. Озеро Титикака. (Это не по фраза по русски, это язык индейцев кечуа)))).

Смещение отнюдь не означает, что мы вдруг окажемся в горной системе. Процесс трансформации пластичного – и очень плотного земного ядра – это процесс трансформации очень вязкой капли ртути. (Условно, конечно, это иллюстрация). Литосфера – всего лишь яичная скорлупа на полужидком ядре. Провалиться в него она не может, как не способна папиросная бумага провалиться внутрь пластилина. Плотность не та. А вот изменить форму – сообразно новой «внутрянке» - литосфере придётся.

Как неизбежное следствие, сейсмика прокатится по всей планете. «Сдетонируют» те вулканы, которые к этому способны. Их не так уж много, и совокупного вреда – относительно самой переполюсовки – они принесут не так уж много. Исключение составляют так называемые супервулканы (и кое-что под водой). Если давно «набрякший», давно готовый к взрыву Йеллоустоун реально «сдетонирует» (что в этих условиях почти неизбежно), то одного этого факта будет достаточно, чтобы температура на всей планете снизилась на 5-15 градусов. Ровно в ту же сторону отработает и сам «Кувырок». На побережья планеты опять хлестнут метаногидраты. Это РЕЗКОЕ снижение планетарной температуры. При наложении два в одном… Мы, как цивилизация, сильно рискуем.

Именно ЭТО основная причина закладок под Жёлтый камень ядерных зарядов… Кризисы ФРС и прочие наносные вещи только пристёжка к проблемам планетарного масштаба, которые всё равно придётся решать.


Цитата Ванги об Атлантиде отсюда:

«Об Атлантиде Платон верно говаривал. Остров действительно был красоты неимоверной. Высоковерхние подоблачные горы красно-розовыми, черными и белыми куполами подпирали небо. А у подножия ярко-зеленые и ярко-рыжие зубчатые леса. Но не дремучие, а легкие и светлые. И жило в них зверей и птиц великое множество. Ниспадавшие с горных вершин потоки воды, златоструйной и звонкой, живительной и чудодейственной, устремлялись в распадки и долины. И каждая долина, и всякий малый распадок благоухали пышно-цветными и плодоносными садами. Окрест простирались обширные поля, с которых дважды в год собирали обильные урожаи, сверкающие всеми красками радуги. В центре острова, окаймленный тремя серебряно-синими кольцами каналов, возвышался храм, возведенный из красных, черных и белых каменных плит. Из таких же каменных плит, но малых размеров — строились на острове города. Остров этот лежал в Атлантике. И от него до каждого края земли было едино. И ходили атланты на своих лодках-ладьях и к побережью Америки, и по ту сторону Геракловых столбов — к берегам Европы и Африки. Процветала страна атлантов, пока в один день и одну бедственную ночь не канула в пучину морских вод. А погубили ее звезды Скорпионовы. Да Уран с Нептуном. И было это ровно одиннадцать тысяч лет и два века назад.»

Попробуем разобраться.

Остров, который находится далеко от безопасных районов возле осей перемещения полюсов в открытом океане, будет с очень большой вероятностью затоплен и уничтожен приливной инерционной волной, вызванной сменой полюсов.

Обратим ещё раз внимание слова Ванги: «И было это ровно одиннадцать тысяч лет и два века назад.» Слова сказаны Вангой в 1996 году. Посчитаем, попадает ли на это время смена полюсов по нашей версии. Ответ — попадает, да ещё и с поразительной точностью. 591,5 лет — предположительное в рамках нашей версии время между двумя сменами полюсов.

19*591,5 = 11238,5 лет. Поскольку дата предполагаемой следующей смены полюсов — 2035 год, а дата высказывания Ванги про 11 тысяч лет и два века — 1996 год, считаем разницу между 2035 и 1996 годом и получаем 2035-1996=39 лет. 11238,5-39=11199,5 лет.

То есть, Атлантида по словам Ванги, возможно, ушла под воду в результате очередной девятнадцатой по счёту, если считать в прошлое от нашего времени, смены полюсов 11200 лет назад, если смотреть из 1996 года, а 11200 лет — это «ровно 11 тысяч лет и два века». Точность попадания в пол-года в точку на отрезке длиной в 591,5 года на расстоянии в 11200 лет — 0.084% — просто фантастическая.

Теперь посмотрим на причины гибели Атлантиды, про которые упоминает Ванга.

Цитата Ванги:

«Процветала страна атлантов, пока в один день и одну бедственную ночь не канула в пучину морских вод. А погубили ее звезды Скорпионовы. Да Уран с Нептуном.«.

Ванга явно имеет ввиду, что событие, в результате которого Атлантида погрузилась в пучину вод произошло в течение максимум суток («пока в один день и одну бедственную ночь не канула в пучину морских вод»), что опять таки прекрасно вписывается в нашу версию о коротком времени,
насрано 14040 раз:
[0][1][2][3][4][5][6][7][8][9][10][11][12][13][14][15][16][17][18][19][20][21][22][23][24][25][26][27][28][29][30][31][32][33][34][35][36][37][38][39][40][41][42][43][44][45][46][47][48][49][50][51][52][53][54][55][56][57][58][59][60][61][62][63][64][65][66][67][68][69][70][71][72][73][74][75][76][77][78][79][80][81][82][83][84][85][86][87][88][89][90][91][92][93][94][95][96][97][98][99][100][101][102][103][104][105][106][107][108][109][110][111][112][113][114][115][116][117][118][119][120][121][122][123][124][125][126][127][128][129][130][131][132][133][134][135][136][137][138][139][140][141][142][143][144][145][146][147][148][149][150][151][152][153][154][155][156][157][158][159][160][161][162][163][164][165][166][167][168][169][170][171][172][173][174][175][176][177][178][179][180][181][182][183][184][185][186][187][188][189][190][191][192][193][194][195][196][197][198][199][200][201][202][203][204][205][206][207][208][209][210][211][212][213][214][215][216][217][218][219][220][221][222][223][224][225][226][227][228][229][230][231][232][233][234][235][236][237][238][239][240][241][242][243][244][245][246][247][248][249][250][251][252][253][254][255][256][257][258][259][260][261][262][263][264][265][266][267][268][269][270][271][272][273][274][275][276][277][278][279][280][281][282][283][284][285][286][287][288][289][290][291][292][293][294][295][296][297][298][299][300][301][302][303][304][305][306][307][308][309][310][311][312][313][314][315][316][317][318][319][320][321][322][323][324][325][326][327][328][329][330][331][332][333][334][335][336][337][338][339][340][341][342][343][344][345][346][347][348][349][350][351][352][353][354][355][356][357][358][359][360][361][362][363][364][365][366][367][368][369][370][371][372][373][374][375][376][377][378][379][380][381][382][383][384][385][386][387][388][389][390][391][392][393][394][395][396][397][398][399][400][401][402][403][404][405][406][407][408][409][410][411][412][413][414][415][416][417][418][419][420][421][422][423][424][425][426][427][428][429][430][431][432][433][434][435][436][437][438][439][440][441][442][443][444][445][446][447][448][449][450][451][452][453][454][455][456][457][458][459][460][461][462][463][464][465][466][467][468][469][470][471][472][473][474][475][476][477][478][479][480][481][482][483][484][485][486][487][488][489][490][491][492][493][494][495][496][497][498][499][500][501][502][503][504][505][506][507][508][509][510][511][512][513][514][515][516][517][518][519][520][521][522][523][524][525][526][527][528][529][530][531][532][533][534][535][536][537][538][539][540][541][542][543][544][545][546][547][548][549][550][551][552][553][554][555][556][557][558][559][560]

приколов.нет Байанометр СКОТОБАЗА АТАТАТ yaplakal.com
© СВАЛКА, 2003–2020. Авторы двиШка: megath[aka duro], skupr, спасибо MakZ'у за пинки ;), Methos'у за скин sandbox, Татьяне за синий скин, Сверстайго Сайтег за вебдванолизацию синего скина.
Также огромное спасибо всем, кто сюда что-то когда-то постил, и тем, кто постил тем, кто постил, а также - авторам )))